16+
Аналитика
03.12.2021
Цифровых помощников человека или основы не признающего границ кибергосударства?
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
03.12.2021
Слияние правых партий – шаг вполне логичный с точки зрения планировщиков политического пространства.
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
25 Мая 2012 года
206 просмотров

Эту песню не задушишь, не убьешь

Легко на сердце от песни веселой

Искусство может служить интересам
государства. А может и не служить. В своих работах Владимир Ильич Ленин
утверждал, что любое искусство не может не быть «партийным». При этом
«партийность» он понимал в широком смысле — как принадлежность к той или иной
группе по интересам, по происхождению, по классовости. Принадлежность
осознанную или нет.

Иными словами, если Лев Толстой,
будучи графом, дворянин, то и рассуждает он как граф и дворянин, хочет он этого
или не хочет. А значит и выражает он интересы дворянства. И это касается
любого, кто взял в руки перо, скрипку или кисть с ворсинками беличьей шерсти.

То есть, Пушкин – это не просто
прекрасно, но он еще и выразитель 
классовых интересов дворянства.

В этой связи, конечно, бывают свои
классовые заторы. Скажем, «Москва-Петушки» Венедикта Ерофеева – это гениальный
текст, который станет массовым только тогда, когда из него извлекут для масс
его гениальность.

Часто бывает и так, что искусство
(или то, что под искусство маскируется), является проводником идей государства,
служит интересам государства, осознанно или стихийно утверждает в головах своих
адептов, поклонников и фанов постулаты государственной идеологии.

Если таковая идеология, разумеется,
существует, есть, наличествует, а не только брезжит в непонятном призрачном
свете будущего, как у нас, при условии, что и само будущее у нас как-то уж
слишком призрачно и неопределенно маячит.

Те, кто любит поругать Америку, те,
кто любит порассуждать о ней в конспирологическом духе, наверняка расскажут,
что интересам государства Соединенные Штаты Америки служит даже и в том числе
массовая культура Соединенных Штатов Америки. И, в общем, нисколько не «даже»,
и нисколько даже и «в том числе», а скорее «прежде всего» — потому что культура
массовая, поп-культура – она на то и массовая, чтобы потребляться большими
массами – а государству ведь этого и нужно.

И когда снова и снова какой-нибудь
новый Сильвестр Сталлоне на очень даже массовом экране громит каких-нибудь
очередных корейцев, очередных иранцев или – в очередной раз – каких-либо
очередных русских, то знайте: любой честный американец должен усвоить, что
Корея, Иран или Россия – американские враги. По крайней мере сегодня. Завтра
будет новый день, а значит – и новые враги, новые разгромы и новые сталлоне. И
он, честный американец, с пивом в одной руке и с попкорном в другой, это усвоит
не сомневайтесь.

То же и у нас. Давайте
(конспирологически, разумеется) посмотрим на нашу массовую культуру партийными
(в ленинском смысле) глазами. А «Евровидение» — чем не хороший для этого повод?

Грузинская песня украинской исполнительницы как примета холодной войны

Государственные интересы в этом
тотальном песенном конкурсе наметились в обозримом и видимом нами,
конспирологами, спектре (прежде всего – у России, но, как мы это дальше увидим
– и не только у России) в 2009-м году. Конечно, и дальше и больше эти
государственные интересы могли (и, конспирологически мысля, были) и у других
стран.

Особенно почему-то приходят сразу
на ум страны, которые принято называть «странами бывшего Союза». У них ведь и
наибольшие комплексы (избавления от ига «Большого Брата»), и так называемые
тренды обретения независимости, иллюзорной, конечно (о том, что это – иллюзия,
никто не должен знать, кроме правителей этих страх, а то – ата-та!), но все же
независимости.

И все-таки о (мнимых?)
государственных интересах подумайте сами.

В 2009-м году трудно ведь было придумать лучше! Это был апофеоз государственности в экспортной массовой культуре.

Нельзя сказать – эффективнее, но эффектнее:
на сцене международного конкурса, в лучах софитов и лазерных стробоскопов
украинка поет песню грузинского композитора. Она представляет… Россию! Призовые
места не важны. Важно то, ради чего состоялось это выступление: добрая воля и
дружба народов, которые  демонстрирует
наша страна.

Нет-нет: говорить о холодной войне
было неуместно, возможно – преждевременно, или просто не вовремя. Однако именно
так назывался тот период новейшей мировой истории, когда казалось бы далекие от
политики события превращались в средство политического демарша.

1979 год. Советские войска входят в
Афганистан. А уже год спустя страны Запада бойкотируют Олимпийские игры в
сердце «Империи зла», в Москве. А ведь они – мероприятие, куда как вроде бы
далекое от политических и военных смыслов.

