16+
Аналитика
08.04.2021
Участившиеся задержания нижегородских коррупционеров – не уникальная для России ситуация.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
07.04.2021
Узбекистан – очень интересное направление внешнеэкономической деятельности нижегородских предприятий.
02.04.2021
Руководство Бора смотрит на проблему стелы как на какую-то временную, случайную.
01.04.2021
Программа развития Нижегородской агломерации презентована на самом высоком уровне
01.04.2021
Ретро-трамваи – хорошо, но гораздо важнее создать единую транспортную систему.
29.03.2021
«Единой России» необходимо приложить серьезные усилия, чтобы заинтересовать большую часть нижегородцев.
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
31 Января 2013 года
218 просмотров

Что такое «хорошо»?

Что такое
«хорошо» и что такое «плохо»? Думаю, этот
вопрос может встать в один ряд с извечными «что делать?»
и «кто виноват?» Поимка взяточника с поличным – это
хорошо или плохо? Факт взятки — это повод заявить о плохой работе
власти (дескать, проворовались) или о хорошей (мол, правда
торжествует)? Именно в ответах на эти вопросы проходит тот самый
водораздел, где кончается объективность и начинается предвзятость.

Вроде бы
все очевидно: поймали на взятке чиновника — значит власть плохая! А
если бы взяточника не поймали, власть была бы хорошей? На
мой взгляд, если государство прикрывает взяточника, оставляя
его на свободе, — грош цена такому государству. Вот тогда власть
действительно плохая! Получается, что трактуя факт взятки как
показатель ущербности власти, мы загоняем сами себя в логическую
ловушку. А чиновникам в ответ остается развести руками и
процитировать знаменитый афоризм Юрия Лужкова: «И в шапке
дурак, и без шапки — дурак!»

Государство
должно иметь механизмы самоочищения, которые реализуют
правоохранительные органы. Или, скажем так, должны реализовывать. И,
если в XVII веке за неисполнение договора
или подкуп должностного лица вполне могли залить расплавленный свинец
в глотку, то сегодня иногда умудряются изыскать возможность мирно
«порешать» проблему.

Можно до
хрипоты спорить, плохие или хорошие у нас чиновники, а также
сотрудники правоохранительных органов, и так и не придти ни к чему.
Потому что не должность делает конкретного человека плохим или
хорошим и даже не система (помните знаменитую фразу времен
перестройки: «Во всем виноват аппарат!»), а собственные
морально-нравственные качества личности, которые либо есть, либо их
нет. Практика показывает, что «в семье не без урода», а
«паршивые овцы» найдутся всегда и везде. Но стоит ли
из-за них мазать черной краской всех без разбора?

Здесь мне
интересными показались цифры. По статистике, недавно обнародованной
ГУВД, на 385 тысяч государственных и муниципальных служащих в
Нижегородской области сегодня приходится 56 дел в судах. Выходит, что
на 56 явных «плохо» приходится 384 944 «хорошо».
Ну, или, по крайней мере, «удовлетворительно». Очевидно,
что на такую армию чиновников 56 – это немного. Но, проводя
подобные подсчеты, нельзя забывать и о том, что «ложка дегтя
портит бочку меда». Другими словами, даже одно громкое
коррупционное уголовное дело сразу бросает тень на всех госслужащих.
Из-за этого и начинаются разговоры на кухнях о касте неприкасаемых, о
чиновничьем произволе и т.д. и т.п.

Упрямые
факты говорят о том, что сфера государственного управления не
является самой коррупционноемкой. По данным недавнего опроса,
проведенного ТПП Нижегородской области, лидируют по злоупотреблениям
правоохранительные органы (об этом заявили 57,8% респондентов), затем
следуют здравоохранение (55,9%), образование (39,6%), ЖКХ (37,6%),
суды (22,6%). Госорганы находятся в самом конце списка: госпожнадзор
(12,5%), санэпиднадзор (12,5%), исполнительная власть (12,4%).

Конечно,
если априори считать, что все чиновники воры, и просто большую их
часть еще не поймали с поличным, то тогда и разговоры о путях
преодоления коррупции теряют всякий смысл. У тех, кто так думает,
руки чешутся выжечь проблему каленым железом. В свое время Гитлер
пытался очистить арийскую расу, физически уничтожая сумасшедших и
душевнобольных. Однако скоро их число достигало прежних значений. С
коррупционерами та же история. Их просто не может не быть. Даже в
Китае, где за это пускают пулю в затылок, продолжают воровать.

Коррупцию
нельзя победить, но можно снизить ее показатель до минимума. По
крайней мере, в странах северной Европы это сделать удалось. Рецепт
оказался прост – ужесточение антикоррупционного
законодательства плюс максимальная прозрачность деятельности
госслужащих. В России в этом направлении в последнее время тоже
делаются определенные шаги. Штрафы за взятки выросли до небес, а
громкие дела следуют одно за другим. И это очень хорошо! Вороватый
чиновник теперь десять раз подумает, прежде чем «взять на
лапу». И от этого выигрывают все, кроме взяточника.

Нижегородская
область вполне заметно продвинулась в плане транспарентности. К
примеру, Инвестсовет при губернаторе у нас работает в режиме
открытого обсуждения, а в некоторых ведомствах в кабинетах
сотрудников даже ставят видеокамеры.

Пожалуй,
самым ярким подтверждением эффективности работы областного
Инвестсовета стало плохо скрываемое недовольство руководителей ряда
городов и районов. У некоторых по-прежнему велик соблазн «порешать»
дела у себя в кабинете, где начальник – царь и бог. На
Инвестсовете же он поставлен в условия, когда приходится быть «слугой
народа», а не собственной алчности. Именно в таких условиях
инвесторы чувствуют себя немного комфортнее: у желающих вставить им
палки в колеса и положить документы «под сукно» в
ожидании мзды теперь куда меньше возможностей. Возможно, во многом
поэтому и объемы иностранных инвестиций в регион за восемь лет
выросли в девять раз. Просто теперь не нужно терять впустую 2-3 года,
как раньше. И коррупционную составляющую из сметы расходов потратить
можно на что-то более полезное и важное.

Я далек от
того, чтобы идеализировать ситуацию в нашей области. Изъянов немало.
К примеру, срок одобрения проекта мог бы составить не 2-3 месяца, а
2-3 дня, как это происходит где-нибудь в Сингапуре или богатых
странах Персидского залива. Но движение налицо, и оно происходит явно
в интересах общества.

Меня
радует последняя статистика: по числу выявленных взяток наш регион
лидирует в ПФО. Это значит, что работа идет, и у нее есть конкретные
результаты. Каждый честный человек должен пожелать силовикам успешной
работы в этом направлении, или, как говорили герои советских
мультфильмов про Маугли, – «счастливой охоты!»
Взяточники должны чувствовать себя как волки в Якутии, где их число
сегодня принудительно доводят до 500. Главное, что выбор есть: не
хочешь за решетку – переходи с мяса на растительную диету.
Другими словами — живи честно!

В
унисон с нижегородской статистикой оказались и результаты федеральных
социологов. Согласно исследованиям фонда «Индем», с 2005
года во всероссийском коррупционном рейтинге Нижегородская область
опустилась с 3-го на 64-е место, а число нижегородцев, которые
сталкиваются с фактами взяток, снизилось за восемь лет на 30%.
Выходит, прозрачность власти и периодические «посадки»
виновных работают на наше «хорошо»! И это очень неплохо!

По теме
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Для Нижнего Новгорода и для всего региона 2021 год – особенный.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.