16+
Аналитика
27.03.2020
Снижение интенсивности движения общественного транспорта в Нижнем Новгороде – мера вынужденная.
25.03.2020
Мэрия должна помнить, что «Нижегородский водоканал» это муниципальная служба, от которой зависит жизнеобеспечение города.
27.03.2020
Родительский контроль вместе с Роспотребнадзором могут добиться должного качества питания.
26.03.2020
Отсутствие системного подхода в Нижнем Новгороде накладывается на элементарную бесхозяйственность.
26.03.2020
Важно не столько вылечить заболевших, сколько не допустить дальнейшего распространения коронавируса.
25.03.2020
С тонкой кишкой - и не надо, вы - не лидеры, не борцы; оставайтесь всегда дома.
24.03.2020
Ответственность за оползень на Похвалинском съезде лежит на администрации Нижнего Новгорода.
24.03.2020
У потери внутренней связанности региона есть положительная сторона.
23.03.2020
Достаточно скоро кто-то победит коронавирус и повесит медаль себе на грудь.
23.03.2020
На собственные средства регион очистить всю Бурнаковскую низину не сможет.
20.03.2020
Оползень на Похвалинском съезде это следствие действий ДУКа.
20.03.2020
В  ближайшие три-четыре года мы увидим в мире кардинальные изменения. Средний класс будут «сдувать».
25 Сентября 2013
153 просмотра

Футбол или дрыгоножество, или Догоним и перегоним Бразилию если не по футболу, так хотя бы по протестам

Любопытные события разворачиваются
вокруг перспективы Екатеринбурга принять матчи Чемпионата мира по футболу.
После победы на выборах мэра этого города оппозиционного Евгения Ройзмана,
появились сомнения в том, что игры Мундиаля состоятся на Урале.

Сократить расходы проще, чем искать деньги

Причем речь идет отнюдь не о недовольстве федеральной власти
исходом выборов, как можно было бы подумать. В целесообразности подготовки к
мировому футбольному чемпионату и, в особенности, в оправданности затрат на эту
подготовку, усомнился сам избранный мэр.

В интервью «Советскому спорту» Ройзман сказал, что «людям не
нравится, когда исчезают сумасшедшие деньги». Новый мэр напомнил, что недавно
стадион «Центральный» был реконструирован, а теперь его опять придется переделывать.
В этой связи Ройзман задает справедливый вопрос, «почему сразу не строили по
мировым стандартам»?

Ну и, разумеется, популярный политик говорит слова, которые
помогают ему быть популярным: «У процесса строительства арены высокая
коррупционная емкость».

На прямой вопрос корреспондента спортивного издания «Вы против
чемпионата мира в Екатеринбурге?» Ройзман прямо отвечает, что он только за, что
сам он любит спорт, много в нем понимает, и что чемпионат мира украсит,
преобразит город. Но тут же оговаривается, что есть проблемы, и главная из них
– где взять деньги.

Точного ответа на этот вопрос новый мэр, судя по его
высказываниям в СМИ, не знает. А отсюда нормальное для управленца-дебютанта
желание не искать деньги на финансирование расходов, а просто взять, и
сократить эти расходы.

Краснодар готов выйти на замену

Конечно, Ройзман еще не сказал решительное «нет», и
Екатеринбург пока не отказался от проведения игр главного футбольного турнира.
Но другие желающие принять матчи Мундиаля уже почувствовали слабину и сходу
включились в борьбу, которая, казалось, была уже проиграна. Краснодар, который
был в расширенном списке городов-кандидатов, но не попал в число счастливчиков,
напомнил о готовности и деньги найти, и стадион перестроить, и футболистов с болельщиками
достойно принять.

И вот уже Владимир Путин, вроде бы, говорит о перспективах
Краснодара вернуться в обойму городов-организаторов чемпионата мира. Во время
общения с крестьянами на ферме в Усть-Лабинском районе Краснодарского края Путин
якобы рассказал, что есть неподтвержденная информация о возможном отказе одного
из городов принять матчи Мундиаля, вроде, Екатеринбург. Эти слова главы государства
передал «Известиям» один из участников встречи водитель грузовика Юрий
Шевченко. По словам Шевченко, Путин пообещал, что Краснодар проведет матчи
чемпионата.

А Пупкин против

Этот сюжет активно обсуждается и болельщиками, и
политизированной сетевой аудиторией. Причем сразу же четко проявились две
позиции. Первая – возмущение позицией нового мэра, спасовавшего перед
проблемами и задумывающегося о возможности отказа от амбициозного спортивного
проекта. Вторая – одобрение позиции Ройзмана, основанное на требовании
отказаться от амбициозных проектов и связанных с ними расходов, покуда не
решены самые острые социальные проблемы.

