16+
Аналитика
26.11.2020
Есть судебное решение и его нужно исполнять – нравится это или не очень.
26.11.2020
Как только дело касается личных интересов некоторых деловых людей, так они готовы идти на любые ухищрения, чтобы не исполнять правила.
26.11.2020
Руководители компании «Этуаль» хотели прикрыться торгующими на Карповском рынке предпринимателями как «живым щитом».
24.11.2020
Коммерческая организация по определению работает ради получения прибыли, а не для обеспечения населения теплом или электричеством.
20.11.2020
Рейтинг «вымирающих городов» Варламова – не более чем попытка напомнить о себе.
20.11.2020
Требование «За правду» убрать лоббистов «ТНС энерго» из думы Нижнего Новгорода — совершенно справедливо.
19.11.2020
Не стоит всерьез воспринимать выводы Варламова, сделанные без всякой методологии.
12.11.2020
И Нижний Новгород является одним из центров динамичного развития на этом направлении.
11.11.2020
Нижегородская область названа в числе лидеров по поддержке креативных индустрий, но нам еще есть куда стремиться.
03.11.2020
«Пирог» постоянно сужается, и все, кто желает от него урвать, идут туда, где есть «живые» деньги.
02.11.2020
Каждый, кто имеет дело с платежами граждан, стремится нагреть руки на этих деньгах. Именно это произошло с «ТНС энерго».
30.10.2020
Мобилизация проверенных временем политических тяжеловесов  повышает доверие населения к власти.
26 Марта 2008 года
134 просмотра

Идём к успеху! Хроника третья Оценка факторов, ограничивающих деловую активность организаций

Похоже, начальство плюнуло на нас
окончательно.

Помахало для вида руками, отчитало
приморского губернатора за рост цен на хлеб, да и смирилось с неизбежностью.
Хлеб начал дорожать по всей России, вслед за хлебом потянулось молоко, на
очереди растительное масло и другие продукты. Зато инфляционного скачка в мае
не будет. За счет опережающего роста цен в марте-апреле.

ГОРДЕЕВ

Так уж получилось, что основным
действующим лицом на прошедшей неделе стал министр сельского хозяйства страны
Гордеев. К весне этого года стали очевидны провалы в работе его ведомства.

Вот несколько выписок из
официальных данных.

Животноводство. На 1 января 2008
года поголовье крупного рогатого скота в хозяйствах всех сельхозпроизводителей
по сравнению с 1 января 2007 года уменьшилось на 0,7%. Возросла доля поголовья
в хозяйствах населения, составляющая ныне почти половину всей российской
скотины — 46,4%. Исключение составляет мясо птицы, производство которого в 2007
году выросло на 19,7%. В целом по России не менее 31,4% потребляемого мяса
приходится на импорт. Производство молока в прошлом году выросло на 2,3%
(радость-то), зато на 0,3% уменьшилось производство яиц.

Рыболовство и рыбоводство.
Производство по этому виду деятельности за 2007 год увеличилось на 0,1%. Улов
рыбы и добыча других морепродуктов в 2007 году составили 3369 тыс. т, а импорт
— 870 тыс. т или 25,8% от потребляемой в России рыбной продукции.

Сахарная свекла. На 1 января 2008
года производство сахарной свеклы показало отрицательную динамику — урожайность
снизилась на 10,7%. В то же время импорт сахара-сырца удовлетворяет 13,2% всех
потребностей России.

Подсолнечник, картофель овощи.
Сокращение размеров убранных площадей (посевные площади сельскохозяйственных
культур за период 2000-2006 годов сократились на 9,7%, в том числе — площади
под зерновые культуры — на 5,0%, площадь чистых паров — на 23,2%, площади под
кормовые культуры — на 28,0%) привело к тому, что урожай подсолнечника
уменьшился на 16,0%, картофеля — на 3,8%, овощей — на 3,5%.

Корма. Кормов в
сельскохозяйственных организациях за прошедший год стало меньше на 8,9%, в
абсолютных цифрах количество заготовленных кормов снизилось с 19,2 млн.т до
17,5 млн. т.

