16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
13 Августа 2013 года
305 просмотров

Чертова дюжина

Когда тринадцать депутатов городской думы Нижнего Новгорода
устроили пресс-конференцию и рассказали, что планируют в текущем августе
созвать внеочередное заседание нижегородского парламента и вернуться к вопросу о парке
Кулибина, это вызвало достаточно вялую реакцию общества. По крайней мере,
сенсации не произошло. Отчего же?

Казалось бы, тем, кто упрекает — и далеко не без оснований —
депутатов нижегородской городской думы в том, что те слишком уж тесно и
единодушно сплотились вокруг своего председателя Олега Валентиновича Сорокина и
— чего уж греха таить! — обнаруживают слишком уж сильную зависимость от
последнего, следует сейчас радоваться, бросать в воздух чепчики и пить не
чокаясь за здравие чего-то новенького, что наметилось в городском парламенте.

Еще бы: ведь в городской думе обнаружилась вроде бы хоть
какая-то более или менее многочисленная оппозиция, хоть какая-то фронда, а если
и не фронда — то некое подобие самостоятельной, отличной от точки зрения главы
города позиции — и при этом подобие коллективное: тринадцать же, не два-три.

Однако отчего-то не верится, что массовая оппозиция в городской
думе на данном этапе возможна.

Это подобие демарша «тринадцати смелых», во-первых и
в-главных, выглядит уж слишком «в сиюминутном тренде». Голос этих тринадцати
раздался аккурат тогда, когда у Олега Сорокина наметились некие трещинки в его
железобетонной позиции на нижегородском Олимпе.

Здесь не только новые откровения депутата Государственной Думы
Дмитрия Гудкова, но и, скажем, заявление столь важной персоны, как заместитель
фракции партии «Единая Россия» в российском парламенте, Сергея Неверова, о том,
что да, мол, надо разобраться — Булавинова-то тот же Неверов почти сразу
прикрыл от компрометирующего наезда в начале нынешнего года, а вот Сорокина
прикрывать не стал, скорее напротив… Не стоит также забывать, что и прокуратура
вроде бы проявляет интерес к положению нижегородского главы города.

А тут еще (и полилось масло в огонь!) арестованный
предприниматель Мансур Садеков написал письмо не кому-нибудь, а самому
президенту России. И в этом письме Садеков, между прочим, говорит, что пытался
совершить коммерческий подкуп в интересах… Олега Сорокина.

Мансур Садеков, владелец сети автозаправочных станций «Волга
Петролеум», брат расстрелянного неизвестными из автоматов в 1997-м году
Абдулхамита Садекова, обвинен в покушении на коммерческий подкуп. По версии
следствия (дело ведет столичное ГСУ СКР), бизнесмен пытался передать 30 млн
руб. представителям руководства московского ЗАО «Вектрон». Садеков не отрицает,
что через банковскую ячейку пытался передать директору «Вектрона» 30 млн руб.
наличными, проводил переговоры с московской фирмой, а также пытался передать
отступные по просьбе главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина, чтобы москвичи не
создавали проблем фирме, аффилированной с чиновником.

Письмо, написанное президенту, может, конечно, остаться
незамеченным. А может и не остаться.

Как в таком случае следует поступать людям, которые хотят
политически выжить сами, не оказавшись слишком уж зарифмованными с человеком,
вокруг которого, как грибы после летнего дождичка, начинают вдруг вырастать
коррупционные скандалы? И порой кажется, что не летним дождичком уже запахло, а
настоящей грозой, которая вот-вот может разразиться — и молнии начнут садить в
землю с лютой силой и скоростью?

Возможно, таким людям следует вовремя отодвинуться от
человека, к которому в свое время они так счастливо и с пользой для себя
прислонились.

Возможно, им следует, например, созвать пресс-конференцию, на
которой дать сигнал обществу, а прежде всего — всем заинтересованным службам и
структурам этого общества — через прессу, — что они — сами по себе. И что вот у
них уже есть собственная, вполне себе самостоятельная и независимая от всяких
там мэров позиция.

Возможно, так они и поступили.

Основным мотивом деятельности любого выборного лица — если оно
действительно выборное — в циничной — то есть, в реальной — политике являются
соображения такого порядка: удастся ли быть избранным вновь? Если при этом
выборное лицо опирается исключительно на избирателей, слушает их и поступает в
зависимости от того, что услышит, — ему, конечно, проще. А если ты избираешься
по сложной схеме списков, которые кто-то составляет, кто-то продвигает, кто-то
утверждает — тут, конечно, сложнее — и приходится держать ухо востро.

Торопиться не следует. Олег Сорокин хранит видимую
невозмутимость, лишь иногда у него сдают нервы и он бросается в атаку на своих
обвинителей. И хотя нервы пусть иной раз и сдают, однако своих позиций Сорокин
по-прежнему не уступает. Сорокин многое повидал на своем веку, над ним уже бушевали
грозы — может быть, ему удастся пройти сквозь очередную из них и в этот раз.

Как в таком случае следует поступать умным людям? Возможно,
отодвинуться и следует, но — не слишком далеко. То есть, на другую скамейку не
пересаживаться. И вообще чутко следить за ситуацией, чтобы эта скамейка не
превратилась вдруг в скамейку штрафников, а то и хуже — в скамью подсудимых.

А когда председатель вернется, не отвлекаемый более ни
депутатами Государственной Думы с их разоблачениями, ни арестантами «Матросской
тишины» с их письмами, ни ретивыми следователями, к своему нормальному режиму
работы, можно будет сказать, ничтоже сумняшеся: «Ах, черт попутал нашу
дюжину!» И он поймет — и оценит. Может быть — материально.

Так что инициатива тринадцати не выглядит такой уж непреклонной.
Честно говоря, она и опасной также не выглядит: ведь для того, чтобы было
принято какое-то решение в нижегородской думе, нужны голоса … четырнадцати
депутатов. То есть, ровно одного не хватает. И все висит на волоске: найдется
такой четырнадцатый — и мнение против мнения сорокинского может и пройти. Не
найдется — и взятки гладки: подумаешь, попугали ежа голым телом… Сигнал
все-таки подан — но ситуация, как видите, неопределенная, пограничная, можно
даже сказать — выжидательная.

Так вот и получается, что новый па-де-де городской думы —
совсем еще недавно поддерживавшей своего главу безоговорочно — пока не вызывает
особенных всплесков энтузиазма, никто не поздравляет друг друга со свежим
политическим ветерком и чепчиков вверх не бросает. Я бы и сам не бросил, даже
если бы тот у меня был.

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.