16+
Аналитика
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
30 Мая 2012 года
106 просмотров

Энергетика – бизнес политиков и чиновников

«АПН — Нижний Новгород»
представляет вниманию читателей фрагменты выступлений на заседании
«Нижегородского эксперт-клуба», прошедшего 30 мая и посвященного теме «Отмена
тарифного эмбарго: экономические, социальные и политические последствия».

Владимир Буланов, депутат Законодательного собрания
Нижегородской области (фракция КПРФ):

Больше года назад наша фракция
выступила инициатором того, чтобы проанализировать, что происходит с тарифами в
Нижегородской области. И оказалось, что тарифы на тепло и электроэнергию у нас
самые высокие в ПФО и одни из самых высоких в России. Выше даже, чем в Москве,
особенно тепло.

Была предпринята попытка провести
депутатское расследование. Мы собрали необходимое количество подписей, но
депутаты из правящей партии все это заблокировали. Более того, завтра будут
вносить изменения в положение о депутатском расследовании, так что эта тема в
перспективе для нас вообще может быть закрыта.

Начнем с тепла. Почему у нас выше
на 30-40 процентов, чем у соседей? Изучали ситуацию, оказалось, что новых
котельных никаких муниципалитет не строит. Эксплуатируется максимально то, что
построено в советское время, и если какой-то инвестор заходит, то его тоже
нагибают – заставляют, чтобы он котельную сам строил. Хотя для того, чтобы даже
построить свою котельную — огромная проблема получить лимит на газ. И опять же
правительство области все делает, чтобы альтернативного отопления,
альтернативных котельных – не было.

Была правда создана рабочая группа
из депутатов, привлекали экспертов, и посмотрели коллеги-депутаты (надо отдать
должное – единоросс Табачников возглавлял эту комиссию), приглашали экспертов,
и, в конце концов, вывели, что завышенный тариф в том числе из-за того, что все
поставки материалов, работ и продажа идут из альтернативной аффилированной
структуры. Десятки миллиардов рублей за последнюю пятилетку просто выводились в
оффшоры. Там американские бенефициары, открытая информация размещена в
Интернете. Когда это озвучили – все офигели. Ну что получилось? Директора
поменяли тихо спокойно, пришел новый хороший. Спрашиваем: «Ну что дальше?
Пришла пора снижать тарифы?» «Нет, — говорят, — не судьба. Мы будем эти 30-40
процентов завышения, которые вы нашли,  использовать, чтобы не ломалось и все хорошо работало».

Дальше – по отоплению. Введение
двухставочного тарифа – в числе того, что особенно всех нас коснулось. Вы
знаете, что то, что они сейчас выставляют детским садам, больницам – плата за
мощность так называемая – это 60 процентов стоимости тарифа. Если все
суммировать по Нижнему Новгороду, что продает «Теплоэнерго», то таких мощностей
в принципе в Нижнем Новгороде нет. То есть, опять же мы с вами платим деньги ни
за что. Даже если случится мороз, как там рассчитано – на 31 градус, то таких
мощностей все наше «Теплоэнерго» не выдаст.

Про электроэнергию. Ну вот сколько
можно биться? Вторая уже тема депутатского расследования. Более 60 процентов
нижегородского рынка принадлежит «Нижегородской сбытовой компании».
Глубокоуважаемой. Привет всем, хорошие люди, хороший бизнес. 2010-ый год – 1
млрд. 200 тыс. рублей дивиденды, 2011-ый год — 
1 млрд. 600 тыс., 2012-ый год – задекларировано, что они получат более 2
млрд. Что такое НСК – это билинговая компания, то есть, там нет людей с
пассатижами, там нет трансформаторов, которые надо ремонтировать. Просто
удачный бизнес – компания удачно зарабатывает деньги. И что – об этом не знает
правительство, не знает губернатор? Всё знает.

Я понимаю, ну были бы такие тарифы,
чтобы не было дефицита в центральной части, чтобы подводили с периферии
электричество, понимаю, если бы эти деньги вкладывались через то же самое МРСК
для новых мощностей. Но этого нет. И мне как налогоплательщику обидно, что там
сидят парни, получают миллиардные дивиденды, а я корячусь, и мое электричество
на 20-30 процентов дороже, чем в Саранске и Чебоксарах  у таких же заводов, как мы.

«Водоканал» — это следующая бомба,
она все равно рванет. Они вот так же пролоббировали этот двухставочный тариф.
То есть, будет введена плата за мощности, и это будет опять в разы. Мы на завод
подсчитали – они нам прислали типа подписать договор – в семь раз больше завод
«Термаль» должен платить при том же самом потреблении. За те мощности, которые
когда-то устанавливались в советские времена, нам предлагается сегодня
заплатить и в семь раз больше. Это неправильно.

Больше всего это бьет по
бюджетникам, по социальным организациям, потому что они не могут
сопротивляться. Когда им присылают счет, они не знают, куда пойти, куда
податься. Мы начинаем обсуждение бюджета на год с того, что рассуждаем,
насколько вырастут тарифы – ну там типа 5-8 процентов закладывается. Но реально
это не так. Реально любой садик, школа, учреждение, будут платить больше. Этот
двухставочный тариф за тепло и за воду добьет всю экономику.

Ситуация такая же, как со вступление
в ВТО. Тоже эту тему очень глубоко изучаю – 27 тысяч томов, никто не перевел,
никто ничего не знает, тема абсолютно закрытая. Про эту тему все говорят – что
делать, чтобы заморозить, что делать, чтобы снизить – но никто ничего не знает.

Кто виноват? Смотрите на простом
нижегородском примере. Если правящее большинство запретило нам проводить
депутатские расследования – значит, в этом заинтересована партия власти. Что –
не знает губернатор про то, что это делается? В РСТ человек из команды
правительства. В приватных беседах хоть с энергетиками, хоть с тепловиками мы
спрашивали: «Если вам губернатор пришлет директиву снизить на 15 процентов,
снизите?» «Снизим». «Это отразится на работоспособности?» «Не отразится». Все
это делается открыто. Это просто бизнес политиков, чиновников и некоторых
людей, которые в этих энергетических структурах работают.  

Что делать? Писать! Не бояться
гласности! Выступать в Интернете. Потому что половина журналистов, политологов,
социологов захвалили власть, и им кажется, что это все так и происходит.

По теме
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.