16+
Аналитика
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
1 Августа 2012 года
500 просмотров

ДАМ – не ДАМ

Ностальгия

В 1990-е
годы в прессе было называть знаковые для российской политики фигуры инициалами
– на три буквы. Это звучало несколько фамильярно, а кроме того – свободолюбиво.
Такими наименованиями российское общество как бы отгораживалось от чрезмерно заофициаленного прошлого, как бы напоминало себе и миру:
все мы люди, все мы – человеки, а не бронзовые фигуры
на властных пьедесталах. И будь ты хоть главой российского государства – все
равно ты тоже человек.

Например,
Борис Немцов постоянно ходил в журналистских материалах как БЕН, а Черномырдин
Виктор Степанович – как ЧВС. Особенно при этом радовала почему-то авторов
материалов аббревиатура БАБ – Борис Абрамович Березовский.

Соответственно,
с момента, когда определяющую роль в политике Российской Федерации стал играть
Владимир Путин, сочетание букв ВВП стало обозначать не только валовый внутренний продукт, но и имя нового российского
лидера – и некоторым это казалось судьбоносным: посмотрите, мол, инициалы
Путина намертво связаны с самой идеей преуспевания и богатства страны!..

Впрочем,
именно при Путине традиция баловаться с инициалами лидеров как-то сошла на нет. А самого российского лидера принято теперь именовать
не иначе как полным именем – Владимир Владимирович Путин, при этом – с
придыханием, словно он, Владимир Владимирович Путин – где-то здесь, рядом,
незримый, зато все слышит, все видит и в случае чего – накажет. То есть,
«Родина слышит, Родина знает» и от греха подальше нужно неизменно полным именем
подчеркивать сакральный характер отечественной власти.

Если
следовать этой логике, Дмитрия Анатольевича Медведева, бывшего президента
России, а ныне – главу российского 
правительства можно было бы называть ДАМ. Согласитесь, есть в этой
аббревиатуре нечто многообещающее.

Туда-сюда, обратно

Очередное многообещание прозвучало из уст ДАМ на этой неделе. Утром в понедельник наряду с другими внушающими жар и трепет
новостями о будущем, которое ждет (грядущий арест Навального, вступление в силу
закона о «черном списке сайтов», прессование по полной программе девушек
из  PussyRiot,
объявление в международный розыск карельского блоггера
– за то, что сообщил, как в Карелии передают Русской православной церкви здания
детских садов — и другие заурядные для нынешней российской жизни вещи),
россияне сумели прочитать и заявление Дмитрия Медведева.

Он,
оказывается, не исключает, что будет снова баллотироваться в президенты, и
считает, что пока ему нет смысла уходить из политики.

«Я не
очень пожилой политик. Я никогда не исключал для себя, что в будущем — пока я
не собираюсь уходить из политической жизни — я буду баллотироваться в
президенты. Если, конечно, это будет интересно нашим людям», — сказал Медведев
в интервью газете Times.

«Нашим»
людям, конечно, это будет интересно. В последние почти полтора десятка лет еще
не было случая, чтобы люди сумели всерьез убедить власть в том, что им не
слишком интересно то, что власть за них подумала и решила.

Заявление
Медведева, сделанное на Западе – это был сигнал и Западу, и России. На Запад
был послан месседж о том, что в России осуществляется
и полным ходом происходит демократия, что в России  происходят демократические выборы, на которых
лидеры только баллотируются, а не сразу выигрывают.

Этот месседж, конечно, выглядит малоубедительным – особенно
после того, как именно оценили демократию и прозрачность российских выборов не
только собственно иностранные наблюдатели, но и добрая половина российского
общества – в декабре прошлого года и в марте нынешнего.

В Россию,
в свою очередь, был послан сигнал о том, что система меняться не хочет,
«стабильность» гарантирована и можно быть спокойным за свои капиталы – у кого
они есть, — и за свою бедность – кому досталась именно бедность.

Система полагает, что будет устойчива, слышалось в словах
Дмитрия Анатольевича Медведева, если, словно дети в чехарде, лидеры будут
бесконечно меняться, перепрыгивая друг через друга: сегодня – Путин, завтра –
Медведев, послезавтра – Путин по новой, а послепослезавтра – глядишь, снова
Медведев. Как в старой песенке про
кузнечика: «Туда-сюда, обратно – о Боже, как приятно!»

«Нет никакого резона»

Говоря о своем якобы грядущем возвращении («Я и сейчас
нахожусь в гуще политической жизни. Я и
сейчас много работаю. И в дальнейшем собираюсь поступать
точно так же»), ДАМ, впрочем, тут же подписал приговор той системе, которую
олицетворяет. И сам этого не заметил.

В том же
самом интервью газете Times премьер-министр РФ
Дмитрий Медведев признал, что несмотря на принятые
законодательные меры, особых успехов в борьбе с коррупцией пока нет.

«Коррупция
является системной угрозой для нашей страны, как и для любого государства. Но
для нашей страны в особенности, потому что у нас молодая демократия и еще не
вполне устоявшиеся экономические институты. Я не вижу особых успехов в борьбе с
коррупцией в последнее время», — заявил Медведев.

При этом
он, как и положено образованному юристу, упирает на законодательство: словно бы
раз законы есть – они обязательно должны работать. «Мы создали антикоррупционное законодательство, есть тысячи
возбужденных уголовных дел против чиновников, значительная часть которых
заканчивается реальными сроками. Достаточно ли этого? Нет, не достаточно! Надо
копать глубже, надо привлекать к ответственности и надо совершенствовать
институты», — считает Медведев.

И тут,
конечно, возникает резонный вопрос. Команда, которая находится сегодня у власти
в России, фактически рулит страной с конца 1999-го года. Что же мешало бороть и
побороть коррупцию за минувшие двенадцать лет? И какие еще нужны сроки чтобы довести дело до конца? Или так и будем властвовать
и властвовать – и все подстегивать себя этими бесконечными «надо, надо, надо»…
Раз надо – так сделай же, наконец! Тебе вот, вчерашнему президенту, сегодня –
премьеру, и карты в руки.

Но нет.
Результата не видно, а процесс должен идти: «Я уверен, что пока ни мне, ни той
политической силе, которую я представляю, нет никакого резона уходить из
активной политической жизни. Поэтому я для себя, конечно, ничего не исключаю».

Мемуары

Между тем, усталость от системы, не дающей результатов
кроме репрессивных (вступление в силу закона о «черном списке сайтов»,
вступление в силу закона о клевете, прессование по полной программе девушек
из  PussyRiot,
объявление в международный розыск карельского блоггера
– за то, что сообщил, как в Карелии передают Русской православной церкви здания
детских садов — и многие, многие другие заурядные для нынешней российской жизни вещи) становится все более явной в российском обществе.

Медведев
отметил, что представляет свое место и при другом развитии
событий. «Если нашим людям это надоест и они скажут
мне «гудбай», — в этом случае я займусь написанием
мемуаров», — сказал Медведев. Достойный выбор.

По теме
12.01.2022
Нижегородская область поднялась сразу на 10 позиций в рейтинге управления качеством общего образования.
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
12.01.2022
Активно развивается инфраструктура, дающая все возможности для полета научно-технологической мысли.
12.01.2022
Год запомнится нижегородцам не только ограничениями, затруднявшими жизнь граждан и функционирование экономики.