16+
Аналитика
03.12.2021
Цифровых помощников человека или основы не признающего границ кибергосударства?
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
03.12.2021
Слияние правых партий – шаг вполне логичный с точки зрения планировщиков политического пространства.
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
21 Января 2014 года
269 просмотров

Год наступившей реакции

Дальнейшая судьба страны будет
зависеть от общественной активности людей

В этом мире, меняющемся ежедневно, очень сложно строить
какие-либо планы. Тем более — на год вперед. Поэтому я бы воздержался от каких
бы то ни было прогнозов. Но подвести итоги минувшего 2013 года можно.

2013-й был очень тяжелым годом. Это был год наступившей
реакции, очевидно — после нашей недоделанной, так называемой «снежной
революции», после неожиданного для всех общественного подъема. Власть сумела с
этим подъемом справиться — по крайней мере, на время. И 2013 год стал годом
реакции.

Собственно, эта тенденция началась еще во второй половине 2012
года и продолжилась в ушедшем году. А основным итогом этого года  стало,
наверное, огромное количество запретительных законов, которые были приняты
«безумным принтером», как сейчас принято называть Государственную Думу России.

На протяжении года мы видели дрейфование существующего
политического режима в России в сторону все большего и большего авторитаризма.
При этом законодатели, которые обслуживают режим, прежде всего — депутаты
Государственной Думы, словно бы соревнуются между собой, кто еще большую
каверзу для общества придумает. Причем этот процесс происходит на грани
настоящей дури, на грани фола. Все эти новые законопроекты изобилуют даже
откровенными ошибками — но это никого не смущает.

То есть люди уже откровенно прыгают на задних лапках перед
Владимиром Путиным и словно бы говорят друг другу: «Посмотри, а я вот такой!» —
«А я вот этакий!» — «А я еще гаже!» Происходящее откровенно напоминает некое
соревнование уродов между собой. И я, честно говоря, не вижу никаких знаков,
что этот катящийся камень остановится.

Дальнейшая же судьба нашей страны будет зависеть от
общественной активности людей. Мы видим, что может сделать общественная
солидарность хотя бы по примеру Киева. Это очень хороший пример для нас.
Представим себе, что, вместо того чтобы доказывать свою точку зрения и выражать
свой протест, лидеры киевской оппозиции пошли бы договариваться в администрацию
города Киева о согласованном маршруте акции протеста, об очередном загоне, в
который власти пытаются заталкивать протестующих. Чего бы тогда стоил этот
протест и во чтобы он превратился? И я думаю, что нам надо очень серьезно
рассмотреть этот опыт и принять во внимание его уроки.

Нужно брать на себя ответственность. Не рискнув ничем, нельзя
получить никаких для себя преференций. В этом состоит урок для всех нас.

За чей счет «банкет»?

Конечно, мне будут возражать по поводу «взбесившегося
принтера». Скажут: «Ну как же? Мы же вот вроде бы выборы губернаторов вернули,
многопартийность вроде бы вернули. Мы ведем разговоры о всяких муниципальных
реформах, так что, возможно, и выборы мэров вернем. Чего же вы еще хотите?»

Возражать могут сколько угодно. Понятно, что этими
возражениями, этими своими речами и инициативами они мало кого обманут. Все
достаточно ясно. Всем ясно, чего стоит эта так называемая многопартийность,
например, когда ни «Народный альянс» Алексея Навального, ни «Другая Россия»
Эдуарда Лимонова, да и вообще ни одна партия, которая позиционирует себя как
действительно оппозиционная, не могут быть зарегистрированы. За исключением
разве что РПР «ПАРНАС», который выглядит на общем фоне брошенной обществу
костью.

Многопартийность в условиях запрета предвыборных блоков — это
вещь совершенно бесполезная и декоративная. У нас вообще весь этот режим утонул
в декорациях. А то, что где-то ведутся разговоры о каких-то реформах, — ну что
ж, да, разговоры ведутся. Разговоры ведутся и тогда, когда бабушки сидят на
лавочке возле подъезда. Рассуждают о марсианах, о снежных людях, а цена этим
разговорам — грош в базарный день.