Зерно. Урожай зерновых —
единственная гордость Минсельхоза. В прошлом году прирост урожая по сравнению с
2006 годом составил целых 4,0%, по пшенице и того больше — 9,7%. Пшеницы в
прошлом году было собрано 49,4 млн. т, ржи — 3,9 млн. т, а на экспорт пшеницы и
меслина (ражано-пшеничной смеси) ушло 14,4 млн. т или 27,0% всего собранного
урожая. Теперь понятно, почему запасы на элеваторах и хлебокомбинатах в среднем
по стране уменьшились на четверть? Кто-то ловко воспользовался коррупционной
неповоротливостью отдельных ведомств и продал часть урожая за бугор.

Стоила ли экспортная игра свеч? Без
сомнения. Даже по данным Федеральной таможенной службы общая сумма экспорта
пшеницы и меслина принесла трейдерам $3,6 млрд. Если скорректировать эту цифру,
по-божески увеличив ее на серую треть, экспорт зерна из страны составил $4,8
млрд., что сопоставимо с легальной продажей оружия.

С такими нерадостными для страны
итогами пришел Гордеев на заседание правительства, посвященное проигранной
борьбе с ценами.

Какие аргументы привел он в свою
защиту? Оказывается, на плачевное состояние российского сельского хозяйства
оказал негативное воздействие целый комплекс факторов.

Во-первых, это снижение курса
доллара, которое дает конкурентное преимущество импортным товарам.

Во-вторых, это кризис мирового
финансового рынка, приведший к росту процентных ставок по кредитам и,
следовательно, увеличению себестоимости продукции.

В-третьих, это опережающий рост цен
на продукцию естественных монополий, в частности, на газ, электроэнергию,
железнодорожные тарифы. В прошлом году этот рост составил 20–23%, а в этом
может достичь 30–35%.

Выходит, даже пожурить не за что!
Как будто укрепление курса рубля негативно сказывается только на продуктах
питания, как будто не было огромных государственных средств на субсидирование
процентных ставок по кредитам сельхозпроизводителям, а решение о ежегодном
росте тарифов естественных монополий не принято еще в прошлом году. О
нацпроекте «Развитие АПК» никто даже не вспоминает.

В отставку Гордеев не уйдет, не на
того напали. Законы аппаратной борьбы в таких случаях предполагают разработку
заранее неприемлемой системы административных мер, якобы, способствующих
исправлению негативной ситуации. После можно будет сказать, что если бы
предложенную программу приняли, все было бы хорошо, а теперь сами виноваты.

Что же предложил Гордеев для
уменьшения разрастающейся продовольственной ямы?

Предложил он перераспределить
полномочия МЭРТ, Минздравсоцразвития, ФАС и Роспотребнадзора, делегировав
своему ведомству вопросы регулирования продовольственного рынка,
таможенно-тарифную политику в части продовольственных товаров, контроль за
качеством продуктов и пропаганды здорового питания. Все остальные вопросы,
переданные Минсельхозу в результате административной реформы, такие как
развитие аграрного бизнеса и сельских территорий, контроль за использованием
сельхозземель, лоббирование интересов отечественных производителей, надо
полагать, уже решены. В случае принятия данных предложений Минсельхоз, по
словам Гордеева, сможет «регулировать баланс и поддерживать рост производства
продовольствия за счет отечественных сельхозпроизводителей и фермеров».

Нетрудно догадаться, что инициативы
Гордеева в штыки встретили не только те, на чьи поляны он посягнул, но и другие
чиновники, прямого отношения к этим ведомствам не имеющие. Всем известен этот
нехитрый аппаратный прием, но законы бюрократического этикета не позволяют
коллегам высказывать вслух все, что о них думают. К тому же в коридорах власти
витают упорные слухи, что в новое правительство придут другие люди, и не
исключено, что на место Гордеева тоже. Пока же наш главный герой обещает
повысить урожай зерновых на очередные 3,9% (в 2007 году, напомню, рост составил
4,0%), стабилизировать рынок зерна за счет продления действия экспортной
высокой пошлины и вернуть в сельхозоборот за этот год 400 тыс. га заброшенной
пашни.

Бог крестьянину в помощь. Урожай
зерновых — дело хорошее, особенно, когда экспорт становится выгодным даже при
нынешних запретительных пошлинах, главное, чтобы погода и таможня не подвели.

Да и пашню хорошо бы вернуть, если
только ее не продали, не понастроили всяких зданий и сооружений или не уступили
браткам-рейдерам.

