16+
Аналитика
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
22 Февраля 2005 года
241 просмотр

Губернаторы на коротком поводке

АПН-НН продолжает серию интервью с известными политологами по проблеме проведения губернаторской реформы. О сложностях, которые могут возникнуть в ходе ее реализации, сегодня размышляет политолог Сергей Пименов.

 — Сергей, будет ли федеральная власть в случае необходимости идти на конфликт с региональным элитами (в т.ч. – с региональными парламентами), продавливая «своих» кандидатов вопреки интересам регионалов, в контексте того, что позиции федеральной власти в значительной степени подорваны в результате монетизации льгот?

— Я бы сказал, что сложившаяся ситуация подорвала позиции власти как таковой вне зависимости от того, федеральная она или региональная. И уж в любом случае федеральный центр, как один из виновников, не возьмет на себя всю ответственность как за происшедшее, так и за то, что нас еще может ожидать в связи с реализацией преобразований в сфере ЖКХ, здравоохранения, образования и т. д. А раз так, то очевидные просчеты федеральной власти в социальных реформах вовсе не станут разменной картой при назначении на посты региональных начальников своих ставленников или «варягов», если хотите. Федеральная власть не скажет регионалам: «Мы тут немного оплошали, недоработали, но вы уж не сердитесь на нас. Мы вот готовы вам дать полную свободу действий в процессе назначения ваших региональных руководителей». Этого не будет по определению. Так что по целому ряду регионов Кремль будет отстаивать свою позицию и предлагать того кандидата, кто наиболее полно будет отвечать его интересам.

Более того, я позволю себе предположить, что монетизация льгот наглядно показала всю гнилость существующей региональной власти. Мы видели, что только в ряде регионов проблема своими силами была решена буквально на второй день. В то время, я больше чем уверен, что пункт о привлечение дополнительных финансовых средств, реализации каких-то современных способов оздоровления финансов содержался в предвыборных программах каждого действующего губернатора. Кстати, и мэров тоже. Откройте брошюру Булавинова «Раз беремся – значит можем!» и прочитайте: «Дело не в нехватке средств, а в неумении ими управлять», «Мы будем использовать на благо нашего города современные способы оздоровления финансов». Только ведь, избравшись, булавиновы об этом забывают и основным лейтмотивом в их деятельности является тезис о нехватке финансовых ресурсов.

По моему глубокому убеждению, власть устроила совершенно правомерный и справедливый экзамен на профпригодность избираемой региональной власти и лишний раз показала полную никчемность и убогость подавляющей части ее представителей. Совсем недавно многие задавались вопросом, где же Путин найдет 89 профессиональных управленцев. Я думаю, что пресловутая монетизация и последующие испытания выявят тех, пусть и немногих, кто достоин этим заниматься. А также и тех, кого нужно менять. А ресурсы для продавливания, бесспорно, имеются.

— Но имеет ли Кремль необходимый кадровый ресурс для замены действующих губернаторов и президентов национальных республик на новых, и что это за ресурс?

— Бесспорно, Кремль такого кадрового ресурса не имеет и «скамейка запасных» здесь явно ограничена. Но его имеют регионы, он может рекрутироваться из числа местной политической элиты. Только в нашей области, я бы смог назвать минимум 10 человек, которые могли бы более-менее успешно проявить себя на посту губернатора. Хотелось бы сказать очень успешно, но слишком часто мы все на этом обжигались, даже если были уверены в кандидате на все 100. При согласовании кандидатуры на пост губернатора Владимирской области первоначальный выбор был примерно из 15 человек. В конце концов, выбор пал на двоих.

Поэтому кадры есть, интеллектуальные ресурсы есть.  И уж как минимум двоих претендентов на каждый регион полпреды представить на рассмотрение президента смогут без каких бы то ни было осложнений. Уже сейчас особое внимание уделяется нынешним замам губернаторов, главным федеральным инспекторам, видным «единороссам», крупным и лояльным власти предпринимателям. Поэтому кадровой проблемы в этом вопросе я абсолютно не вижу и считаю это вопрос абсолютно надуманным.

— Будут ли «новые» губернаторы сохранят хоть какую-то зависимость от населения возглавляемых ими областей и региональных элит или будут зависимы в основном от федерального центра?

— Безусловно, назначаемые губернаторы будут на коротком поводке у федерального центра. И зависимость в этом направлении будет прослеживаться наиболее отчетливо. Это правильно, с учетом того, что в былые времена их зависимость, будь то от центра, будь то от населения, будь то от региональных элит, было понятием относительным. В этом плане я абсолютно согласен с мнением, что вопрос выбора механизма ответственности – это вопрос о том, кто более в состоянии взыскать по счетам. За все время избираемых губернаторов сообщество граждан того или иного региона этого сделать не смогло. Посмотрим, сможет ли это верховная власть, персонифицированная главой государства. В любом случае, все, что происходит сейчас, это тоже в некотором роде эксперимент, результаты которого прогнозировать очень нелегко. Но одно теперь можно сказать совершенно точно: губернатор, «не оправдавший доверия», долго на своем посту не задержится.