Ныне существующая российская власть за 13 лет своего правления
очень преуспела в создании всякого вида симулякров. Но эти симулякры, по моему,
уже никого не обманывают. Я не знаю ни одного человека, который бы на них
купился и который бы им поверил.

Может быть, я, конечно, вращаюсь в каких-то специфических
кругах. Но, тем не менее, среди моих знакомых есть люди из разных сфер, в том
числе — из градостроительной, архитектурной, мне приходится общаться и с
людьми, что называется, с улицы. И я не видел ни одного человека из тех, с кем
мне приходилось разговаривать на политические темы, кто высказывал хотя бы
какой-то умеренный, сдержанный оптимизм по поводу какой-то якобы либерализации,
которая якобы может наступить в нашем государстве.

Все понимают, что это — чушь собачья.

Я думаю, что депутаты Государственной Думы могут сколько
угодно обманывать других и, возможно, кто-то из них обманывает себя — я
допускаю, что есть и такие люди, — но со стороны они выглядят как лгуны. Причем
достаточно серьезные лгуны.

Власти Нижегородской области любят повторять, что, мол, вот вы
все очернительством занимаетесь, а ведь у нас все растет и развивается. Вот у
нас метромост, вот у нас станция метро «Горьковская», вот  у нас инвестиции.
Ощущаю ли я на себе как житель Нижегородской области какие-то благие шаги и
действия власти?

То, что у нас станция «Горьковская» спустя 20 лет появилась —
«и века не прошло», — это, наверное, можно назвать достижением. Хотя все это по
поговорке: «Спасибо, не убил».

Я хочу сказать, что есть очень четкий показатель так
называемых успехов. Наш регион — это регион-должник. И долг наш все
увеличивается. За чей счет продолжается этот «банкет»? А все объясняется очень
просто.

Те депутаты, которые принимают дефицитный бюджет, которые
увеличивают наш долг, рано или поздно все разъедутся по своим виллам в канны и
ниццы, разбежавшись, как тараканы. Они ведь не станут расплачиваться по долгам
своим собственным имуществом. Расплачиваться придется нам.

Весь этот «праздник жизни» лично мне напоминает этакого кутилу
и мота, купчишку из ХIХ столетия, который, развлекаясь
и транжиря, уже надавал векселей и теперь, в очередной раз заложив последнее
дедушкино поместье, отправился швыряться деньгами к цыганам. Наши нынешние
власти напоминают мне именно такого кутилу, швыряющегося крупными купюрами  под
музыку у цыган и кричащего при этом: «Смотрите, как я щедр!»

Я на себе лично никаких благ не ощущаю.

Извините за личную деталь, но в конце года у меня умерла теща.
И умерла она исключительно вот из-за чего:  человек, больной гематологическим
заболеванием, какое-то время получал надлежащую медицинскую помощь, а затем
перестал ее получать. Поначалу она лежала в больнице, где ей оказывали
нормальную медицинскую помощь, а затем вдруг — раз! — и сказали: «Знаете что?
Идите в поликлинику, будете делать химиотерапию там». А в поликлинике даже
гематологического отделения нет…

И вот это — результат того праздника жизни, который устроили
наши власти. Человек ведь мог еще жить и жить долго.

Торговые центры напоминают мне золотые унитазы «новых
русских»

В начале минувшего года появились какие-то уголовные дела в
отношении высокопоставленных лиц, в том числе — главы Нижнего Новгорода Олега
Сорокина. Заговорили о каких-то расследованиях. Однако к концу года все сошло
на нет. Почему?

Я думаю, что все происходит именно так, как и полагается в
коррумпированном государстве. Думаю, что все, что могло быть занесено, было
куда надо занесено в необходимом количестве. Я, конечно, не сидел под столом,
не подслушивал и не наблюдал, но других версий, кроме коррупционной, у меня
относительно прекращения всех этих расследований и уголовных дел нет.

Действительно, в первой половине 2013 года, например,
появилась огромная статья в «Российской газете», где прямо говорилось об Олеге
Сорокине как о коррупционере. Возникло ощущение, что все, пора уже. Однако нет,
прошло время, и все закончилось ничем.