ПЕНСИИ

Есть ещё и такое такое аппаратное
правило: когда хочется поговорить о задачах национального развития, но ничего
путного в голову не приходит — неси что-нибудь про пенсии. Беспроигрышный
вариант — можно наобещать золотые горы нынешним пожилым согражданам и молочные
реки с кисельными берегами пенсионерам будущим.

В текущей обстановке пенсии — тема
временно отыгранная. По ней уже прошлись Путин с Медведевым, пенсионный вопрос
проговорили думские угодники, напустили реформистского туману
Минздравсоцразвития с Пенсионным фондом. Наступили будни.

Сначала с пенсионных фронтов поступило
сообщение о доходности пенсионных накоплений по итогам прошлого года.
Государственная УК «Внешэкономбанк», посоветовавшись с государственными
монетарными властями, начислила 6,01% годовых, хотя в прошлом году этот
показатель составил 5,7%.

Все с нетерпением ждали роста
негосударственных УК, коих на российских просторах наплодилось 63, тем более,
что годом ранее средняя доходность этих компаний составила 20,67%. Результаты
разочаровали даже самых пессимистичных болельщиков. Из 63 негосударственных УК
лучше ВЭБа сработали лишь 10 компаний, причем, максимальный уровень доходности
составил 7,35% годовых (УК «АГАНА»), а в абсолютном минусе остались две
компании (УК «Золотое сечение» и УК «Уралсиб» — Управление капиталом»), худшая
из которых, УК «Золотое сечение», показала убыток в 1,3% годовых. Средняя
доходность негосударственных УК, размещающих пенсионные накопления, составила
4,16%.

Сопоставим показатели доходности УК
с другими «родственными» данными.

За 2007 год индекс РТС вырос на
19,18%, индекс ММВБ — 11,54%, годовой депозит в Сбербанке в 2007 году мог
принести до 9% годовых. И еще. Вознаграждение за непосильные труды УК в прошлом
году составило 289 млн. рублей или 0,08% от вверенных средств, при этом почти
все досталось Внешэкономбанку, в котором хранится 96,7% всех пенсионных
накоплений. Оставшиеся 3,3% в деньгах составляют 9,54 млн. рублей на 63
компании. Или по 151,4 тыс. рублей на брата.

Спрашивается, ради чего корячится?
Ради $500 в месяц? Смеетесь?

Отсюда и нищая доходность, и
довольные лица менеджеров негосударственных УК, постоянно замечаемых в
Куршевеле и окрестностях. Если же будет ведена система обязательного
страхования пенсионных накоплений, аналогичная банковской, можно будет и вовсе
спокойно переложить свои проблемы на государство и по-тихому испариться. А пока
эта система разрабатывается, негосударственные НПФ и УК будут по-прежнему
договариваться друг с другом, с банками и спецдепозитариями о передаче части
доходности «под столом», примутся с утроенной энергией повышать затраты, станут
размещаться в тех направлениях, которые выгодны их хозяевам. Идет всего седьмой
год после начала пенсионной реформы, но уже сейчас ясно, что значительная часть
НПФ и УК — банальное ворье.

Но подождите радоваться выбранной
судьбе пенсионного «молчуна». В ближайшее время, скорее всего, будет принято
решение о размещении средств пенсионных накоплений, хранящихся в
государственной УК, на депозитах в коммерческих банках. Пока планируется
разместить 90 млрд. из 363,6 млрд. рублей, доверенных Внешэкономбанку.

Конечно же, эти деньги будут
направлены в банковский сектор прежде всего для поддержания ликвидности и
только потом для увеличения доходности накоплений.

Каким банковским организациям
помогут в трудную минуту в первую очередь?

Формальные критерии таковы.
Претендент должен иметь рейтинг хотя бы одного из трех мировых агентств (Fitch,
S&P и Moody’s) не ниже BB+ или Ba1, чистые активы в размере не менее 100
млрд рублей, собственные средства — от 10 млрд рублей. Но поскольку таких
банков в России нынче немало, указующий перст ляжет в сторону наиболее
«равных».

