16+
Аналитика
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
24 Июля 2013 года
192 просмотра

Чиновники страшнее террористов

Похоже, что представления об угрозах, актуальных для страны,
начинают приобретать в общественном сознании новые очертания. В 2008 году общество считало наиболее реальными угрозами
экологические катастрофы – 48% опрошенных, террористические акты в отношении
стратегически важных объектов – 43%, исчерпание запасов нефти, газа и других
полезных ископаемых – 40%, упадок культуры, науки и образования – 36%, резкое
снижение уровня жизни вплоть до голода значительной части населения – 31%,
вымирание российского населения из-за низкой рождаемости – 31%, массовые
эпидемии – 29%, распад России на несколько самостоятельных государств –
24%, военные конфликты с ближайшими соседями – 21%.

Согласно новому
опросу ВЦИОМ, сегодня картина угроз иная: упадок культуры, науки и образования
– 33%, террористические акты в отношении стратегически важных объектов – 28%,
экологическая катастрофа – 28%, исчерпание запасов нефти, газа и других
природных ископаемых – 25%, раскол внутри нынешней правящей верхушки и
ожесточенная «драка за власть» – 24%, вымирание российского населения из-за
низкой рождаемости – 23%, резкое снижение уровня жизни вплоть до голода
значительной части населения – 22%.

В данном случае перечисляются только те
угрозы, которые сочли «вполне реальными» более 20% населения. В 2008 году
респонденты насчитывали девять подобных угроз, сегодня – семь. При этом из
девяти названных тогда три угрозы рассматривались, как реальные более чем 40%
опрошенных, три – от 30% до 40% и три – более 20%. Сегодня из семи лишь одна
угроза набирает более 30% и пять – от 20% до 30%. То есть, общая актуализация
опасностей в общественном сознании снизилась, но переконфигурировалась.

Первая тройка угроз 2008 года –
экологическая катастрофа, террористические акты, исчерпание запасов нефти, газа
и других полезных ископаемых – упала в своем значении, сегодня она выглядит в
целом в полтора-два раза менее реальной. Вместо нее на первое место вышла
опасность разрушения образования и науки. Формально она тоже несколько снизила
актуальность – с 36% до 33%, но при этом, с одной стороны, эта угроза стала
лидирующей, с другой – в сумме ответов «вполне реально» плюс «вполне возможно»
она подросла с 66% до 68%.

Заметно снизились опасения таких угроз,
как вымирание населения из-за низкой рождаемости, резкое падение уровня жизни
(с 31% до 22-23%), ушла из числа ведущих угроза массовых эпидемий, зато в число
актуальных угроз и не на последнее место попала опасность раскола элиты и «драки
за власть» в верхах. В 2008 году среди реальных ее называли 16% граждан, в 2012
году – 17%, а сегодня их стало в полтора раза больше – 24% опрошенных.

Создается впечатление, что если пять
лет назад основные угрозы люди видели в не зависящих ни от них самих, ни от
страны в целом обстоятельствах, то сегодня на их место приходят угрозы
внутреннего порядка. Это опасности, исходящие от власти и элиты страны. В 2008
году одной из главных угроз виделся терроризм, а теперь – упадок образования и
науки. То есть, получается, что сегодня люди видят в чиновниках Министерства
образования и науки большую угрозу, чем в террористах.

Ряд комментаторов уже обратили внимание
на то, что они определили как «угрозу неконтролируемой миграции», которую
признают реальной опасностью 35% опрошенных граждан. Однако есть несколько
аспектов, затрудняющих оценку данного показателя в рамках предлагаемого
анализа. Во-первых, дословно в опросе значится не «угроза миграции», а «заселение
России представителями иных национальностей (китайцами, вьетнамцами и др.)».
Между тем, обычно под миграцией в обиходе понимается все же несколько иное
явление. Во-вторых, цифры по этому показателю за принимаемый для сравнения 2008
год вообще отсутствуют, то есть изменения за пять лет проследить не удается.

Если говорить о менее
актуализированных, но меняющих свое значение для общества угрозах, то по
сравнению с 2008 годом люди стали меньше опасаться распада России (9% вместо
21%), «цветной революции» (10% вместо 15%), переворота с участием западных
спецслужб (10% вместо 14%) и войны с ближайшими соседями (10% вместо 21%). При
этом более 40% опрошенных (в сумме ответов «вполне вероятно» и «возможно»)
опасаются гражданской войны и почти столько же – войны со странами Запада или
Юга и Юго-Востока.

Это может показаться невероятным, но
практически половина населения нашей страны живет в ожидании войны. Причем, в
ожидании именно гражданской войны. На фоне опасений раскола элиты и восприятия
ее как одного из главных источников угроз это уже не общее и естественное
желание жить спокойно, а устойчивое представление о надвигающейся опасности и оценка
состояния и дееспособности власти. Это впечатление может быть истинным или
ложным, но оно создается. И на фоне этого 34% опрошенных (в сумме ответов «реально»
и «возможно») опасаются утраты государственного суверенитета России и введения «внешнего»
управления со стороны США и стран Запада. То есть, треть населения России
допускают вероятность такой угрозы.

Конечно, некоторую юмористичность
ситуации придает возрастание такого показателя, как опасения угрозы из космоса:
в 2008 году сумма ответов на этот вопрос («реально» и «возможно») составляла
52%, а сегодня она достигла 59%. Причем, выросли обе составляющие. То, что
такая угроза представляется все более реальной, с одной стороны, означает, что
общественное сознание доведено до определенного навязчиво-фобийного
состояния, заставляющего его опасаться всего на свете. С другой – что
окружающий мир начинает представляться враждебным: если полвека назад космос
казался пространством торжества человеческой цивилизации, то сегодня он
выглядит потенциальным источником опасности.

Впрочем, это не означает, что столь же
нереальными, как и угроза из космоса, являются действительно существующие
земные опасности, исходящие как от недееспособности
элиты, так и от внешних угроз.

Оригинал этого материала опубликован на сайте «Новая политика».

По теме
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.