16+
Аналитика
26.11.2020
Есть судебное решение и его нужно исполнять – нравится это или не очень.
26.11.2020
Как только дело касается личных интересов некоторых деловых людей, так они готовы идти на любые ухищрения, чтобы не исполнять правила.
26.11.2020
Руководители компании «Этуаль» хотели прикрыться торгующими на Карповском рынке предпринимателями как «живым щитом».
24.11.2020
Коммерческая организация по определению работает ради получения прибыли, а не для обеспечения населения теплом или электричеством.
20.11.2020
Рейтинг «вымирающих городов» Варламова – не более чем попытка напомнить о себе.
20.11.2020
Требование «За правду» убрать лоббистов «ТНС энерго» из думы Нижнего Новгорода — совершенно справедливо.
19.11.2020
Не стоит всерьез воспринимать выводы Варламова, сделанные без всякой методологии.
12.11.2020
И Нижний Новгород является одним из центров динамичного развития на этом направлении.
11.11.2020
Нижегородская область названа в числе лидеров по поддержке креативных индустрий, но нам еще есть куда стремиться.
03.11.2020
«Пирог» постоянно сужается, и все, кто желает от него урвать, идут туда, где есть «живые» деньги.
02.11.2020
Каждый, кто имеет дело с платежами граждан, стремится нагреть руки на этих деньгах. Именно это произошло с «ТНС энерго».
30.10.2020
Мобилизация проверенных временем политических тяжеловесов  повышает доверие населения к власти.
16 Февраля 2006 года
172 просмотра

Дуэль со зрителем

Сохранность русской идеи «сверхтеатра», то есть отношения к нему как к важнейшей составляющей национального самосознания, в последнее время стала одной из любимых тем театральных теоретиков и практиков. Одни ругают зрителей и их низкий культурный уровень, другие – режиссеров-постановщиков за то, что идут у публики на поводу и принимаются воплощать в жизнь «коммерческое дурновкусие». Между тем, звуковая картина, которая сопровождает игру актеров в нижегородских театрах остается неизменной: шуршание пакетов с чипсами и сухариками, звонки мобильных телефонов, смешки и реплики, вовсе не относящиеся к тому, что происходит на сцене. Стоит признать, что порой действительно нужно быть ну очень воспитанным человеком, чтобы не выдать своего возмущения низким уровнем актерской игры. В российской провинции популярный театральный вопрос усугубляется еще и проблемой выбора: не знаешь, что предпочесть — «дурновкусие», поставленное ради денег, или театральную классику в дурном исполнении. 

Toucher

Так случилось, зритель, который, по выражению режиссера Марка Захарова, «хочет удивляться новой правде и не имеет шизоидного контакта с развлекательными телепрограммами», на спектакли нижегородские ходит мало. Он предпочитает посещать театр тогда, когда в нем играют приезжие актеры. Но даже качественный спектакль «со звездами», который в изголодавшейся российской провинции должен бы пройти «на ура», не застрахован от поражения на поединке со зрительным залом. В конце января в Нижнем Новгороде это произошло с антрепризной комедией «Дуэль для слабых созданий».

Это спектакль в двух действиях по мотивам произведений Антона Чехова. Известные артисты Екатерина Васильева, Аристарх Ливанов, Евгений Киндинов, Наталья Егорова и Михаил Виноградов разыграли для зрителей «Медведя», «Рассказ госпожи №№» и «Юбилей».

«…Директор задумал отметить юбилей своего банка, но тут нагрянула болтушка-жена… Молодая красивая вдова вызвала на дуэль приятеля своего покойного супруга… А некая госпожа поведала, как прошла мимо своего счастья…» — так выразили соединение в целое трех произведений авторы краткой характеристики к спектаклю. Хотите узнать больше – читайте Чехова, а мы поговорим о поведении зрителей во время спектакля.

Уже минут через двадцать после начала игры в зале раздался первый звонок мобильного телефона. Прошло немного времени – следующий звонок, причем с продолжением: «Я в театре – разговаривать не могу. А ты почему звонишь?..» Хорошо, что вопрос оказался не настолько важным, чтобы продолжать переговоры по нему прямо во время спектакля… Туше! (От фр. touche < toucher трогать, касаться, в фехтовании – пропущенный укол (удар)).

Известный актер Андрей Панин говорит, что разрушить концепцию спектакля очень легко: для этого достаточно, чтобы по сцене прошлась кошка. Так вот, звонок мобильного – это та же самая кошка на сцене, потому хотя бы, что не было в конце 19 века мобильных телефонов.

Сейчас в провинции в начале спектакля организаторы напоминают о необходимости отключать мобильные телефоны, тем самым устанавливая правила поединка актера и зрителя: покорение ваших сердец и затрагивание ваших душ невозможно при телефонных трелях– заявляет театр. На «Дуэли» предупреждения не было. Наверное, понадеялись на догадливость зрителей – ошиблись.