Как, например, в случае с
размещением в конце 2007 года 115 млрд. бюджетных рублей, выделенных
госкорпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности», как теперь
называется Внешэкономбанк. Тогда эти деньги достались Сбербанку, ВТБ,
Газпромбанку, Альфа-банку, Россельхозбанку и банку «Возрождение». Здесь с
особой актуальностью возникает вопрос сохранности наших денег, переданных в
управление государству. Нет смысла рассуждать о финансовой устойчивости
банковских структур, которым намеревается помочь государство. В 1998 году
рушились банки и помощнее. На этот «вызов» пока ответа нет.

На прошлой неделе появилась
статистика финансовой деятельности банковского сектора в январе 2008 года.
Отрицательный результат показали 26% всех кредитных организаций против 15% в
январе прошлого года. Кто же из крупнейших в убытках? Знакомые все лица: ВТБ,
«Уралсиб», а также Росбанк, Транскредитбанк, «Траст», и Юниаструм Банк. В
январе этого года на 4,1% до 9,7 трлн. рублей вырос портфель корпоративных
кредитов, что логично: банкам нужно зарабатывать деньги, кроме того, давят
обязательства по открытым ранее кредитным линиям. В то же время уменьшился
объем депозитов юрлиц (на 2,0% до 3,5 трлн. рублей) и физлиц (на 0,6% до 5,1
трлн. рублей). Само по себе данное явление ничего страшного собой не
представляет. Но только не в нынешних банковских условиях, когда идет процесс
возврата и рефинансирования зарубежных займов.

Почему государство оказывает помощь
моими деньгами, а не бюджетными? Есть Резервный фонд, Фонд национального
благосостояния, к тому же займы в иностранной валюте — пусть банкиры и
обеспечивают требуемую доходность. Мы-то тут причем?

НДС

Раз уж разговор все время крутится
вокруг аппаратных интрижек, вернемся к пинг-понгу с НДС. Вернемся — потому что
об этом налоге весьма подробно говорилось еще два года назад.

Тогда утверждалось, что действующая
в России ставка НДС — далеко не самая большая в мире. Например, в Швеции и
Венгрии она составляет 25%, в Чехии и Польше — 22%, в Австрии и Италии — 20%, в
Турции, как и у нас — 18%. Есть, впрочем, страны, где ставка ниже: в Китае —
17%, в Мексике, Корее и Индии — 10%, в Японии — 5%.

Ставка налога на прибыль в России
также невелика. В тех же Австрии и Италии она составляет 34%, в Турции — 33%, в
Швеции и Чехии — 28%. Есть страны, где ставка налога на прибыль ниже. Из
рассмотренных — это Польша (19%) и Венгрия (16%). Но все равно совокупное
налогообложение бизнеса в России — одно из самых низких. У нас НДС с налогом на
прибыль составляют 42%, в Австрии и Италии — 54%, в Швеции — 53%, в Китае —
50%, в Индии — 43%, только в Венгрии и Польше — 41%. Необходимо добавить, что в
России существует ряд налоговых режимов, где налог на прибыль и НДС не
уплачиваются вовсе, а ставка НДС по таким товарам, как мясо, рыба, молоко,
яйца, сахар, соль, хлеб, крупы, овощи, товары для детей, печатные издания,
лекарства составляет 10%. К тому же экспорт НДС не облагается.

Между тем считается, что бизнес
вопиет и под тяжестью налогового бремени не может эффективно развиваться.

В этой связи приведем интересную
информацию Росстата, на протяжении последних лет проводящего опросы на предмет
выяснения помех деловой активности организаций. Оказывается, вовсе не налоговый
гнет, а нарастающие трудности с реализацией продукции являются главным
препятствием, ограничивающим деловую активность российских предприятий.

 

Оценка факторов, ограничивающих деловую активность организаций

Факторы                                                       2000    2002    2004    2005    2006

Недостаточный спрос на продукцию        36        44        43        51        48

внутри страны         

Недостаток денежных средств                   74        65        56        42        41

Отсутствие надлежащего оборудования   19        19
       18        30        30

Высокая конкуренция со стороны                         11        15        17        22        25

зарубежных производителей         

Неопределенность экономической           36        24        20        21        20

обстановки   

Недостаточный спрос на продукцию        11        14        13        19        19

за рубежом               

Источник:
Росстат.

Так из-за чего тогда сыр-бор? Зачем
вновь инициированы разговоры о снижении НДС до 12-13%?