К примеру, первые же два комментария к публикации на эту тему
на сайте «Делового квартала» как раз и выражают две противоположные оценки
позиции Ройзмана.

Пользователь, скрывшийся под ником а131285, пишет, что
«Ройзман очень не прав. Город очень заинтересован в ЧМ и ЭКСПО. Нет там почти
расходов города, да и почти все расходы – на дороги и др. инфраструктуру: даже
если в бреду предположить, что они лягут на город, то даже так было бы
выгодно».

А комментатор под ником Пупкин Василий Алибабаевич возражает:
«Надо учиться расставлять приоритеты. Тратить деньги на дрыгоножество ради
нечистых на руку людей, которые как всегда распилят полученные деньги, в то
время как в городе катастрофически не хватает детских садов – преступление!»

Плюсов больше, чем минусов

Так или примерно так формулируют две оценки и другие комментаторы.
Собственно, ничего нового они не говорят. Аргументы в пользу проведения в той
или иной стране, регионе или городе мировых спортивных соревнований хорошо
известны – это и строительство или реконструкция больших спортивных объектов, и
толчок развитию инфраструктуры, включая транспорт, гостиницы, кафе, и
привлечение на эти цели федеральных денег, и техническое оснащение и обучение
органов охраны порядка, и опыт волонтерства для молодежи, и международный пиар,
который может заметно расширить поток инвестиций, если, конечно, грамотно
воспользоваться открывающимися возможностями.

Минусы – это собственные деньги, которые действительно
придется потратить, и две-три недели шума и гама, когда в город приедут
болельщики с разных континентов. Впрочем, оба минуса весьма условны. Потому что
собственные деньги вкладывать предстоит на очень выгодных условиях, когда на
каждый рубль из местного и регионального бюджетов придет рубль, а то и больше,
федеральной поддержки и частных инвестиций. А шум и гам – это минус только
далеко не для всех, и кому-то, наоборот, в радость.

Аргументы против тоже отнюдь не новы. В мире много стран и
городов, но только по несколько заявляются в качестве кандидатов на проведение
каждой Олимпиады и каждого чемпионата мира. Потому что на такой прорыв
действительно надо решиться, и в демократических странах принято изучать
общественное мнение на предмет готовности к проведению мирового спортивного
форума. В России большинство было за проведение чемпионата мира, хотя мало, кто
верил, что мы получим право проведения Мундиаля. Зато когда получили и надо
было составить шорт-лист городов-организаторов, тут уж мало кто выступал
против.

Похожие страны, похожие проблемы

Впрочем, так же было и в Бразилии. Поначалу почти все хотели
заполучить Чемпионат мира 2014 года, но уже к моменту проведения Кубка
Конфедерации летом 2013-го зародилось и набрало силу общественное движение
против Мундиаля и за перенаправление выделяемых средств на решение острых
социальных проблем. Даже люди, далекие от футбола, наверняка вспомнят кадры
уличных столкновений в бразильских городах, где полиция применяла и водометы, и
еще кое-какие средства, чтобы утихомирить протестующих. И это в стране, где
футбол – почти религия, и где люди погружаются в печаль, если национальная
сборная не выигрывает мировое первенство.

Понятно, что и в России найдутся недовольные, и что это будут
те, кто критикует власть не только и не столько за внимание к футболу, сколько
за наличие в обществе бедных, за коррупцию, в которой эта часть общества
подозревает чуть ли не каждого чиновника, за нарушения политических прав и
свобод, будь они подлинные или мнимые. Словом, проблемы-то очень похожие – что
в России, что в Бразилии, что в других странах BRICS, включая, кстати, Южную
Африку, которая принимала предыдущий Чемпионат мира, и в которой тоже поначалу
почти все мечтали о таком счастье, но по мере приближения Мундиаля, стали
проявляться протестные настроения. Да и в Китае, тоже входящем в пятерку во
многом похожих стран, накануне Олимпиады обнаружились недовольные. Достаточно
вспомнить попытки погасить Олимпийский огонь по ходу эстафеты.

И у нас есть свои Пупкины

Наши недовольные уже сегодня вовсю эксплуатируют тему
подготовки к футбольному первенству мира для нагнетания страстей. Находятся
даже такие, кто грозит Нижегородской области банкротством по итогам Мундиаля.
Тоже (как в Бразилии и как в Екатеринбурге) пишут о нерешенных социальных
проблемах, тоже говорят о детских садах, которые надо строить (у нас-то, вроде,
строят, но критики говорят, что надо строить больше и быстрее). Разве что не
предлагают тратить деньги на физкультуру и массовый спорт, а не на чемпионат
мира. Но тут уж у наших совсем нет аргументов – столько ФОКов строится в
регионе.

