16+
Аналитика
13.10.2021
Как Нижний Новгород оказался на первом месте в рейтинге по качеству жизни – вопрос.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.07.2021
Что и нашло свое отражение в оценке вице-премьером реформ в Нижегородской области.
11.10.2021
Вместо ограничения прав непривитых граждан нужно даватиь более полную информацию о последствиях прививок
08.10.2021
Встраивание региона в нацпроект «Производительность труда» не должно стать очередной кампанией.
07.10.2021
Приход людей из команды губернатора в Заксобрание повысит взаимопонимание этого органа и правительства.
30.09.2021
Особое отношение главы региона существенно изменило расклад политических сил в Арзамасе.
30.09.2021
«Единая Россия» решает те проблемы, о которых КПРФ только говорит.
23.09.2021
Электоральная оценка итогов выборов в Государственную думу в Нижегородской области.
21.09.2021
КПРФ оказалась наиболее понятной в своей умеренной критике социальной политики.
20.09.2021
Благодаря Захару Прилепину «Справедливая Россия» переломила ситуацию и стала третьей политической силой.
17.09.2021
Единовременные выплаты перед выборами должны превратиться в постоянные.
16.09.2021
Нижегородцы должны иметь возможность регулировать климат в своих квартирах.
8 Февраля 2010 года
279 просмотров

Экономические проблемы стабилизации ситуации на Северном Кавказе. Сельское хозяйство

Как нам накормить Кавказ

Создание особого Северо-Кавказского федерального округа и назначение его
руководителем Александра Хлопонина явилось запоздалой попыткой центральных
властей России взять под контроль ситуацию в этом регионе. При этом главный
упор будет делаться на экономическую составляющую. Экономические меры должны
стать главным фактором ликвидации кризиса. Хотя мысль о том, что «корень всех
бед — экономика» далеко не бесспорна («если волка регулярно кормить мясом он
перестает быть волком и превращается в собаку»), но все же экономическая
составляющая в многоплановом кавказском кризисе, несомненно, является одной из
центральных.

    ЛПХ. Растениеводство и
животноводство

Не секрет, что очень большая часть жителей национальных республик Северного
Кавказа сейчас живет за чертой бедности.

Если в советское время в регионе существовало высокотехнологичное и
достаточно рентабельное сельское хозяйство, то в настоящее время
произошла массированная его производственная деградация и архаизация. Выживание
населения происходит в большинстве случаев за счет производства продуктов
питания в личном подсобном хозяйстве (ЛПХ).
Благодаря хорошему климату и
трудолюбию населения производство овощей и фруктов, разведение скота стало для
значительной доли кавказского населения единственным способом прокормить свои
семьи. Собственно денежные доходы в регионе низки, а в ряде районов, прежде
всего горных, порой и почти отсутствуют. Развал колхозно-совхозной системы
сельхозпроизводства привел к тому, что значительная часть земель выпала из
сельхозоборота, значительно разрушились ирригационные сети, катастрофически
упала техническая оснащенность сельского хозяйства. Но и в этих условиях объемы
сельхозпроизводства на Кавказе еще довольно высоки, в регионе наблюдается
избыток товарной сельхозпродукции. При этом большинство произведенной
сельхозпродукции (в КБР до 80%) производится именно в ЛПХ, причем на минимуме
земельных площадей. ЛПХ на Кавказе показывает высочайшую эффективность и
интенсивность производства, однако производство продукции в ЛПХ имеет
объективные трудности, требует поддержки и внимания со стороны государства .
Помощь и поддержка ЛПХ является сегодня стратегической задачей государственной
важности, хотя это осознается далеко не всеми.

Именно в создании госсистемы по поддержке ЛПХ на Кавказе лежит самый
короткий и самый эффективный путь снижения социальной напряженности в регионе и
повышения уровня доходов населения.
Это задача, первостепенной важности.
Необходимо помочь людям как в производстве продукции, к примеру, обеспечить
льготное кредитование при закупке сельхозтехники, покупке семян, саженцев, в
обеспечении племенным материалом, так и в сбыте продукции (как первый шаг —
разогнать мафию перекупщиков на рынках).

Поддержка ЛПХ в советское время была если не стратегическим, то достаточно
важным направлением в хозяйственной работе. Существовал специальный
кооперативный орган «Центросоюз», закупавший у населения избытки
сельхозпродукции, произведенные в ЛПХ. Существовала практика прямых закупок
сельхозпродукции у населения перерабатывающими предприятиями.