— Какими качественными характеристиками должен обладать кандидат на должность руководителя субъекта Федерации в условиях нового порядка избрания губернаторов, чтобы быть представленным президентом?

— Список критериев, которым должен удовлетворять кандидат в губернаторы, очевиден. Одним из первых пунктов идет, разумеется, лояльность к команде Владимира Путина. Второе: наличие экономической программы регионального развития. Третье: наличие имиджа политика, способного восприниматься как влиятельная и консолидирующая фигура, не вызывающая отторжения у ключевых политических игроков в регионе.

Применительно к действующим главам регионов помимо прочего будут учитываться, к примеру, такие факторы, как способность создавать условия для повышения инвестиционной привлекательности и то, насколько четко и слаженно работает на уровне региона механизм принятия управленческих решений.

— Кто (региональные элиты, парламенты, полпреды) получит возможность наиболее существенным образом влиять на процесс избрания губернаторов?

— Наиболее существенно влиять на процесс избрания губернаторов будет Администрация президента. Роль остальных игроков в этом процессе можно преувеличивать сколь угодно много, однако это ни в коей мере не будет отражать реального положения дел. На региональном уровне ключевую роль, бесспорно, будут играть представители президента, осуществляющие, по сути, естественный отбор кандидатов.  Что касается региональных парламентов, то усиление позиций  — это не та категория, которую я бы стал применять к этому, безусловно, важному игроку. Законодательным собраниям предстоит исполнить не более чем формальную функцию, что совсем не исключает усиление их активности в региональном политическом пространстве. Но повышение активности  — это вовсе не усиление влияния.

— Станет ли коррупция значимым  фактором в новой системе выборов губернаторов?

— Самое разумное в этом отношении не впадать в крайности. Мне одинаково не близки и та точка зрения, согласно которой назначение губернаторов  — это серьезный удар по коррупции в исполнительной власти, и та, согласно которой уровень коррупции региональных начальников при новой системе значительно снизится. Приняв одну из этих точек зрения, мы можем просто оказаться не готовыми к тем издержкам, которые, безусловно, будут иметь место при реализации этой реформы. Хотя аргументов у обеих сторон, действительно, предостаточно.

Теоретически я согласен с тем, что назначение губернаторов должно снизить уровень коррупции и связей глав регионов с организованной преступностью. Хотя бы по той простой причине, что назначаемый губернатор не связан обязательствами перед региональным или московским капиталом. Но, с другой стороны, нельзя забывать о том, что важнейшим фактором, сдерживающим коррупцию, является наличие того, что мы называем подконтрольностью и подотчетностью власти.

Таким образом, в большей степени сейчас меня волнует другое. А именно то, что процесс выбора кандидатур на посты губернаторов протекает в режиме, закрытом для посторонних глаз, носит сугубо аппаратный или, если хотите, «подковерный» характер. Требуемые законом консультации с депутатами Законодательных собраний и общественными организациями пока что если и ведутся, то не более чем в кулуарном порядке. Я же являюсь сторонником того, чтобы избранию глав региональной исполнительной власти предшествовало широкое публичное обсуждение кандидатур на высший должностной пост в том или ином регионе.

— Как Вы считаете, кто из российских руководителей регионов имеет наибольшие и наименьшие шансы на избрание по новой схеме?

— Порядка 70 процентов действующих губернаторов сохранят за собой свои посты. С учетом того, что президент уже переназначил трех действующих губернаторов – Дарькина, Собянина и Виноградова — можно сделать предварительный вывод, что масштабной кампании по замене региональных начальников ожидать не следует.

Не надо быть провидцем, чтобы предсказать, что Москву возглавит Юрий Лужков, Санкт-Петербург – Валентина Матвиенко, Татарстан – Минтимер Шаймиев, Кемеровскую область – Аман Тулеев, Красноярский край – Александр Хлопонин, Краснодарский край – Александр Ткачев.

Весной этого года новых губернаторов должны получить, помимо прочих регионов, Еврейская автономная и Саратовская области. В первом случае бесспорный фаворит — действующий губернатор Николай Волков. Во втором — Дмитрия Аяцкова, скорее всего, потеснит вице-спикер Госдумы Вячеслав Володин. С высокой долей вероятности можно сказать, что президентом не будут внесены на утверждение Заксобраниями Василий Стародубцев, Константин Титов, Михаил Евдокимов, Михаил Машковцев.

— Возможно ли сегодня создание из числа «непроходных» региональных лидеров оппозиционной действующему президенту России структуры?

— Движение во главе со Стародубцевым, Титовым и Аяцковым? В таком случае это будет очень пикантная, но в то же время абсолютно несъедобная окрошка. Несъедобная в том плане, что я затрудняюсь назвать контингент, которому она пришлась бы по вкусу.

По теме
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
12.01.2022
Активно развивается инфраструктура, дающая все возможности для полета научно-технологической мысли.
12.01.2022
Год запомнится нижегородцам не только ограничениями, затруднявшими жизнь граждан и функционирование экономики.
11.01.2022
За счет подъема экономики в 2021 году региону удалось значительно увеличить собственные доходы.