И, что тоже не удивительно, недовольство выражают не
болельщики, а те же самые критики, которые ругают власть за все, что происходит
в стране, регионе и городе. Говоря языком информационного менеджмента,
подготовка к чемпионату мира оказывается не источником критики, а поводом,
причем одним из многих, которыми пополняется заранее заданная критическая
повестка.

Так, конечно, тоже можно. Но надо все-таки помнить, что
значительная часть нижегородцев искренне хочет, чтобы наш город принял
Чемпионат мира по футболу, и чтобы власти – областные и городские – нашли
деньги, выбили, сколько можно и на что только дадут из федерального бюджета, привлекли
частные инвестиции, но построили и стадион, и дороги, и аэропорт, и новый
вокзал, на который будут прибывать высокоскоростные поезда, и новые автобусы
купили, и новые поезда метро. И при этом не сворачивали строительство детских
садиков.

Большой спорт в большом городе

Амбиции нижегородских болельщиков тоже растут. От «Торпедо» мы
уже ждем не меньше, чем выхода в плей-офф, причем из более сильной Восточной
конференции. А ведь еще 8 лет назад мы надеялись на выход в плей-офф низшего
дивизиона, и оказавшись в ¼ финала, искренне радовались. А теперь нам и
усиленную оборонительную линию подавай, да еще с результативными защитниками, и
двух первых голкиперов, и финских форвардов, и тренера-харизматика, каковым,
конечно же, является Петерис Скудра, – словом, мы уже хотим команду,
построенную по стандартам НХЛ.

А футбольная «Волга» еще шесть лет назад играла аж во второй
лиге, то есть, по существу, в третьем дивизионе, и нашего города просто не было
на футбольной карте страны. Должен честно признаться, что сам я с 1978-го болею
за «Спартак», и мне менять цвета уже поздно. Но друзья и коллеги, приобщившиеся
к футболу не так давно и болеющие за «Волгу», ворчат, что нижегородский клуб
занимает «всего» 10-е место. Вот так выросли амбиции, а это лучший показатель
прогресса нижегородского футбола.

Еще у нас теперь есть волейбол и баскетбол, есть харизматичные
и известные стране спортивные менеджеры, вокруг которых жизнь буквально. И вот
уже у нас появился выбор, на какие трибуны отправиться и за какой спортивный клуб
болеть. По большому счету, на моей памяти такие прорывы сразу в нескольких
видах спорта совершали только Казань и Пермь.

Надо договариваться

Согласен, мы хотим многого. Но мы это знали, когда Нижний
Новгород включался в заявку на проведение чемпионата мира, так что теперь вряд
ли эти аргументы заставят нас передумать, изменят общественное мнение.

Скорее, наоборот. Если Екатеринбург, паче чаяния, откажется от
борьбы за право провести ЭКСПО-2020, или ослабит свои позиции сомнениями и
колебаниями, и голосование в ноябре этого года в Париже закончится победой
Дубая, Измира или Сан-Паулу (хотя в Бразилии тоже появились протестующие), то у
Нижнего Новгорода появятся хорошие шансы не только подать заявку на проведение
следующей Всемирной выставки, но и стать первым российским городом, которому
такое право доверят.

Но для этого надо быть уверенными в собственных тылах. У нас
еще есть время достичь общественного консенсуса, то есть договориться, что мы
проводим чемпионат мира по футболу и одновременно строим детские сады, что мы
подаем заявку на проведение ЭКСПО и при этом не сворачиваем программы
социальной защиты, что мы ждем от областного и городского руководства дальнейшей
поддержки футбольного, хоккейного и баскетбольного клубов, и при этом не
возмущаемся, что большой спорт стоит немалых денег.

Или все-таки сделаем наоборот, как в Екатеринбурге? Будем
предрекать региону банкротство по итогам Мундиаля, называть футбол
дрыгоножеством, а в итоге догоним и перегоним Бразилию не по уровню футбола, а
по уровню протестного движения?

По теме
19.03.2020
Развлекательные объекты появляются в Нижнем Новгороде только за счет уменьшения парковых зон.
19.03.2020
Для кого мэрия настойчиво пытается протащить ненужные горожанам объекты в «Швейцарии»?
18.03.2020
Нижегородские региональные операторы пытаются выжать из «мусорной» реформы максимум доходов.
18.03.2020
«Нижегородпассажиравтотранс» решает проблему неэффективного управления за счет горожан.
Подборка