1984 год. Спорт снова оказывается
заложником политики. В этот раз 
Олимпиаду, словно бы по заказу проходящую в Лос-Анжелесе (в США, на
«вражеской территории»!) игнорируют страны Восточного блока. Они соревнуются в
Москве, на Играх Доброй воли.

И так постоянно. Россияне всегда
знали: они не просто выигрывают в спортивных и неспортивных баталиях, они
представляют страну. Каждый выход на лед хоккейной сборной против канадских
профессионалов, встреча за шахматной доской, каждое па в балете, каждый выход в
открытый космос, каждые гол, очко, секунда, 
все это – идеологическое оружие, которым мы утверждаем себя.

Все победы в спорте, а равно – в
культуре, в космосе, все равно где – это успех не конкретных граждан страны,
это победа страны.

Вы скажете – эти времена давно
прошли. Ой ли?

В 2008-м году Россия одержала ряд
крупных международных успехов. Мы выиграли Чемпионат мира по хоккею, конкурс
«Евровидение», с небывалым успехом выступили на Чемпионате Европы по футболу,
получив «бронзу». И все эти победы были записаны пропагандистской машиной в
актив российского руководства. А победа в хоккейном чемпионате 2009-го года
только закрепила этот государственный тренд.

Дмитрий Медведев, возглавлявший
тогда российское государство, даже написал статью с вполне себе
победительно-спортивным названием «Вперед, Россия!». Казалось, еще шажок – и
именно на этой, пусть и не в полной мере подходящей для этого почве будет
воздвигнуто здание государственной идеологии, которой наше государство не имело
со времен развала Союза Советских Республик.

Не успехи России в экономике, в
преодолении кризиса, например, не успехи России в модернизации, которой не
было, не успехи в борьбе с коррупцией и прочими реальными проблемами – а
победы России в спорте и в шоу-бизнесе говорили: Россия развивается и возрождается!

Вот если есть среди читателей люди,
совершенно равнодушные к футболу, скажите: разве вам не было приятно, когда мы
громили голландцев и шведов на «Евро-2008»?..

Лучше всех об этом сказал Федор
Бондарчук. Когда в 2000-е несколько российских фильмов получили призы на международных
кинофестивалях, Бондарчук прямо сказал: «Своими успехами российское кино
обязано Владимиру Путину». Ни убавить, ни прибавить. Так и представляется
этакая фантастическая картина: президент, сегодня – премьер, завтра — опять президент, который в
свободное от управления титанической страной время находит силы снимать фильмы,
играть в футбол, петь на евроконкурсах…

Песня не расстанется с тобой

Победить дважды подряд на
«Евровидении» еще не удавалось никому. Здравый смысл, суеверие, скептицизм,
наконец, подсказывали: победив в 2008-м, в 2009-м мы просто принимаем у себя
этот песенный конкурс – и всего лишь участвуем в нем.

Однако этого мало. Просто участвуем
без надежды на победу?! Хочется чего-то большего, согласитесь.

И если уж перспектива на призовое
место вызывает сомнение, нужно сделать само участие громким, показательным,
красноречивым. И не только и не столько собственно в песенном смысле  — нет, песня, как и встарь, должна нести
идеологическую, политическую нагрузку. Нам песня – строить и жить помогает!

Причем мы тут не первые начали. За
два года до этого Украина выпустила на сцену «Евровидения» Верку Сердючку со
словами «Russia, good-bye!» («Россия, прощай!»), за что Сердючка тут же
поплатился отлучением от российского шоу-бизнеса.

Дальше – больше: в 2009-м году
Грузия заявляет для участия песню, про которую ее авторы прямо говорят:
название и припев песни «We don’t wanna put in» («Мы не хотим put in») — игра слов, в которой делается намек на премьер-министра
России Владимира Путина. Дело дошло до скандала, в результате которого
грузинскую песню усилиями еврожюри сняли с участия в конкурсе.

Что же мы? Мелко мстить, сочиняя
песенки против Украины и Грузии  — не в
наших великодержавных традициях. Здесь уместно явить миру широту души,
замешанную на трезвом расчете.

И тут представляется картина если
не более, то может – вполне менее фантастическая: продюсирование российского
участия в конкурсе «Евровидение» берут на себя … в Кремле.

В отборочном туре участвует
Валерия, которую любят миллионы. Однако – оп-ля! — ловкое движение рук, поворот
голосовательной машины – и побеждает другая, мало кому известная
исполнительница, про которую на голубом глазу говорят: да, мол, именно вот она
победила в зрительском голосовании!

Ну что ж, победила так победила.
Присмотримся к победительнице повнимательнее. Зовут ее Анастасия Приходько. Она
– украинка (!). А песню для нее сочинил композитор Константин Меладзе – грузин
(!). А?! Каково?! Красивая, черт побери, получается рокировочка.

