16+
Аналитика
26.02.2020
С реалистичностью разработанных администрацией Нижнего Новгорода программ не все ладно.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
26.02.2020
Разница в стоимости проезда при наличном и безналичном расчете имеет положительные стороны, но это нарушение закона.
25.02.2020
Департамент образования не смог внятно рассказать о результатах исследования стоимостью 7,5 миллиона рублей.
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
7 Марта 2019
3072 просмотра

Десятимесячный проект за четыре месяца выполнить невозможно

Александр Суханов
координатор Нижегородского эксперт-клуба
Десятимесячный проект за четыре месяца выполнить невозможно

В целом Нижегородская область достаточно эффективно использует средства, которые выделяются ей из федерального бюджета. Можем вспомнить Южный обход, можем вспомнить Борский мост, можем вспомнить чемпионат мира и достаточно массированный ремонт дорог в прошлом году.

С другой стороны, многое определяется факторами, которые от региона не зависят. Успешность использования средств, на мой взгляд, обеспечивается тем, что федералы выделяли деньги на паритетных началах, 50 на 50 – половина федеральные средства, половина региональные. Это стимулировало и привлечение средств, и эффективное их использование.

С другой стороны, при реализации таких крупных проектов, как проведение чемпионата мира, строительство станции метро «Стрелка», возникал ряд проблем, которые свойственны всей системе бюджетного финансирования регионов – во всех регионах и на всех уровнях.

Проблема состоит в том, что средства, которые выделяются региону на решение задач, должны быть освоены до конца календарного года, к которому привязана финансовая бухгалтерская система. Заканчивается календарный год – заканчивается финансирование, закрываются дебет с кредитом и с 1 января открывается новый календарный год, когда все начинается сначала. В силу этого в основе нашего законодательства лежал принцип, согласно которому деньги, которые регион по тем или иным причинам не освоил (не важно, по каким) до 31 декабря, должны быть возвращены в федеральный бюджет – они сгорают. И дальше регион должен завершать проект уже за счет собственных средств, федералы больше этих денег не давали.

Казалось бы, речь идет просто о некой финансовой дисциплине. На самом же деле такая система породила огромное количество коррупционных схем, огромное количество уголовных дел. Почему?

Федеральные деньги выделялись, планировались с 1 января, а очень часто, особенно в сфере образования, медицины, строительства, выделялись во второй половине года, когда средства наконец-то поступали в бюджет, рассчитывались и распределялись по регионам.

Приводило это к тому, что очень многие трансферы приходили в регион с сентября по декабрь, а не в феврале-марте, как это должно быть по логике вещей. Это означало, что выделенные бюджетом средства не всегда могли быть освоены в эти сроки.

Например, срок строительства – десять месяцев, а с сентября до декабря – четыре. Естественно, что десятимесячную программу за четыре месяца выполнить невозможно. Или это будет незаконченное строительство, или халтура.

Но если год заканчивается незаконченным строительством, выделенные деньги сгорают. Теряет регион, теряет подрядчик, теряют все. Возвращаются деньги только в федеральный бюджет. Проблема не решена, но формально деньги погашены.

В этой ситуации любой руководитель региона, любой руководитель подрядной организации поставлен объективно, самой системой перед необходимостью выбирать – или потерять эти деньги и недоделать проект, либо прибегнуть к маленькой хитрости – подписать акт выполненных работ 31 декабря. Деньги уходят на счет подрядчика и сохраняются. А подрядчик в январе-феврале-марте заканчивает строительство. Все довольны.

Казалось бы, в этом есть логика. Но нередко получалось так, что как только акт был подписан, как только деньги приходили на счет подрядчика, следственные органы заявлялись к нему и к чиновнику, подписавшему акт выполненных работ. И заводилось уголовное дело: неправильное использование бюджетных средств, превышение полномочий. Это в лучшем случае. В худшем – мошенничество и присвоение бюджетных средств в особо крупных размерах.

Коррупция процветала, уголовные дела росли, а стройки и проекты оставались замороженными на долгие годы, потому что когда на те же цели выделят деньги в следующий раз, особенно если заводилось уголовное дело, неизвестно.

В конце концов федеральное правительство осознало эту проблему. Услышало от регионов, услышало от бизнеса и, насколько я знаю, сейчас принято решение, что деньги, которые не освоены в календарном году, могут быть возвращены на следующий год региональному бюджету для завершения строительства. Документальных подтверждений этому я пока не видел, но будем верить, что это именно так.

А это будет означать, что уменьшится количество коррупционных дел – не надо будет уже подписывать недостоверные акты о выполненных работах, достаточно написать акт о том, что работы выполнены на 70 процентов, неосвоенные деньги возвращены в бюджет под обязательство вернуть их в январе на завершение проекта.

Никто никого не обманывает, никто ничего не присваивает, никто никому ничего не должен – а проекты реализуются. Особенно это важно, если деньги выделены не в срок. Если федеральное ведомство опоздало с выделением, наказывать нужно его, а не регион, не подрядчика. И, похоже, сейчас создаются условия, при которых это будет учитываться. И в связи с этим можно ожидать, что определенная часть коррупционных дел исчезнет.

Таким образом, 600 миллионов рублей, которые не освоены Нижегородской областью в 2018 году, в наступившем году должны вернуться в региональный бюджет для завершения работ. Произойдет это или нет, мы в скором времени узнаем. Где-то прошла информация о том, что до 1 марта должны были освоить эти деньги на станции «Стрелка», поскольку работы там проводились за счет другого подрядчика. Если деньги вернутся – значит, новый механизм заработал. Если же мы получим новое уголовное дело о хищении 600 миллионов – значит, не заработал.

Финансирование должно быть привязано к реальным срокам строительства реальных объектов. Выделены деньги в сентябре под десятимесячный проект, значит, они должны быть освоены за десять месяцев – не важно, в каком году.

Да, это создает определенные сложности для бухгалтерии. Но это точно не должно быть проблемой подрядчиков, которые добросовестно выполняют свою работу. В противном случае страдают все жители региона, которые не получают конкретный объект, которые не получают решения какой-то проблемы.

По теме
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
Подборка