Причина с субъективной колокольни
видится во все тех же аппаратных игрищах. Экономические спичрайтеры двух
президентов, прописанные на Старой площади, как жест задабривания промышленных
и предпринимательских лоббистов, включили пункт о снижении ставки в выступления
и Путина, и Медведева. Эти товарищи предложения озвучили и достаточно быстро
наткнулись на аппаратное противодействие со стороны экономического блока
правительства. Якобы, Кудрин, спросил: чем будут замещаться выпадающие из
бюджета доходы, ведь в январе этого года НДС составил 46% всех налоговых
поступлений? По подсчетам Минфина предлагаемое снижение НДС уменьшит бюджетные
доходы на сумму около 1 трлн. рублей в год, кроме того, снизить легко, а
повышать в случае необходимости не в пример сложнее. В результате Путин
высказался в том духе, что надо «сесть и посчитать, сколько составят выпадающие
доходы при снижении НДС на определенный процент и чем мы их заменим. Будет ли
адекватным прирост за счет лучшего администрирования НДС и каков он будет».

Проблема до поры повисла в воздухе,
пока не появилось письмо Кудрину, подписанное Набиуллиной. В МЭРТовской
весточке эпистолярно объяснялось, что выпадающие доходы легко замещаются с
помощью ликвидации пониженной ставки НДС по продуктам питания, детским товарам,
полиграфической продукции и лекарствам (дополнительный рост цен), введением
повышенных акцизов на алкоголь, сигареты, топливо и автомобили (еще один
ценовой виток), а также гипотетическим снижением числа мошенничеств с все теми
же НДС и акцизами (старо предание).

По уверениям чиновников МЭРТ, «цена
пачки сигарет за счет сокращения НДС и увеличения акциза останется неизменной».

Да-да, помнится, при отмене налога
с продаж торговля также обещала, что цены расти не будут. По факту вышло так,
что цены не только не уменьшились, но наоборот выросли, а всю вину свалили на
естественные монополии («Во всем виноват Чубайс»). Торговле лишь бы получить
повод для увеличения цен, а уж она им распорядится в лучшем виде.

МЭРТ заявляет, что «цель снижения
НДС — не столько облегчение налоговой нагрузки или экономический рост, сколько
изменение его качества, чтобы высвободившиеся средства были направлены в
отрасли с высокой добавленной стоимостью, в человеческий капитал, в
модернизацию производств». Благие намерения, каждый раз нарывающиеся на
стремление экономических субъектов получить максимум прибыли от своей
деятельности. Предыдущие действия правительства в налоговой сфере, например,
снижение ЕСН в 2005 году, показали, что бизнес не очень-то готов сотрудничать с
властью: объемы серых зарплат тогда не только не уменьшились, но наоборот
выросли на 1,5 п.п., инвестиции в основной капитал снизились на 2,8 п.п., а
федеральный бюджет получил новые социальные пробоины. Если НДС будет снижен,
сценарий в бесчисленный уже раз будет тем же и никакого направления
высвобождающихся средств на развитие предприятий не произойдет.

Как известно, по расчетам
Всемирного банка теневой сектор России составляет 49% ВВП. Но почему-то в
дискуссиях о путях национального развития, стратегии «2020», снижении НДС никто
об этом не вспоминает, никто не говорит, что нужно сделать, чтобы вывести
нелегальный финансово-хозяйственный оборот в светлую сферу. Что думать нужно не
о процентных и базисных пунктах роста ВВП, а о десятках процентов, на которые
может вырасти российская экономика в результате легализации. Что в дискуссиях с
бизнес-лоббистами вопрос должен стоять предельно просто: мы адресно снижаем
НДС, вы гарантируете рост легальных показателей в конкретных отраслях,
соразмерный снижению ставки.

Нет — разговоры с вами закончены.
Всего вам доброго.

Оригинал этого материала
опубликован на на ленте АПН.

По теме
30.10.2020
Запрос на государственно-национальную идеологию в обществе необычайно высок.
29.10.2020
Но партии Захара Прилепина еще предстоит проделать серьезную работу.
12.10.2020
Зотову предстоит решать ключевые задачи, связанные с привлечением инвестиций.
12.10.2020
Назначение Андрея Черткова должно привести к решению проблем Кстовского района.