Особенно обширными на Кавказе были закупки фруктов и ягод. Так, в советское
время, сельские жители равнинных районов Кабардино-Балкарии, имея в личном саду
10 — 15 вишневых деревьев, сдавали заготовителям несколько центнеров ягод и
получали весьма серьезную прибавку к семейному бюджету, равную 1-2
среднемесячным зарплатам того времени. Но в девяностые годы предприятия по
переработке фруктов и ягод в подавляющем большинстве были ликвидированы или
переориентированы. Централизованная заготовка фруктов у населения почти
прекратилась, и приусадебные сады перестали давать доход. Множество личных
садов перестало поддерживаться населением на должном уровне и деградировало,
много садов было уничтожено. Существовавшее ранее ориентированное на рынок
высокодоходное индивидуальное садоводство, использовавшее лучшие сорта
фруктовых деревьев, требующих интенсивного ухода и обработки дорогостоящими
препаратами, в настоящее время почти исчезло.

Самостоятельная реализация фруктов и овощей, выращенных в ЛПХ на Кавказе, в
настоящее время малорентабельна по причине низких продажных цен на рынках. Доход
от продажи порой не может окупить даже транспортные расходы на доставку фруктов
на рынок. Продавать фрукты и овощи на местных рынках может лишь малая часть
кавказцев — те, кто живет рядом с крупными городами или автомобильными и
железнодорожными трассами. Хотя если бы наличествовала централизованная система
закупок фруктов и овощей у населения, то вполне можно было бы организовывать
целенаправленные поставки продукции в центральные и северные районы России,
причем как в свежем, так и в переработанном виде.

В одном из самых передовых сельхозпредприятий Кабардино-Балкарии, АО
«Народное предприятие «Новоивановское», переработка плодоовощной продукции на
собственных мощностях позволяет выпускать вполне конкурентоспособную
плодоовощную консервную продукцию и получать хороший доход. Это предприятие,
возглавляемое бывшим министром сельского хозяйства КБР Владимиром Бердюжей,
могло бы стать образцовым примером для всего региона: помимо полного комплекса
сельхозпроизводства в этом бывшем колхозе налажен впуск плодоовощных консервов
и переработка мяса. Вся продукция очень высокого качества и раскупается на
месте.

Второе крупное предприятие КБР, — «Колхоз имени Петровых», возглавляемый
Сергеем Говоровым,— так же получает значительные доходы от переработки и
реализации своей сельхозпродукции.

Если бы в республиках Северного Кавказа существовала возможность реализации
продукции растениеводства по достойным ценам, многие ныне заброшенные колхозные
сады и поля были бы взяты в аренду сельчанами, возникло бы своеобразное «микрофермерское»
хозяйство — по сути расширенное ЛПХ. Многие семьи получили бы стабильный, хотя
и небольшой, доход. Как сами по себе, так и под патронажем местных
администраций могли бы возникнуть различные формы кооперации, например
обработка садов химикатами или совместный сбыт. Однако сейчас производство
фруктов ведется в большинстве случаев только для личного потребления,
значительная часть урожая просто погибает. В отношении овощей — помимо
производства для личного потребления, на продажу их население почти не
производит. Овощами регион почти в промышленных масштабах снабжают фермеры, в
основном корейцы и турки-месхетинцы. Но и фермеры, и сельчане выращивающие
овощи в ЛПХ, страдают от отсутствия возможности реализовывать овощи на
предприятия для переработки. У тех немногих предприятий сельхозпереработки,
которые еще сохранились в регионе, закупочные цены настолько низки, что, как и
в случае с индивидуальной продажей фруктов, доходы от продажи с трудом
покрывают производственные расходы. Отсутствие структур, закупающих
сельхозпродукцию для вывоза в другие регионы, малое количество перерабатывающих
предприятий, устаревшее оборудование, низкая эффективность работы — все это
сильно сдерживает возможности ЛПХ как стабильного источника доходов для жителей
Кавказа в плане растениеводства.

