16+
Аналитика
27.01.2022
Все говорит о том, что продление ветки до «Сенной» не станет долгостроем.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
27.01.2022
Осуществлено множество проектов и идей, которые в других обстоятельствах не были бы реализованы.  
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
19 Января 2005 года
182 просмотра

Грузия-Россия: ничья

Одна петербургская журналистка как-то поведала мне о своих идеалах. «Я хочу, чтобы у нас была такая же демократия, как в Чехии, а президент — как Вацлав Гавел», — сказала она. Гавеловская Чехия стала розовой мечтой либералов постсоветского мира. Именно по образцу чешской бархатной революции делались все последующие. Не стала исключением и грузинская. На годовщину революции роз Михаил Саакашвили тоже вспомнил об идейном предшественнике: «Мы показали, что и грузинский народ в силах создать то, что президент Чехословакии Вацлав Гавел называл «искусством невозможного». За последний год «искусством невозможного» лучше всех в регионе овладела наша нация».

Преданная революция

Ликующие толпы на улицах, люди с розами в руках, один за другим переходящие на сторону бунтарей силовики… Победа без единого выстрела. Выглядело все это очень эффектно. Однако, как говаривал русский философ-эмигрант Александр Кожев, революций без жертв не бывает. Иначе это не революция, а спектакль. Розовая тбилисская революция, растянувшаяся на целый год, и стала театральным представлением. А Саакашвили напоминает актера постмодернистской труппы, превратившего в подмостки всю страну. Его правление — сплошное шоу: выборы, «аджарский триумф», военные парады, показательные налеты «органов» на высокопоставленных «воров в законе», демонстрируемые по ТВ, летний поход на Цхинвал… Недаром оппозиция обвиняет Саакашвили в том, что он не президент, а пиар-директор Грузии. Надо признать, что пиаровские способности у нынешнего грузинского руководства действительно лучшие в кавказском регионе. Может быть, именно это шоу так непохожий на Гавела президент именует «искусством невозможного»?

Между тем, прошедший со дня розовой революции год принес гражданам Грузии сплошные разочарования. Несмотря на массированные финансовые вливания в экономику с Запада, заметного улучшения положения не произошло. Деньги пошли на перевооружение армии и правоохранительных органов. Энергетическое хозяйство по-прежнему пребывает в развале, многие регионы испытывают трудности с поступлением электричества. Общество напугано бандитскими вылазками спецслужб, которые ввели в обиход практику государственного рэкета. Известных предпринимателей арестовывали, сажали в тюрьму, затем брали с них выкуп, выпускали и снова арестовывали. И так по нескольку раз. Получив некоторое пополнение казны, Саакашвили нажил себе множество влиятельных врагов.

Противоречия раздирают и правящую элиту. Многие соратники президента по революции роз ушли в оппозицию, говорят и о размолвках внутри самого правящего триумвирата Саакашвили-Жвания-Бурджанадзе. Достаточно вспомнить такой факт: летом во время обострения ситуация в Южной Осетии автомобиль Зураба Жвания был обстрелян грузинскими полицейскими, подчиненными любимца президента — министра внутренних дел Ираклия Окруашвили. Так премьеру мягко порекомендовали не соваться не в свое дело со всякими мирными инициативами.

Москва-Тбилиси

Обманутые надежды народа президент компенсирует созданием образа врага в лице России. Уже давно отношения между двумя странами не были столь враждебными, как в минувшем году. При этом ни одна сторона так и не достигла поставленных целей.

Россия не нашла адекватной стратегии, соответствующей агрессивному поведению новой грузинской элиты. Реакция Москвы на откровенно антироссийские энергичные демарши Тбилиси была крайне вялой. Характерный пример — акция грузинских интернетчиков перед зданием российского посольства (в хорде которой на него 24 часа в стуки проецировались надписи типа «держиморды», «миротwarцы» и т.п.). Со стороны России ответа хотя бы в виде аналогичных мероприятий так и не было. А попытки экономического давления путем перекрытия границы после бесланского кризиса ударили не столько по Грузии, сколько по пока еще союзной Армении.

Грузинское руководство также не достигло своих целей, заключавшихся в вытеснении России с Южного Кавказа путем вывода военных баз и «интернационализации» миротворческих контингентов в Абхазии и Южной Осетии.

