16+
Аналитика
21.11.2019
Полномочия мэра расширяют вовсе не для улучшения системы управления городом.
19.11.2019
Почему так долго на диверсию нижегородских муниципалитетов никто не обращал внимания?
21.11.2019
Никитин вынужден жестко вмешиваться в работу муниципалитетов.
20.11.2019
Панов хочет ослабить глав районов Нижнего Новгорода до уровня рядовых исполнителей?
20.11.2019
Захотят ли достойные специалисты претендовать на пост министра спорта Нижегородской области?
19.11.2019
Новый министр спорта Нижегородской области должен создать условия для его развития.
18.11.2019
Повысят нижегородцам тарифы ЖКХ на 4 или на 3,8 процента – разница небольшая.
15.11.2019
Стадион «Нижний Новгород» не должен висеть на бюджете области.
15.11.2019
Повышение тарифов на услуги ЖКХ в Нижегородской области не будет иметь политических последствий.
14.11.2019
Важно не ошибиться при выборе стороны в момент раскола элиты.
14.11.2019
Прокуратура не поможет жителям поселка, несогласным с присоединением к Нижнему Новгороду.
13.11.2019
Власти Нижнего Новгорода попытались отыграть негатив – получилось еще хуже.
1 Марта 2007
125 просмотров

Физическое существование Кадырова держится на прямой поддержке Путина

Владимир Путин принял отставку Алу Алханова, назначив временно исполняющим обязанности президента Чеченской республики премьер-министра Чечни Рамзана Кадырова. На вопросы ИА «АПН – Нижний Новгород» о причинах этих шагов, и о том, как они скажутся на обстановке в республике, отвечает Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России:

— В чем причина перемен в руководстве Чечни?

— Ничего удивительного в отставке президента Чечни Алханова и назначении на его место Рамзана Кадырова нет, потому что Кадыров только ждал, когда ему исполнится соответствующее число лет, и единственным препятствием была статья Конституции республики о возрасте президента. Алу Алханов был с самого начала абсолютно контролируемый человек — как говорят в Чечне, «человек козырька». Но альтернатива Кадырову на посту президента Чечни есть — и не одна. Можно назвать в этом ряду, например, Малика Сайдуллаева.

Теперь ответственность за все будет уже юридически лежать на Кадырове, то есть, что до этого было де-факто, будет теперь формально закреплено. Одновременно с повышением своего чисто юридического статуса, Рамзан сузил границы своего возможного маневра. Теперь потенциал его дальнейшего существования исчерпан в значительной степени. Он исчерпал ресурс терпения в свой адрес у самых разнообразных кругов России и Чечни. Я имею в виду, что его физическое существование сегодня держится исключительно на прямой поддержке Путина. И если эта поддержка по каким-то причинам будет у него отнята, то его тут же «загасят».

Я не знаю, как он будет решать проблемы, встающие перед ним в связи с приближения срока выборов президента Российской Федерации, потому что единственный вариант, который мог бы его устроить, — это третий срок Путина. Но о третьем сроке речи сейчас не идет. А за пределами третьего срока любой маневр — переход Путина куда-то в запас, на какую-то видную, но не «командную номер один» должность — оставляет Рамзана практически неприкрытым, без союзников.

Ситуация в республике сейчас в значительно меньшей степени контролируется Кремлем, чем во время открытых боевых действий, потому что тогда, по крайней мере, была определенная — патовая, но понятная — ситуация. А Кремль, для того, чтобы маргинализовать сопротивление, пошел на «чеченизацию» конфликта. И «чеченизация» принесла то, что условно называется «победой». Но боевики по-прежнему существуют, сопротивление по-прежнему есть.

А во-вторых, «чеченизация» конфликта превратила Чеченскую республику фактически в Ичкерию номер два — но только добившуюся того, в чем Джохару Дудаеву отказывал Ельцин. Потому что Джохар Дудаев, в принципе, стремился договориться с Кремлем. И в числе форматов и параметров, на которые он готов был пойти, как раз был статус, примерно соответствующий нынешнему статусу.

То есть, фактически Рамзан Кадыров через кровавое сопротивление моджахедов получил то, что первоначально входило в возможный сценарий решения вопроса между Ельциным и Дудаевым. И на что Ельцин не пошел только по своей тупости.

— Что будет в случае устранения Кадырова, о возможности чего Вы говорили?

— Новый виток дестабилизации — десять тысяч профессиональных стволов останутся без крыши и снова начнут вооруженную борьбу. Есть много сценариев развития ситуации. Один из них — использовать Рамзана и его вооруженный ресурс как блок против грузино-американского влияния на Северном Кавказе.