К сожалению, все у нас в государстве так и работает: вся жизнь
определяется не правом, а величиной мошны и находящихся в ней средств.

Олег Валентинович известен и своей градостроительной
деятельностью в Нижнем Новгороде. Мы имеем к этому непосредственное отношение в
том смысле, что на протяжении всего завершившегося года вступали с городскими
властями в некие диалоговые отношения по поводу сохранения исторического облика
города Нижнего Новгорода.

Хотя «диалоговыми» эти отношения можно назвать лишь с
достаточной степенью условности. Это было достаточно жесткое противостояние.
Диалог ведь возможен лишь между теми сторонами, которые хотят прислушиваться
друг к другу. И я думаю, что Сорокин — это такой человек, который, в общем-то,
к сожалению, не способен никого слушать и ни к кому прислушиваться. Я думаю,
что та картинка, которая нарисована в последнем «нижегородском» решении
Европейского суда, очень хорошо характеризует этого человека. Ведь с тем же
бандитом очень трудно вести диалог, если он не находится на скамье подсудимых.

Диалог, если речь идет именно о диалоге, может быть
плодотворным. Здесь же речь идет об исключительно жестком противостоянии.

Если говорить о каких-то градостроительных представлениях
конкретно Олега Сорокина и вообще всей группировки, собравшейся вокруг друг
друга и осуществляющей здесь, в Нижегородской области, функции власти, то эти
представления, так, как, например, они сформулированы в статьях того же Валерия
Шанцева, находятся на уровне 60–70-летней давности. Причем эти представления
очень убогие и не слишком утонченные. То есть они видят развитие города так,
как градостроители видели это развитие году в 1940 — 1950-м.

Все это «пробитие» магистралей, строительство каких-то
«слонов», все эти «понты»… Все эти торговые центры, в частности, которые так
активно строятся сегодня в Нижнем Новгороде, напоминают мне золотые унитазы
«новых русских» в 1990-е годы.

Построить такого вот «слона», такой вот торговый центр — это
очень красиво. Потому что он очень большой. И вот такой вот огромный, такой вот
он классный… Это, извините, эстетика гопника.

А что касается градостроительной составляющей, то все эти
представления означают смерть города как транспортного инфраструктурного
объекта. Потому что в центр города натаскивают здания, строения, учреждения,
притягивающие транспорт, такие, как торговые центры. И при этом пытаются решить
транспортную проблему — это же абсурд, нонсенс.

Как транспортную проблему решают в городах Европы? Известно
же, что новая магистраль или новая череда востребованных строений притянут к
себе еще больше транспорта. Поэтому проблема решается комплексно, системно, с
перехваточными парковками, с подземной инфраструктурой — это очень показательно
в том же Стокгольме или в Осло.

У нас же все градостроительные проекты — это проекты 1930-х, в
лучшем случае — 1950-х годов, причем — в сильно ухудшенном варианте.

Мы будем этому противостоять. Понятно, что силы у нас
неравные. Но стоять и ничего не делать нельзя. Так что ничего другого не
остается. Ведь все мы понимаем: они-то в ниццы уедут, а нам и нашим детям здесь
жить.

В дальней и средней перспективе время работает на нас

На всем этом фоне невольно возникает вопрос, стоит ли ждать
каких-то позитивных изменений в 2014 году.

Конечно, мы все и всегда ждем каких-то позитивных изменений. Я
думаю, что, не имея каких-то надежд, просто нельзя заниматься общественной
деятельностью, политической, правозащитной деятельностью. Конечно, хочется
верить в лучшее. Мы же видели, например, как в 2011-м году взбунтовалось
общество. Эти настроения на самом деле никуда не делись. Все люди, которые
десятками тысяч выходили на улицы российских городов, — их количество не
убавилось, а я думаю, что и прибавилось.

И я считаю, что в некоей дальней и средней перспективе время
работает на нас. Приходит новое поколение — и это многое изменит.

В ближайшей же перспективе, конечно, говорить о чем-то
определенно трудно, но пока мы держим удар. Поэтому будем надеяться на лучшее,
хотя и готовиться к худшему.

По теме
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.