На Кавказе в значительных масштабах сохраняются во многом уже утраченные в
собственно российских регионах традиции домашнего животноводства. Содержание
домашних животных для большинства кавказцев-сельчан является неотъемлемой частью
традиционного жизненного уклада. Во многих районах, прежде всего высокогорных,
разведение скота является главным элементом ЛПХ, основой семейного хозяйства.
По сути, в горных районах в настоящее время существует натуральное
хозяйство, мало отличимое от натурального хозяйства многовековой давности.

Источником «живых денег» для горцев порой являются лишь пенсии стариков.

Скот является кормильцем многих кавказских семей. Но животноводческий
потенциал ЛПХ сдерживается отсутствуем эффективных механизмов помощи сельчанам
в индивидуальном животноводстве. С реализацией молокопродукции, как и с
растениеводством, ситуация тем хуже, чем дальше производитель от закупщика.
Перерабатывающих молокозаводов очень мало, оборудование у них устаревшее,
закупочные цены на молоко низкие, и закупочная сеть существует только вблизи
молокозаводов. В отдаленных районах молоко сдавать некуда, а в переработанном
виде — в виде домашнего сыра, его покупают перекупщики по очень низким ценам,
да и то не везде. Товарное животноводство с целью получения хотя бы небольших,
но стабильных доходов доступно далеко не для всех жителей региона. Проблемой,
как и в случае с молоком, является сдача скота на мясо. В этой области главный
доход имеют профессиональные перекупщики, за бесценок скупающие скот у
населения и перепродающие его на крупные мясокомбинаты за пределами региона.
Возможностей прямой сдачи скота на переработку в большинстве национальных
республик нет, крупные мясокомбинаты, подобные уже существующим в
Ставропольском и Краснодарском краях, отсутствуют. Переработанная, в виде
колбасы или консервов, мясная продукция как правило завозится из тех же
Ставропольского и Краснодарского краев или даже из Москвы. Нет и крайне
необходимых в национальных республиках малых и средних «мясокомбинатов
шаговой доступности»
, могущих реализовать весь производственной цикл: от
забоя до колбасы.

При оказании целенаправленной помощи со стороны государства
животноводство, даже в рамках ЛПХ, могло бы обеспечить стабильными доходами
довольно значительную часть кавказского населения.
Если людям (возможно на
основе общественной кооперации) оказывать помощь в обеспечении сенокосами и
комбикормами, обеспечить их личному скоту сезонный доступ к высокогорным и
равнинным пастбищам, гарантировать стабильный сбыт мясной и молочной (закупка
молока и сыра особенно важна в отдаленных и высокогорных селах) продукции, то
домашнее животноводство будет основной существенного повышения жизненного
уровня в регионе. Создание многоплановой системы господдержки ЛПХ станет
эффективным способом поднятия уровня доходов населения в сельских районах
республик Северного Кавказа. Конечным же результатом будет снижение социальной
напряженности в регионе, заинтересованность населения в общественной
стабильности и в межнациональном мире.

    Производство с.х. продукции в
промышленных масштабах. Колхозы и госхозы

При всей первоочередной важности поддержки ЛПХ, этот сектор рано или поздно,
но должен вернуться в свое «изначальное состояние», то есть стать
вспомогательным, дополнительным в общей структуре сельхозпроизводства. Стратегической
целью российской госполитики на Северном Кавказе должно стать развитие
агрокомплекса до масштабов близким к уровню советского времени. Это возможно
только через создание крупных, промышленного масштаба с.х. предприятий, какими
являлись в прежнее время колхозы и госхозы (совхозы).
Только предприятия
такого уровня могут в значительных объемах возродить производство
животноводческой продукции. Если же брать производство зерновых, — кукурузы,
пшеницы и подсолнечника, — то альтернативы крупным сельхозпредприятиям нет.
Как
и нет альтернативы государству в деле реальной помощи немногим оставшимся
колхозами и «воскрешению и небытия» многих давно умерших сельхозпредприятий.

