16+
Аналитика
28.02.2020
Кто-то положил в карман семь с лишним миллионов рублей, что-то сделал.
28.02.2020
Он довел здание гостиницы до состояния, когда восстановление невозможно.
27.02.2020
Чиновница администрации Нижнего Новгорода на ровном месте создала проблему.
27.02.2020
Нижегородские перевозчики могли формально избежать нарушения закона, просто перепечатав билеты.
26.02.2020
С реалистичностью разработанных администрацией Нижнего Новгорода программ не все ладно.
26.02.2020
Разница в стоимости проезда при наличном и безналичном расчете имеет положительные стороны, но это нарушение закона.
25.02.2020
Департамент образования не смог внятно рассказать о результатах исследования стоимостью 7,5 миллиона рублей.
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
17 Октября 2004
204 просмотра

Идеологический винегрет чреват кровавой кашей

Отмена праздника 7 ноября, инициированная фракциями “ЕР”, ЛДПР и депутатами “Родины”, имеет прямое отношение к выступлению президента Владимира Путина по итогам бесланской трагедии. Помнится, что глава государства именно тогда объявил о необходимости консолидации общества.

Мы уже задавали риторический вопрос о том, на каких условиях будет происходить данная консолидация. Отмена праздника 7 ноября и есть ответ на данный вопрос. Объединяться будем на условиях, которые предложит власть.

Поясним. Вместо 7 ноября у нас появится новый праздник – 4 ноября – День Единения.

Мы же хотим единения, о нем не только президент говорил – глава УФСБ по Нижегородской области Владимир Булавин – и тот считает, что ныне должен сплотиться весь народ.

Вот и день придумали, чтоб люди знали, когда сплотиться стоит особенно крепко.

Даже нижегородские политики, привыкшие бодро приветствовать все инициативы Москвы, на отмену 7 ноября отреагировали достаточно вяло. Г-н Цапин, например, заявил, что не стоит этого делать, “потому что живы еще ветераны”. Логика, конечно, странная – значит, если ветераны вымрут, можно что угодно отменять, а пока живы, надо оставить им цацку – пусть порадуются. Но, повторяем, даже такой ответ известного нижегородского законотворца выбивается из ряда привычного и радостного согласия периферии со всезнающим центром. 

Проблема, собственно, заключается не в самом 7 ноября. Это частный момент, и, так сказать, иллюстрация к происходящему в стране.

А происходит следующее. И в Москве, и на периферии власть с завидным постоянством демонстрирует то, что у нее отсутствует четкая идеологическая программа.

Чтобы далеко не ходит за примерами – сравним сложившуюся ситуацию с советской эпохой – она самая близкая.

В последнее время появилось мнение, что в РФ происходят процессы реставрации советизма. Самую бурную реакцию вызвало принятие советского гимна с новыми словами. Впрочем, реставрационные моменты куда более заметны не в идеологической, а в политической сфере – в частности, в самом факте усиления влияния силовых структур на политику и в очевидном дрейфе политической системы к однопартийности и централизму.

Важно отметить, что реставрационные процессы происходили в свое время и в СССР. Причем, примерно с тем же, что и сейчас, временным отрезком – если отсчитывать от года революционного перелома. В СССР реставрация пришлась на середину 30-х годов – то есть, спустя примерно 15 лет от того самого 7 ноября 1917-го. Вот и ныне с того перелома, что иногда называют “буржуазной революцией”, прошло тоже примерно 15 лет (чуть больше или чуть меньше в зависимости от того года, от которого вести отчет – от 1985-го, от 1991-го или 1993-го).

Итак, в середине 30-х годов прошлого века Иосиф Сталин инициировал частичную реставрацию России дореволюционной, осознавая, что в этом назрела необходимость. С одной стороны, того требовал народ, переутомленный пятнадцатилетней ломкой и бойней, с другой стороны, того требовала складывающаяся в мире ситуация, в которой оторванной от идеологических корней и осознания своей “самости” революционной России пришлось бы очень трудно. В 30-е была свернута деятельность ультраэкстремистских революционных идеологов. Троцкого выгнали чуть ранее, запустив вслед ледорубом; Бухарин “под давлением общественности” публично отказался от своей русофобской позиции; Маяковский в обход всех пролетарских Безыменских был назван главным поэтом эпохи; критиканы, травившие Сергея Есенина и Алексея Толстого замолчали (чуть позже всех критиканов посадили); Горького и Куприна вернули домой; в школах начали изучать Пушкина и Гоголя; Сталин отменил указ Ленина о борьбе с религией; в театрах полногласно зазвучала русская классическая музыка; была существенно принижена роль партии; и, в конце концов, как итог всей этой компании произошел 37-ой год, когда большевики 20-х годов были истреблены, как политическая сила.