Именно тема так называемых «непризнанных государств» стала ключевой в российско-грузинских отношениях минувшего года. Правление Саакашвили начиналось с многочисленных громких обещаний вернуть «наш Цхинвали и наш Сухуми». Первой взялись за Южную Осетию, как за более «слабое» звено. Однако попытки подкупить осетинское руководство и вынудить его к возвращению в лоно Грузии остались безрезультатными.

Прямая военная агрессия против осетин, развернутая в июле-августе, также ни к чему не привела. Отметим неприглядную роль России в этом конфликте. Москва допустила ситуацию, при которой в результате обстрелов с грузинской стороны ежедневно гибли российские граждане. Война была остановлена благодаря исключительному мужеству осетинского населения, которое показало, что готово биться за свою землю насмерть, и западным «друзьям» президента Саакашвили, которым действия нового президента показались излишне резкими.

Грузинскому руководству пришлось умерить аппетиты. Выборы в Абхазии прошли без попыток вмешательства из Тбилиси. Вместо прямого военного давления была избрана иная стратегия: Грузия обвиняет Россию в поддержке сепаратистских режимов и апеллирует к западным «арбитрам», надеясь их руками устранить ее из Закавказья.

Тем не менее, похоже, полностью отказываться от силового сценария в отношении непризнанных республик в Тбилиси не намерены. Об этом говорят перестановки, которые под занавес года президент произвел в силовых структурах. «Ястреб» Окруашвили, называемый осетинами и абхазами не иначе как «отморозок», стал министром обороны, сменив на этом посту относительно умеренного Георгия Барамидзе. Скорее всего, объектом агрессии вновь станет Южная Осетия. Как заявляет президент Эдуард Кокойты, боевые действия могут возобновиться уже в самое ближайшее время.

Перспективы

Итак, российско-грузинские отношения на рубеже 2005 года оказались в состоянии неустойчивого равновесия. Есть все основания полагать, что эта ситуация сохранится и в дальнейшем.

Владимир Путин на недавней пресс-конференции говорил о том, что он видит выход в подписании некоего стратегического договора с Грузией, где будет прописано решение спорных вопросов. Вопросы с непризнанными государствами могут решаться двумя способами: либо Грузия откажется от планов по возвращению «сепаратистских» республик (что нереально), либо Москва окончательно сдаст Абхазию и Южную Осетию, согласившись на интернационализацию миротворческих сил. Не исключено, что российское руководство пойдет на такой вариант в обмен на отступные в виде, например, участия в приватизации грузинских предприятий.

Такое решение оттолкнет от России и абхазов и оссеин, а грузинское руководство в любом случае нашими друзьями не сделает. Стабилизация отношений с Москвой не входит в планы г-на Саакашвили. Со своей ориентацией руководство Грузии определилось, а Россия нужна ему в качестве «фактора зла».

Итак, мы должны признать: Грузия на сегодня для нас потеряна. Остается ждать, пока Саакашвили окончательно дискредитирует себя в глазах населения, а пока сосредоточиться на выстраивании отношений с непризнанными государствами.

Проблемы непризнанных государств весь год освещались экспертами АПН (Яна Амелина, Гарри Чарджиев, автор этих строк и другие). Можно отметить, что в этом вопросе все проявляли редкое единодушие. Ситуация на Кавказе диктует необходимость отказа от тезиса о поддержке фантомной «территориальной целостности Грузии». Выход здесь только один — признать и так де-факто состоявшуюся независимость Абхазии и Южной Осетии и прилагать усилия по их дальнейшей интеграции с Россией. Конечно, это вызовет массу осложнений на международном уровне. Но стратегические выгоды куда более очевидны.

Альтернативой этому политическому курсу России на Юном Кавказе может быть лишь дальнейшее ослабление нашей страны и потеря симпатии со стороны последних пророссийски настроенных режимов. Впрочем, вряд ли нынешний российский президент способен рискнуть своим членством в большой восьмерке ради того, чтобы Россия вновь вернула себе статус великой державы на Кавказе.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
13.01.2022
И Глеб Никитин не намерен снижать темпов развития Нижегородской области.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
12.01.2022
Нижегородская область поднялась сразу на 10 позиций в рейтинге управления качеством общего образования.