В качестве примера и образца можно привести деятельность
сельскохозяйственных Муниципальных унитарных предприятий Оленинского района
Тверской области.
С 1996 года этот район возглавляет Олег Дубов (ЖЖ-юзер
oleg_dubov). Возглавив отдаленный сельский район, он поставил целью сохранение
и улучшение именно социальной сферы, а в качестве одной из первых мер в этом
плане являлась всемерная поддержка сельского хозяйства. Так наряду с
сохранившимися колхозами (сельскими производственными кооперативами — СПК) была
произведена в 2002-03 годах частичная деприватизация с.х. хозяйств,
преобразованных в Муниципальные унитарные предприятия — МУПы. Фактически на
основе 7-ми бывших колхозов были созданы муниципальные госхозы. И они
оказались не только жизнеспособными, но и более эффективными по сравнению с
СПК. Если в 1996 году надои в умиравших хозяйствах составляли 1452 кг. молока
на корову в год, то в 2009-ом 2772 кг (+142 к уровню 2008. Лучшую доярку района
наградили премией в 10 000 рублей). Все первые места по показателям
надоев занимают МУПы. В период кризиса они сработали гораздо лучше и
эффективнее. Продукцию возят на переработку в соседний Ржев, откуда она
в виде дешевых и качественных молокопродуктов реализуется практически «на
месте». Эффективная политика в сфере государственной поддержки в Оленинском
районе местного сельхозпроизводителя дала свои плоды: прекратилось «умирание»
деревень, сократилась безработица, увеличилась наполняемость местного бюджета.
Оленинский район — один из всего двух сельских районов Тверской области не
имеющих никаких задолженностей перед госбюджетом! Опыт Оленинского района
Тверской области по сохранению и развитию местного с.х. производства — является
достойным примером для формирования подобной экономической политики и на
Северном Кавказе, да и по всей России.

Реприватизация и последующее воссоздание крупных с.х. хозяйств и целевая
помощь немногим сохранившимся колхозам — одна из главных целевых задач нового
руководства Северо-Кавказского ФО. Создание крупных госхозов (или агрофирм) под
целевым и непосредственным руководством специальных структур СКФО задача очень
сложная, но абсолютно необходимая. Только так можно будет вывести с.х
производство на должный качественный уровень и, что немаловажно, избавить его
от контроля и «заботы» местных коррумпированных элит.

Крупные с.х. предприятия должны создаваться в дополнение к системе поддержки
малого и среднего бизнеса, они не должны конкурировать. Создание
производственной системы «поле — переработка -сбыт» должно давать возможность
каждому элементу, вне зависимости от размеров и формы собственности найти свое
место и свою нишу в общей структуре. В некоторых случаях крупные госструктуры
должны действовать с ориентацией именно на малого производителя, даже в ущерб
прямой выгоде. Целью тут должно быть улучшение социального положения населения.

Так недостаток сенокосов и пастбищ, от которого сильно страдает
животноводство в кавказских ЛПХ, можно было бы в значительной мере
компенсировать помощью государственных структур. Скот можно было бы
централизованно вывозить на сезонные пастбища, так же можно было бы
централизованно заготавливать сено на отдаленных сенокосах и, благодаря новым
технологиям (рулонирование), уже в рулонах, продавать его населению по
доступным ценам.

Государственные и кооперативные предприятия, ориентированные на
сельскохозяйственное производство, должны дополняться системой переработки, где
нужно оставлять место и для малого — среднего производителя.
Необходимо
разработать так же меры по оперативному и долгосрочному кредитованию с.х.
предприятий, схемы гарантированных госзакупок и долгосрочных контрактов.
Это
особенно важно при возрождении зернового производства, когда резкие перепады
цен на продукцию и ГСМ делают этот вид с.х. производства рискованным в плане
доходности.

    Меры господдержки сельского
хозяйства федерально-окружного уровня

Создание Северо-Кавказского федерального округа мера давно назревшая.
Только на федерально-окружном уровне возможна выработка эффективной стратегии
по развитию сельского хозяйства и мер по релизации данной стратегии.

Преодоление республиканско-элитных барьеров, ломка уже сложившихся
коррупционно-хозяйственных схем, — все это возможно с более «высоких», нежели
национально-республиканские, позиций. Кроме того, необходимо создание ряда
стратегий и макроструктур дающих возможность создать многоуровневый, гармонично
работающий хозяйственный механизм агрокомплекса в масштабе всего региона.

Одной из главнейших и насущнейших проблем является воссоздание и
реконструкция в регионе комплексной системы ирригации.
Только искусственное
орошение, опирающееся на разветвленную ирригационную сеть, может дать в регионе
гарантированные высокие урожаи. Существовавшая в советское время
специализированная мелиоративная служба, должна быть возрождена, причем ее
деятельность не должна, ни в коем случае, завесеть от местных республиканских
властей. Реконструкция и создание новых оросительных каналов,
специализированных предприятий по ремонту и обслуживанию их, — все это
необходимо сделать уже в ближайшее время. Но над всем этим должен находится
центрально-окружной планирующий и регулирующий орган
, осуществляющий
планирование и расчет схем рационального водопользования и контролирующий их
исполнение.