В довершение культурологической темы добавим, что из эмиграции вернулся даже Александр Вертинский, салонный певец, чье присутствие в Советской России еще, скажем, в 29-ом году было абсолютно немыслимо.

Сталин держал реставрацию под контролем. Есть десятки свидетельств, что он вмешивался во всё: с одной стороны, чтобы “не загубить” революционный дух в новом поколении, родившимся после революции, с другой стороны, стремясь поддержать разломанную революцией связь поколений, и не давая советскому народу чувствовать себя, как говорил сам Сталин в те годы, “Иванами не помнящими родства”. Достаточно отследить очередность появления и тематику всенародно любимых картин, многие из которых были созданы по личному указанию Сталина: “Депутат Балтики” (1936) и “Петр Первый” (1937), “Человек с ружьем” (1938) и “Александр Невский” (1938), “Ленин в Октябре” (1939) и “Минин и Пожарский” (1939), “Первая конная” (1941) и “Кутузов” (1943).

По большому счету, Сталин имитировал реставрацию. Ни о каком возврате к дореволюционному времени речи, конечно, не шло, то есть эта реставрация имеет мало общего, например, с двумя реставрациями, что произошли во Франции в 19-ом веке, когда к власти возвращались родственники свергнутых монархов.

Тем не менее, как бы мы не относились к Сталину, данные реставрационные процессы пошли на благо государства – ибо дали понять народу в 1941 году, что он защищает свою Родину, Россию, пусть и Советскую.

То, что происходит в наше время – это, конечно, менее болезненно для народного самощущения, но зато и куда хуже обоснованно логически.

Ну, хорошо, у нас в стране в начала 90-х сменился строй, случилось. Так надо было тогда же и отменить все 7-ые ноября и красные знамена, Сталинграды и Ленинграды, памятники Дзержинским и портреты Ленина. Нет, людям мотают нервы 15 лет – нате вам гимн, отдайте 7 ноября, дайте нам Ленинград, а мы вам, может быть, подарим Сталинград. А может быть, и нет. Как гороскоп подскажет.

Налицо факт, что власть пытается манипулировать общественным мнением, то заигрывая с советской идеологией, то отрицая ее начисто. Но это порой просто глупо! В переломные моменты власти простительно всё, в том числе и жесткость, если не подлость – но глупость ей никогда не простительна.

Политолог Станислав Белковский верно подметил, что русский народ можно гнуть и ломать очень долго – но только до тех пор, пока он уверен в сакральности власти. В 1917-ом Николай II отрекся от престола – и сакральность царской власти сошла на нет. Это обернулось для России масштабной катастрофой. Советская власть для подавляющего большинства жителей СССР была сакральна – она вселяла веру в светлое будущее, она утверждала, что у нее есть цель. Если хотите, с большой буквы – Цель. За это власти прощалось многое. Когда в конце 80-х советская власть усомнилась в подлинности своей Цели, это снова привело к катастрофе.

Очевидно, что современная российская власть так и не определилась с Целью. Догнать и перегнать Португалию – это не Цель. Удвоение ВВП – это тоже не Цель.

В силу той причины, что на начальных этапах жизни СССР власть в глазах населения обладала сверхлегитимностью, порой полумистического характера – это распространялось и на праздники этой власти. 7 ноября было праздником, не столько днем освобождения от “царского трона”, сколько днем веры в светлое завтра.

4 ноября таким днем не станет. Мы не сможем объединиться – нам не за чем. Что может предложить комичный Жириновский и не в меру серьезные “единороссы” населению 4-го ноября? Пирожок и водку? Это хорошо. А смысл? Русские всегда хотят смысла, им без смысла скучно.

В конце концов, что бы не говорили нам по телевизору, 4 ноября 1612-го года не является днем окончания великой Смуты начала 17-го века, к которой этот день шьют даже не белыми, а конкретно гнилыми нитками. Историки уже отметили, что с исторической точки зрения эта дата – пустое место. В этот день в 1612 году ничего существенного не произошло. Смута продолжалась как минимум до 1615 года, война с поляками — до Деулинского перемирия 1618 года. 1612 год важен как дата освобождения Москвы от поляков, но это произошло не 4 ноября.

Надо понимать, ничего особенного в этот день и не произойдет. Не будет никакого единения. А раздражение у какой-то – и достаточно весомой – части населения будет. Разве мы этого добивались? Мы же хотели, объединиться, чтоб с терроризмом бороться. А мы чем занимаемся?

По теме
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
Подборка