16+
Аналитика
26.02.2020
С реалистичностью разработанных администрацией Нижнего Новгорода программ не все ладно.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
26.02.2020
Разница в стоимости проезда при наличном и безналичном расчете имеет положительные стороны, но это нарушение закона.
25.02.2020
Департамент образования не смог внятно рассказать о результатах исследования стоимостью 7,5 миллиона рублей.
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
16 Июля 2018
152 просмотра

Эффективность работы Заксобрания уменьшилась

Почему я выступаю против сокращения числа комитетов в Заксобрании Нижегородской области? Самая главная задача Законодательного собрания — писать законы. Этот орган так и называется – Законодательное собрание. А за последний год я заметил, что эффективность его работы уменьшилась.

Еще один момент. Есть два закона — Устав Нижегородской области и «Об областном Законодательном собрании», где черным по белому написано: комитеты создаются на время работы парламента данного созыва. Все. Там не написано, что они могут закрываться, сокращаться.

Я попросил областную прокуратуру считать мое заявление официальным обращением, чтобы они это проверили.

Я привел своим коллегам пример. На предпоследнем заседании 31 мая было 23 вопроса, из них восемь – внесение изменений в законы губернатором. На пять баллов работает областное правительство, я это серьезно говорю. Ежемесячно законы, изменения в законы от него составляют 7-8-9 вопросов.

А Заксобрание? Три вопроса. Два вопроса комитет транспортный, Владимира Солдатенкова и один вопрос – комитет по предпринимательству, в который я вхожу. И три было еще протеста прокурора – они тоже молодцы, следят за нами. Вот и все. Что же остальные вопросы? Они тоже важные, но это не законы. Это награждение грамотами, назначение судей и так далее.

Эту же тенденцию я заметил и по комитетам. Взять комитет по бюджету – план работы мы утверждали на третий квартал. Шесть вопросов. Вроде бы много, как Заксобрание. Но если уточнить, то только один вопрос солидный, это в сентябре заслушать министерство финансов по бюджетной политике на 2019-20 годы. Это делается всегда в августе-сентябре. А все остальные вопросы – работа с аппаратом комитета.

Что же делать? Сокращать число комитетов? Или может оставить только три – социальный, бюджетный и по сельскому хозяйству. Но это же неправильно.

У нас тысячи предприятий малого и среднего бизнеса закрывается – им нужна помощь. Это я говорю о той сфере, которой сам занимаюсь.

Мне кажется ларчик открывается просто. Из одиннадцати председателей комитетов всего лишь тридцать процентов работают на освобожденной основе, получают зарплату в Заксобрании. Хочешь, не хочешь – надо заниматься работой. И они смотрят, как готовятся законы, работают с министерствами, предлагают законы. А остальные – свадебные генералы. Я на заседании привел пример Александра Шаронова, председателя НБД-банка, это его основная работа. А так он, как и многие, другие приходит три-пять раз в месяц провести комитет, заседание которого работники аппарата уже подготовили.

И когда я говорил о депутатской дисциплине, все сидели как исусики, кто-то пытался на меня наехать. Но я не работаю на освобожденной основе и мне не надо кресло председателя комитета. Мне шестьдесят семь лет. У меня это все в прошлом. А они очень выгодно устроились – свой личный крупный бизнес, один председатель комитета возглавляет банк, другой возглавляет хлебозавод. И так далее. И все сидят тихонечко: «Успокойтесь, успокойтесь».

Благодаря своему положению они получают индульгенции для своего бизнеса, они близки к телу губернатора, областной власти. Им удобно, им хорошо. А эффективность работы Заксобрания снизилась. И от этого страдают люди – ведь Заксобрание вместе с правительством должны вырабатывать правила жизни области, правила игры.

Недавнее заседание Заксобрания шло 50 минут! И вот последний вопрос, по которому должны были проголосовать и по которому я выступил, обсуждали 40 минут. Если Заксобрание собирается на полтора-два часа, это означает, что нам нечего делать? Если б только летом это было.

Далее. У нас есть председатель Заксобрания и два полноценных заместителя, которые работают на профессиональной основе, получают зарплату. Есть и еще один зам. Я не против, но пускай он переходит на освобожденную основу, потому что двое зашиваются – я знаю, о чем говорю. Но когда поднимаешь этот вопрос – у всех глазенки в пол. Личная заинтересованность здесь, как мне кажется, играет если не главную, то очень значительную роль.

Есть у нас комитет по имуществу и земельным ресурсам, возглавляет его на освобожденной основе Андрей Тарасов. Сейчас решили закрыть этот комитет. Приятно видеть, что от комитета постоянно исходят инициативы. Теперь этого не будет, и в результате пострадают люди.

По теме
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
Подборка