16+
Аналитика
14.05.2021
Нижегородская область неслучайно оказалась в числе получателей инфраструктурных кредитов.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
13.05.2021
Отработавший целый год на посту мэра Юрий Шалабаев делает акцент на хозяйственную жизнь города.
30.04.2021
Поездка Никитина по Уралу открывает новые возможности для нижегородской промышленности.
28.04.2021
А чтобы развивать наземный электротранспорт, Нижний должен распоряжаться большей долей заработанных средств.
27.04.2021
Не только в славном прошлом побед, но и в кровавых страницах, написанных Сталиным.
23.04.2021
Эти акции организуются лишь с целью создавать видимость массовой поддержки Навального населением.
22.04.2021
Численность вчерашних митингов – показатель истинного рейтинга Навального.
22.04.2021
На призыв поддержать Навального вышли только сторонники его как лидера.
21.04.2021
Заявление президента показывает, что политическое решение по развитию метро в Нижнем Новгороде уже принято.
20.04.2021
Нацеленность определенных сил на уничтожение российского государства становятся все более очевидными.
19.04.2021
Но не станет ли вход на территорию кремля после ремонта платным для горожан? Ответа пока нет.
14 Октября 2013 года
209 просмотров

Есть социальный потолок

«АПН – Нижний Новгород» представляет вниманию читателей
фрагменты выступлений в ходе заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего
9 октября 2013 г. и посвященного теме «Российское общество: эскалация агрессии.
Причины и подходы к решению проблемы».

Михаил Теодорович, руководитель
управления ФАС по Нижегородской области:

Есть некие опыты стратегирования в
сфере социальной устойчивости и социального позитивизма, которые только лишь
надо интегрировать и использовать в нашей практике. По сути, стратегирование
власть нам демонстрирует, слава Богу, – и региональная, и федеральная, и местами
даже муниципальная. Но надо задавать модели, форматы успешного выживания
этноса, государства, и тогда, может быть, мы на тему агрессии будем смотреть
как-то более спокойно.

Примерно, по моей оценке, 80
процентов людей все-таки живут плохо. Если они говорят, что они живут хорошо,
это говорит только об одном – они не хотят лишать себя оптимизма. Они себе не
хотят это сказать. Если я скажу себе: «Я живу плохо, я неудачник, у меня не
получилось», – то дальше-то что я буду делать? Мне два столба искать? Мне надо
жить. И мой источник оптимизма в том, что я конструирую новую социальную
реальность, пусть она индивидуального потребления. Но в этой реальности я
успешен, я молодец, я могу, у меня есть будущее.

И поэтому опросы говорят нам иное.
Они нам не говорят, что у нас 80 процентов живут плохо. Они нам говорят о том,
что у нас бедных 15 процентов, а у остальных все либо хорошо, либо очень хорошо –
среднее между тем и другим.

На самом деле бедность российская
стратегически изменилась. У нас появилась относительная бедность. Люди уже
поняли, что есть социальный потолок, есть ограничения, которые никто им не
поможет преодолеть. Примерно 10 лет этому явлению, и рано делать стратегические
выводы. Но люди в этой реальности оказались не по своей воле – в эту реальность
их поместила жизнь. Поэтому они пришли в нее без багажа, который позволил бы им
в ней устроиться.

Возьмите западный мир – 300 лет,
400 лет буржуазных строев – в них люди так или иначе устроились, они культурно
устроились. Они приняли ситуацию, свыклись с ней, смирились – папа так жил,
дедушка так жил, прадедушка так жил – все это происходило на одной и той же
улице. А я-то что? Я буду как прадедушка, как дедушка, как папа – и будет мне
счастье. Так люди живут, так они привыкли, иначе – умереть. А наши люди еще не
смирились – они не знают, зачем смиряться, они не знают, как это сделать, и они
не знают, насколько это безопасно, – им надо в этом помогать. И я думаю, что
нужна какая-то стратегия, обращенная на молодежь, и вот эти социальные практики
– модели поведения, модели восприятия – транслировать через детство, через
школу, через педагогику.

Ребенок с детства должен получать
уверенность в том, что он уникален, удивителен, ценен и потенциально обречен на
счастье. Вера в счастье, оптимизм, которым пропитывают ребенка, – он потом никуда
не девается. Я взял бумагу, я намочил ее водичкой, вы ее можете теперь
намочить, чем угодно, но внутри будет водичка, она будет мокрая. Если я намочу
ее пивом, то потом этот запах пива никуда не денется никогда. Когда мы
загаживаем сознание ребенка этими всякими социальными ужасами, мы потом в этот
же объем представление о счастье не впихнем.

И я хочу сказать, что модели
успешного выживания в бедности, модели преодоления индивидуальной здесь и
сейчас бедности – их надо предлагать людям. Нужны образцы этого успеха.
Социальные лифты – хорошая вещь, но это массовидное явление, это вообще. А в
частности нужно, чтобы были модели поведения, в которые человек мог себя
встроить и ассоциировать себя с ними. «Да, мне это подойдет. Пожалуй, я этим
займусь: женюсь на дочке начальника, закончу хороший вуз, двину к чертовой
матери в Австралию – буду пасти там бычков, создам себе ранчо»… Что угодно, но
кто-то должен быть впереди, и ребенок должен видеть, что этот кто-то был, что
он не из пальца высосан, а так же, как Белка и Стрелка, действительно слетал в
космос и стал знаменитым. Вот как-то так.

Здесь существует дефицит и
политики, и практики, и социального предложения. Если мы говорим об источнике
агрессии и о том, как с ней бороться, я думаю, что все-таки надо и
оптимистично, и прагматично одновременно концентрировать усилия именно здесь.
Человеческую природу мы не исправим.

По теме
19.04.2021
А те, кто свою выгоду ставит выше интересов государства.
16.04.2021
Было бы странно, если бы в год 800-летия Нижнего Новгорода он старался быть незаметным.
15.04.2021
Будет ли иметь продолжение попытка создания космодрома в Нижегородской области?
14.04.2021
НОЦ – инструмент реализации научного потенциала нижегородских вузов.