Пусть непонятливый продюсер и муж
Валерии Иосиф Пригожин кричит, что конкурс «Еровидение» — купленный. Купленный?
Пусть так. Но таким покупателем, которому отказать невозможно.

И пусть теперь поют и соревнуются.
Россия выйдет, печатая шаг, и споет на украинском языке грузинскую песню. После
которой обвинить Россию в агрессивной политике по отношению к бывшим братьям по
СССР будет гораздо труднее.

Эту песню запевает не молодежь

Но вот прошло несколько лет и у нас
новые государственные задачи. Мы же, блин, не стоим на месте. Мы же, типа,
развиваемся. У нас же, блин, объявленная прежним президентом модернизация, а
новый старый президент – он же и сам неоднократно высказывался за
модернизирование и обновление. При этом, правда, ничего никогда не обновляя, а
уж тем более не модернизируя.

Если не считать, конечно, модернизацией
того (о чем промелькнуло сегодня, 25 мая сообщение в сети), что полиция у нас
«модернизируется»: на 15 заявленных ею миллионов рублей купят ей, полиции,
оборудования исключительно для того, чтобы противодействовать митингам: каски,
щиты, шлемы или, скажем, щиты, шлемы и каски. А также дубинки или уж щиты,
каски, шлемы.

Все для демократии.

Любители власти не дадут соврать.
Они четко расскажут, сколько нужно дубинок и газа, чтобы установить демократию
в России. Мудрый вождь разрешит, а все, что не так, — то, скажут они нам, утрясется.

А вы чувствуете, какая кормушка с
этими 15 миллионами? Ведь эти деньги (15 миллионов!) можно и нужно попилить. И,
не сомневайтесь, попилят их, стало быть. «Модернизаторы», стало быть, и
попилят.

Но при этом: чувствуете, какая у
них злоба против граждан, против их мнения? Дубинки и щиты они готовят, а не
уши открывают.

Но вернемся к нашим баранам. Что же
мы видим на сцене «Евровидения»?

На сцене «Евровидения» мы видим
бабушек из российской глубинки, которые задорно пытаются покорить Европу. Ролик
с песней бабушек уже набрал миллионы просмотров, и даже подсевшие исключительно
на продукты канала MTV подростки заинтересованно посматривают на «отстойный»
конкурс. А специалисты уже подводят под это дело теоретическую базу.

«Интерес масс и победы бабушек из
Бураново — это яркое проявление закономерности, отмечающейся учеными и врачами
во всем мире, — заявил, например, журналистам главный геронтолог
Санкт-Петербурга, директор Института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН,
профессор Владимир Хавинсон. — Это связано со всемирным постарением населения
и, как следствие, влиянием этого постарения на всеобщие эволюционные процессы.
Следовательно, сейчас очень заметно возрастает роль старшего поколения в жизни
общества. Постарение населения — это своеобразный сигнал обществу, эволюции.
Например, в Петербурге четверть населения – это пожилые люди. Аналогичные
ситуации сейчас складываются во многих странах. И это процесс будет нарастать и
включаться в самые разные области жизни, в различные сферы общества. И
шоу-бизнес тут не исключение».

Владимир Хавинсон уверен, что сам
по себе активный образ жизни для пожилых людей крайне необходим.

«Это импульс для общества, для
людей всех возрастных групп, говорящий о том, что раз они могут, то и мы так
можем!», — считает главный геронтолог Петербурга.

И тут, в этом месте, мы напрягаем
свои конспирологические мозги и начинаем прозревать. Чувствуете, какой мессидж
посылает миру Россия? Пожилые люди могут. Они могут побеждать, покорять, вести
за собой – и, продолжаем мысль, не только подчиняя себе шоу-бизнес, но и…
управляя государством.

А песни довольно одной

Действительно, когда страну
возглавил Дмитрий Медведев, официальная пресса зашлась в восторгах: смотрите,
какой молодой у нас лидер! Россия, вперед!

Когда же страну возглавил лидер
старый новый, комментариев на этот счет поубавилось. Однако сохранился
социальный заказ: показать (доказать), что быть немолодым тоже неплохо.
Показать (доказать) это стране и миру — в том числе и на массовом культурном
уровне.

Так что пусть веселятся бурановские
бабушки. Они выполняют важную задачу – продвигают наши важнейшие
государственные тренды. Или, по крайней мере, мы так думаем –
конспирологически.

И думать так не перестанем – пока
государство маячит у нас в подсознании как навязчивая тень отца Гамлета. Пока
преследует нас так или иначе, куда мы ни посмотрим и какой сон ни попытаемся
увидеть – оно уже снова там, вылезло, как Фрейд – и с тем же неумолимым
постоянством.

Пока, как выразился Егор Летов, мы
не «убьем в себе государство». Не перестанем испытывать от него пагубной
зависимости.

По теме
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.