16+
Аналитика
13.12.2019
За короткий отрезок времени предприятие стало поставщиком множества негативных новостей.
09.12.2019
Тарасова увидела что-то такое в документах ЕЦМЗ, и решила вовремя уйти в отставку.
13.12.2019
Нижегородская «Единая Россия» отмахнется от возврата прямых выборов мэров, как и от решения КС.
12.12.2019
Заксобрание делает небольшую уступку в пользу административного ресурса.
12.12.2019
Они отказались рассматривать отмену запрета на шествия по Большой Покровской.
11.12.2019
Ирина Тарасова, проработав три недели на посту директора ЕЦМЗ, увидела что-то такое, что предпочла вовремя оставить это кресло.
11.12.2019
Общественный транспорт нижегородской агломерации начинают рассматривать как единую систему.
10.12.2019
Все агломерации выстраивают организацию общественного транспорта по сетевому принципу.
09.12.2019
ЕЦМЗ – монополист, а при монополии негативные последствия неизбежны.
06.12.2019
Повышение стоимости проезда до 35 рублей не так сильно бьет по нижегородцам, как отсутствие единого проездного.
05.12.2019
Почему «Единая Россия» отказывается выполнять закон Нижегородской области?
05.12.2019
Мэрия Нижнего Новгорода намерена избавиться от части подвалов в многоквартирных домах.
14 Октября 2013
119 просмотров

Есть социальный потолок

«АПН – Нижний Новгород» представляет вниманию читателей
фрагменты выступлений в ходе заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего
9 октября 2013 г. и посвященного теме «Российское общество: эскалация агрессии.
Причины и подходы к решению проблемы».

Михаил Теодорович, руководитель
управления ФАС по Нижегородской области:

Есть некие опыты стратегирования в
сфере социальной устойчивости и социального позитивизма, которые только лишь
надо интегрировать и использовать в нашей практике. По сути, стратегирование
власть нам демонстрирует, слава Богу, – и региональная, и федеральная, и местами
даже муниципальная. Но надо задавать модели, форматы успешного выживания
этноса, государства, и тогда, может быть, мы на тему агрессии будем смотреть
как-то более спокойно.

Примерно, по моей оценке, 80
процентов людей все-таки живут плохо. Если они говорят, что они живут хорошо,
это говорит только об одном – они не хотят лишать себя оптимизма. Они себе не
хотят это сказать. Если я скажу себе: «Я живу плохо, я неудачник, у меня не
получилось», – то дальше-то что я буду делать? Мне два столба искать? Мне надо
жить. И мой источник оптимизма в том, что я конструирую новую социальную
реальность, пусть она индивидуального потребления. Но в этой реальности я
успешен, я молодец, я могу, у меня есть будущее.

И поэтому опросы говорят нам иное.
Они нам не говорят, что у нас 80 процентов живут плохо. Они нам говорят о том,
что у нас бедных 15 процентов, а у остальных все либо хорошо, либо очень хорошо –
среднее между тем и другим.

На самом деле бедность российская
стратегически изменилась. У нас появилась относительная бедность. Люди уже
поняли, что есть социальный потолок, есть ограничения, которые никто им не
поможет преодолеть. Примерно 10 лет этому явлению, и рано делать стратегические
выводы. Но люди в этой реальности оказались не по своей воле – в эту реальность
их поместила жизнь. Поэтому они пришли в нее без багажа, который позволил бы им
в ней устроиться.

Возьмите западный мир – 300 лет,
400 лет буржуазных строев – в них люди так или иначе устроились, они культурно
устроились. Они приняли ситуацию, свыклись с ней, смирились – папа так жил,
дедушка так жил, прадедушка так жил – все это происходило на одной и той же
улице. А я-то что? Я буду как прадедушка, как дедушка, как папа – и будет мне
счастье. Так люди живут, так они привыкли, иначе – умереть. А наши люди еще не
смирились – они не знают, зачем смиряться, они не знают, как это сделать, и они
не знают, насколько это безопасно, – им надо в этом помогать. И я думаю, что
нужна какая-то стратегия, обращенная на молодежь, и вот эти социальные практики
– модели поведения, модели восприятия – транслировать через детство, через
школу, через педагогику.

Ребенок с детства должен получать
уверенность в том, что он уникален, удивителен, ценен и потенциально обречен на
счастье. Вера в счастье, оптимизм, которым пропитывают ребенка, – он потом никуда
не девается. Я взял бумагу, я намочил ее водичкой, вы ее можете теперь
намочить, чем угодно, но внутри будет водичка, она будет мокрая. Если я намочу
ее пивом, то потом этот запах пива никуда не денется никогда. Когда мы
загаживаем сознание ребенка этими всякими социальными ужасами, мы потом в этот
же объем представление о счастье не впихнем.

И я хочу сказать, что модели
успешного выживания в бедности, модели преодоления индивидуальной здесь и
сейчас бедности – их надо предлагать людям. Нужны образцы этого успеха.
Социальные лифты – хорошая вещь, но это массовидное явление, это вообще. А в
частности нужно, чтобы были модели поведения, в которые человек мог себя
встроить и ассоциировать себя с ними. «Да, мне это подойдет. Пожалуй, я этим
займусь: женюсь на дочке начальника, закончу хороший вуз, двину к чертовой
матери в Австралию – буду пасти там бычков, создам себе ранчо»… Что угодно, но
кто-то должен быть впереди, и ребенок должен видеть, что этот кто-то был, что
он не из пальца высосан, а так же, как Белка и Стрелка, действительно слетал в
космос и стал знаменитым. Вот как-то так.

Здесь существует дефицит и
политики, и практики, и социального предложения. Если мы говорим об источнике
агрессии и о том, как с ней бороться, я думаю, что все-таки надо и
оптимистично, и прагматично одновременно концентрировать усилия именно здесь.
Человеческую природу мы не исправим.

По теме
04.12.2019
В ситуации, когда городская власть не держит слово, повышение стоимости проезда вполне оправдано.
04.12.2019
Отказ повышать выплаты пенсионерам на проезд не уменьшит поддержку «Единой России» в Нижегородской области.
03.12.2019
Хочется думать, что результаты Нижегородской области по нацпроектам в конце года будут значительно выше, чем 1 июля.
03.12.2019
Никитину стоит принять управленческие решения в связи с двукратным увеличением строительства ледовой арены.
Подборка