Другой вариант — как дубинку, с помощью которой можно, если необходимо для масштабных игр в стране, полностью дестабилизировать ситуацию на Северном Кавказе. Например, использовав эти силы в игре против Дагестана, примеры чего в ограниченной форме мы не раз наблюдали. На территории Хасавюрта не раз проводились незаконные операции батальонов «Восток», «Запад» и так далее.

Если это сделать резче, то можно взорвать в том же Дагестане ситуацию временного затишья (таящего в себе элементы бури).

Можно использовать тот же ресурс для давления на Ингушетию, для давления на осетинский комплекс — на Южную и Северную Осетию. Хотя надо подчеркнуть, что Рамзан Кадыров через голову руководства Ингушетии находится в очень хороших отношениях с оргпреступными группировками Алании, в частности, по вопросу производства алкоголя.

Так что есть целый набор сценариев, для которых Рамзан может пригодиться. Я хочу сказать, что огромные усилия, гигантская кровь, чудовищные средства были выброшены Россией и изъяты из других мест — огромное количество гражданских лиц — русских, вайнахов и других национальностей погибло за эти тринадцать лет. А ситуация вернулась опять к фактической полунезависимости Чечни, которую в качестве отступного момента был готов иметь в виду Джохар Дудаев, как последний порог договоренностей.

У него были планы воссоздания союзного государства, где Чечня занимала место союзной республики, это план номер один. Собственно для восстановления Советского Союза и была создана Ичкерия. А последним из вариантов, которые был готов обсуждать Джохар Дудаев, был тот, который реализовался сейчас. Но мы пришли к этому последнему варианту через несколько сот тысяч трупов — российских и кавказских.

— Есть ли сейчас опасность отделения Чечни от России?

— Такой вариант всегда возможен — если начнется политическая дестабилизация, которая неизбежно произойдет, когда Соединенные Штаты развяжут войну против Ирана. Потому что она будет иметь непредсказуемые последствия — в том числе, для России. В эту войну обязательно будет вовлечено постсоветское пространство — Южный Кавказ, возможно, Центральная Азия. В эту войну Соединенные Штаты могут начать боевые действия на территории бывшего Советского Союза, объясняя это военной необходимостью или, скажем, предотвращением угрозы со стороны Ирана. И возможно, что впервые потоки иностранных беженцев от войны и одновременно бомбовые удары и зачистки коснутся государств, входящих в СНГ. И в этих условиях не исключено, что вопрос о судьбе Северного Кавказа в составе Российской Федерации может быть поставлен самой жизнью.

— А что могло бы послужить гарантией нормального существования и развития Чечни в составе России?

— Во-первых, гарантом пребывания кавказских республик в составе России на будущее должно быть понимание единства Кавказа и отношение к нему как к самостоятельной цивилизационной единице. В свое время горская республика была демонтирована большевиками для того, чтобы играть на национальных противоречиях Северного Кавказа. Но такая игра, в принципе, все равно приводит к бунтам, восстаниям, ненависти к центру и так далее.

А если бы опыт горской республики был использован в интересах обеспечения единства общероссийского суверенитета, то он был бы продуктивным. Потому что Чечня как элемент кавказской системы — это гораздо более продуктивная позиция Чечни, чем когда она выделена в самостоятельную единицу — в последнем случае Чечня всегда будет создавать проблему. Потому что чеченцы — это народ, который находится в совершенно особой ментальной психологической ситуации, и он будет воспроизводиться и очень быстро, в течение поколения, наверстывать потраченный человеческий ресурс, и снова бросать вызов федеральному центру.

А если бы чеченцы были частью большой Северокавказской системы, они несли бы силовую ответственность за судьбы региона и были бы заинтересованы в сохранении стабильных отношений с центром и в удержании всего Кавказа в рамках федерации, но, конечно, при условии понимания специфики этого региона как союзной территории. У Кавказа в целом должен быть особый статус, и Чечня внутри Кавказа должна играть специфическую роль некоего силового, организационного стержня. В этом случае Кавказ превращается в бастион против любых инородных влияний с юга.

Беседовал Андрей Лобашев

По теме
13.11.2019
Несмотря на рост тарифов от 4 до 14 процентов, нижегородцы проголосуют за партию власти.
13.11.2019
Назначение заместителей председателя Общественной палаты Нижнего Новгорода это шаг вперед.  
12.11.2019
Жителей поселка могли хотя бы обмануть, но даже этого не сделали.
11.11.2019
С новым начальником приходят новые аффилированные фирмы, а система остается прежней.
Подборка