Другой проблемой федерального уровня является создание разветвленных
систем агромониторинга.
Нужно провести анализ состояний сельхозугодий в
различных регионах Северного Кавказа, дать рекомендации по их рациональному
использованию, а в ряде случаев предпринять широкие меры по рекультивации и
прекращению деградации земель (эта проблема актуальна, в частности в равнинном
Дагестане). Для этого необходимо создание щадящих схем землепользования,
восстановление плодородия почв, что требует в большинстве случаев применения
специальных схем орошения, внесения удобрений, борьбы с вредителями т.п. В
большинстве случаев эти меры частник или даже крупное хозяйство без помощи
федеральных структур такие мероприятия выполнить не сможет. Так же весьма
актуально создание в округе качественно новых систем фитосанитарного и
экологического контроля.

Государство на уровне руководства нового федерального округа должно взять на
себя функции контроля над зернозаукупками и зернопереработкой. Подобный опыт
есть уже в Ростовской области. Система госзакупок зерновых должна стать
приоритетно-стратегическим направлением и в масштабах всей России, особенно с
выработкой новых концепций продовольственной безопасности страны.

Особенно же нужно отметить необходимость создания юридическое базы
обеспечивающей бесперебойное функционирование системы агропроизводства в
регионе
. Нужен комплексный разбор накопившихся за последнее двадцатилетие
«юридических завалов». Это был период криминальных и полукриминальных методов
«хозяйствования», когда местные олигархические кланы брали под контроль все
значимые объекты и предприятия, но полноценно использовать их не могли. В целом
все это приводило к стагнации и коллапсу «раздербаненого» северокавказского
Агропрома. И со всем этим необходимо разбираться. Выходом, в частности,
должна стать реприватизация объектов сельхозпроизводства, акционирование с
передачей контрольного пакета государству, а в ряде случаев и принудительная
национализация.

Во всех случаях массированная и многоплановая господдержка сельского
хозяйства даст обязательный положительный социальный эффект.
Это, прежде
всего, возможность для многих северокавказцев трудиться и содержать семью, не
покидая места традиционного проживания, что уменьшит число «экономических
переселенцев», покидающих свои села из-за невозможности прокормить семьи
традиционными методами. В конечном итоге результатом будет замедление процессов
социальной деградации в отдаленных и высокогорных районах, уменьшение оттока
населения из таких районов на перенаселенную предгорную равнину.

Снижение местных миграционных процессов приведет к уменьшению
межнациональной напряженности, ввиду конкуренции в трудоустройстве для
представителей разных национальностей в городах.

Эта проблема: «уход из села в город и последующая борьба за «место под
солнцем», приводят порой к социальному напряжению (Нальчик, Черкесск, Хасавюрт,
Кизляр, Махачкала). А одним из следствий социального напряжения, вызываемого
усилением местных миграционных процессов экономического характера, является
дерусификация региона: вытеснение и исход русского населения из
северокавказских республик, даже из тех, где антироссийские и антирусские
настроения слабы или отсутствуют (Северная Осетия, КЧР).

Конечно, создание за счет государства госхозов и учреждений по поддержке
личного подсобного хозяйства граждан является, по сути, внеэкономической мерой,
вступающей в противоречие с либеральными экономическими принципами. Такая
господдержка требует внеэкономических административных мер и серьезного
вложения финансовых средств. Однако эти вложения, а возможно в последующем и
низкий уровень рентабельности (даже убыточность) работы окружных структур
управления, госхозов и структур поддержки ЛПХ будут во много раз «окуплены»
снижением социальной напряженности и ликвидацией почвы для экстремизма на всем
Северном Кавказе.

Оригинал этого материала
опубликован на ленте АПН.

По теме
10.09.2021
Большая часть избирателей не появится на избирательных участках.
08.09.2021
На протяжении долгого времени выборы становятся все менее интересными.
01.09.2021
Антипремия «Бандерлоги культуры» поможет сдержать проекты, которые травмируют городскую идентичность.
20.08.2021
Очередной глава ЕЦМЗ вынужден уйти после того как выписал себе незаконную премию.