16+
Аналитика
20.01.2020
Губернатор Нижегородской области умеет решать противоречия, не доводя их до конфликтов.
26.12.2019
Градозащитному движению не хватает сил на спасение здания гостиницы «Россия».
20.01.2020
Нижегородская область в 2019 году удачно встраивалась в национальные проекты.
17.01.2020
Губернатор Никитин настроил слух региональных чиновников на голос народа.
17.01.2020
От расчистки рынка для «Нижегородпассажиравтотранса» страдают горожане.
16.01.2020
Некоторые тезисы послания президента вызвали растерянность у представителей истеблишмента.
16.01.2020
Почему соглашение с «Мегафоном» подписано, а никаких деталей нет? Это настораживает. Побоялись о них упомянуть?  
16.01.2020
2019 год в Нижегородской области с политической точки зрения был годом бессобытийным.
15.01.2020
В 2019 году Нижний Новгород столкнулся с проблемами в работе общественного транспорта, «Теплоэнерго» и «Водоканала».
15.01.2020
Назначение Инны Ванькиной директором ТЮЗа не повлияет на ее политические перспективы.
14.01.2020
Самыми яркими страницами политической жизни Нижегородской области стали два судебных процесса.
14.01.2020
В прошлом году мы купались в деньгах, но рискуем вновь вернуться к хлебу без соли.
9 Марта 2005
181 просмотр

Двоевластие превращается в семибоярщину

Павел Данилин, политолог:

«Ельцинская» Конституция была неадекватной уже на день ее принятия. Если мы вспомним 1993 год и ту спешку, в которой она кроилась под Бориса Ельцина в течение всего лишь месяца после расстрела Белого дома, станет очевидно, что такая конституция не могла устраивать страну. Она устраивала всего лишь Бориса Николаевича и его окружение.

Слепленная по американским лекалам, она стопорила развитие страны. Сделав президента гиперсильным, она позволила ему стать в пору слабого Ельцина еще и безответственным. А Дума, не получившая никаких полномочий, безответственной являлась по определению. Таким образом, единственным ответственным органом за все, происходившее в стране, было правительство. Но эта «ответственность», на самом деле также являлась мнимой, и любая «загогулина» Ельцина сводила эту ответственность на нет. Соответственно, во властных кругах никто ни за что не отвечал. Это развращение власти было не в последнюю очередь заложено в конституции.

При Путине популярный президент взял на себя ответственность за все, происходящее в стране. При этом, в соответствии с Конституцией, ему пришлось прилагать усилия к тому, чтобы в 2003 году получить Думу, состоящую из абсолютно лояльных ему людей. Ибо, если уж президент берет на себя ответственность за все, он должен обеспечить бесперебойное функционирование государственной машины и не допустить того, что Дума будет ставить ему палки в колеса.

Сама Конституция заложила такую систему, при которой реально работающей исполнительной власти требуется полностью подконтрольный парламент. А это, в свою очередь привело к тому, что подконтрольный парламент, не способный к «политическим дискуссиям» (копирайт Бориса Грызлова), давил любое инакомыслие в своих стенах, иногда в ущерб работе.

Затем, неадекватным российским реалиям мне представляется ограничение по срокам избрания президентом. Что такое восемь лет для страны?  Казалось бы, очевидно, что за восемь лет можно так разрушить экономику, как это произошло при Борисе Ельцине. Но восстановление и дальнейшее развитие в условиях политической и экономической стабилизации потребовало гораздо большего срока.

Если мы примем априори существование в нашей стране демократии, то очевидно, что негодного правителя не избирают на второй срок, а если и избирают – то это, увы, проблемы самих избирателей. Напротив, хорошего правителя нельзя ограничивать двумя сроками.

В настоящее время очевиден факт: в стране нет ни одного политического лидера, кроме президента России Владимира Путина. И когда мы смотрим в 2008 год, среди политиков и политологов очевидна полная растерянность. Проводить операцию «преемник», бороться с «оранжевой чумкой», пиарить нового «молодого и успешного лидера»? Никто не знает, что ждет страну в 2008 году. И это – следствие ограничения, наложенного Конституцией.

Что касается озвученных «Независимой газетой» и Институтом Национальной стратегии проектов конституционной реформы… Источники «Независимой газеты» в Администрации президента не заслуживают у меня никакого доверия. На многочисленных примерах я мог убедиться в том, что статьи «НГ», в которых повествуется об информации, исходящей из Администрации президента, потом оказываются несостоятельными. В данной ситуации, мне кажется, интереснее рассматривать выступление Стаса Белковского. Однако его идея относительно того, что в России лучше иметь президента. Который «стоял бы над схваткой», не выдерживает никакой критики. В России может быть только сильный правитель. Любое двоевластие в итоге превращается в семибоярщину, а парламентская республика приведет к хаосу.

О том, каким я вижу идеального российского правителя, я уже писал для АПН в статье «Десять заповедей нового государя». Однако если быть кратким, то можно сказать следующее. В России невозможна ситуация, в которой главное действующее лицо делит свои прямые полномочия с кем бы то ни было. Технический президент и сильный премьер-министр, опирающийся на парламентское большинство – абсолютный нонсенс для нашей страны. Между ними будет вестись постоянная борьба за влияние и не факт еще, что сильный премьер сможет победить «верховного арбитра». Парламентское большинство вполне реально расколоть, применив те или иные политтехнологические штучки. В итоге мы получим 1993 год. Оно нам нужно?

Не сведется ли конституционная реформа, если она состоится к решению вопроса пролонгации срока полномочий действующего президента после 2008 года? Думаю, если она состоится и хотя бы сведется к вопросу о пролонгации срока полномочий президента (я говорю не о конкретном лице, а о должности), такая конституционная реформа тем самым уже выполнит грандиозную задачу.

Не думаю, что трансформация формы правления в России вызовет сопротивление населения, которое в принципе индифферентно к политическим переменам в стране, которые напрямую не касаются его кошелька. Бизнес-элита только поддержит переход от сильной президентской республики к слабой парламентско-премьерской. Политическая элита окажется разделенной на два лагеря, а поскольку парламентская республика на первый взгляд дает больше возможностей для социальной мобильности, скорее всего, она поддержит смену формы правления.

Однако повторюсь, это будет катастрофическое решение для политической ситуации в России. И его последствия проявятся уже через полтора года после подобных изменений. Парламентско-премьерская Россия не будет стабильным в политическом смысле государством.

Я выступаю категорически против парламентской республики. Однако если рассмотреть ситуацию в идеале, мне представляется, оптимальным вариантом сильный президент, формирующий правительство из «парламентского большинства». В таком случае сильный президент сможет требовать от «большинства» намного больше, чем от своих собственных назначенцев, сможет осуществлять над ними более жесткий контроль, сможет, наконец, безболезненно избавляться от тех чиновников, которые себя запятнали теми или иными проступками.

По теме
13.01.2020
На повестке дня стоит вопрос повышения эффективности управления Нижним Новгородом.
31.12.2019
Отношение нижегородцев к мэру в 2019 году неуклонно ухудшалось.
30.12.2019
Рейтинг АПЭК не говорит об абсолютной неэффективности городского управления в Нижнем Новгороде.
30.12.2019
В простом перераспределении денег между Нижним Новгородом и областью большого смысла нет.
Подборка