Самостоятельно не нашили зрители и ответа на вопрос, почему показанные «Медведь» и «Рассказ госпожи №№» назвали комедиями. Весь первый акт зал лишь изредка ухмылялся и то только в ответ на самые экспрессивные реплики Аристарха Ливанова. В антракте зрители шушукались: «Где комедия? Ведь сказали, что будет комедия». После спектакля актер Евгений Киндинов все бормотал что-то об особенном чувстве юмора нижегородцев…

Заставить зал смеяться удалось только во втором действии, когда на сцене были не два человека, а сразу четыре, а Екатерина Васильева появилась в роли комичной назойливой старухи Мерчуткиной («Юбилей»).

На этот самый второй акт некоторые зрители опоздали – засиделись в буфете, а во время поклона актеров в финале начали спешно покидать зал – чтобы долго не стоять в очереди в гардероб. Делились впечатлениями: «Васильева все-таки очень страшна»… Заплатили за то, чтобы посмотреть на именитых актеров – с тем и ушли. Туше!

Постановка-победитель 2005 года в номинации «Лучший антрепризный спектакль» (фестиваль «Амурская осень»), несмотря на то, что звездный состав ответственно по отношению к классике, «тонко и со вкусом» подал нижегородскому зрителю чеховское настроение, проиграла в дуэли со зрителем. Допускаем, что зрительный зал не заметил, что от этого он проиграл не меньше.

Выстрел в спину

«Туше» в цирке – это способ воздействия на дрессированное животное; легкое подстегивание или прикосновение кончиком хлыста как команда к выполнению определенных заданных действий: построение, перестроение, замедление или ускорение бега, повороты и т.п. Настоим на том, что воспитательный процесс в цирке, театре и школе имеет одну и ту же основу, при всем различии институтов. В частности, правомерность нахождения в этом ряду театра подтверждает та самая русская идея «сверхтеатра» — его видения как университета, как кафедры, с которой профессор говорит с учеником.

Сегодня актеры и режиссеры, как в цирке, подстегивают нас, чтобы мы постоянно видели, слышали, чувствовали, помнили и думали. Сейчас в России даже этому надо учить.

В чистом виде обращение к обычным человеческим эмоциям, умение выразить то, что чувствует человек в бытовых и не очень ситуациях, озвучить забытые детские впечатления и тем самым прикоснуться к сокровенному стали неожиданным выстрелом в спину циничному зрительному залу. Такой выстрел сделал Евгений Гришковец. На его гастрольные спектакли в Нижнем Новгороде собирается полный зал, который в финале бурно приветствует актера. Зритель разбужен от эмоционального сна.  

«Обаятельный, забавный человек с неактерской внешностью, умеющий, застенчиво поправляя очки и неловко пожимая плечами, коснуться сокровенного, уже давно пленил всех. Его теперь уже прославленная интонация — запинающаяся, доверительно-автобиографическая — стала стилем, даже жанром, для которого критики, изощряясь, сочиняют определения», — пишут про него. 

Необязательная конструкция, осторожная мораль, душевные моменты и главное ощущение: «Кажется, я это когда-то чувствовал». Ценность Гришковца в том, что он заставляет людей понять: все мы чувствуем одинаково, и нежелание узнать человека вовсе не значит, что понимание между людьми невозможно. 

Сиди и смотри!

Как бы ни проходили гастрольные спектакли – под бурные овации или под сдержанные вежливые аплодисменты – после того, как «звезды» уезжают, в нижегородские театры приходит принцип: «Что показывают – то и смотри». Причем часто местные постановки – это повторение спектаклей, уже поставленных на сценах Москвы. Название пьес и авторов – одни и те же.

Что это, если не подражание? Что, если не нежелание найти свой путь к зрителю, найти собственные способы изменить его сознание и восприятие?

Да, у провинциального театра обилие проблем, но ведь получается так, что сегодня в актеры, как в учителя, идут «из любви к искусству», а значит и работать должны самоотверженно. В Нижнем же в последнее время зритель с завидной частотой повторяет: «Не верю!» А ему так хочется говорить наоборот.

Зритель хочет верить отдельному актеру и всему спектаклю. Зритель хочет обманываться и почувствовать, что «жизнь – театр» именно после разыгранного на сцене, а не после выпуска новостей на ТВ. Но технологи играют убедительнее, и национальное самосознание сегодня больше зависит от них. На свою сцену они никаких кошек, которые, по Панину, разрушают выстроенную концепцию, не пускают – «другой» интерпретации событий на экране не увидишь. Меры для театра недоступные. Однако когда зритель понимает, что его сознанием манипулируют – перестает доверять.

Театр сегодня – не манипулятор, он не ставит своей целью агрессивно влиять на зрителя и намеренно вводить его в заблуждение. Театр – это воспитание через взаимодействие двух сторон: ученика и учителя, которые периодически меняются друг с другом местами. А потому театр перед ТВ или кино имеет большое преимущество — зритель идет на спектакль в надежде на новые эмоции и впечатления, и именно в театре возникает доверие двух сторон, а актер — хочет он того или нет — все еще несет ответственность за национальное самосознание русского человека.

По теме
30.10.2020
Запрос на государственно-национальную идеологию в обществе необычайно высок.
29.10.2020
Но партии Захара Прилепина еще предстоит проделать серьезную работу.
12.10.2020
Зотову предстоит решать ключевые задачи, связанные с привлечением инвестиций.
12.10.2020
Назначение Андрея Черткова должно привести к решению проблем Кстовского района.