16+
Аналитика
14.05.2021
Нижегородская область неслучайно оказалась в числе получателей инфраструктурных кредитов.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
13.05.2021
Отработавший целый год на посту мэра Юрий Шалабаев делает акцент на хозяйственную жизнь города.
30.04.2021
Поездка Никитина по Уралу открывает новые возможности для нижегородской промышленности.
28.04.2021
А чтобы развивать наземный электротранспорт, Нижний должен распоряжаться большей долей заработанных средств.
27.04.2021
Не только в славном прошлом побед, но и в кровавых страницах, написанных Сталиным.
23.04.2021
Эти акции организуются лишь с целью создавать видимость массовой поддержки Навального населением.
22.04.2021
Численность вчерашних митингов – показатель истинного рейтинга Навального.
22.04.2021
На призыв поддержать Навального вышли только сторонники его как лидера.
21.04.2021
Заявление президента показывает, что политическое решение по развитию метро в Нижнем Новгороде уже принято.
20.04.2021
Нацеленность определенных сил на уничтожение российского государства становятся все более очевидными.
19.04.2021
Но не станет ли вход на территорию кремля после ремонта платным для горожан? Ответа пока нет.
22 Декабря 2005 года
246 просмотров

Игра в национализм, или спички детям не игрушка В круге первом Звонок Спички детям не игрушка

Ход избирательной кампании в Московскую Городскую Думу еще раз показал, что проблема национализма имеет очень серьезные основания стать уже в ближайшем будущем самым актуальным инструментом политико-идеологической борьбы в России.

Партия «Родина» умышленно акцентировала внимание в ходе своей агитационной кампании на вопросе о нелегальных эмигрантах и отношении к ним населения столицы.

С одной стороны – это удачный выбор темы, к обсуждению которой главный оппонент «родинцев» «Единая Россия» оказалась попросту не готова. Но с другой стороны — показатель важности и интереса к проблеме со стороны жителей Москвы, а, впрочем, и всей страны.

Не случайно ЛДПР и их лидер Владимир Жириновский, который, как никто другой в нашей политике, умеет чувствовать запросы толпы, сделали своим лозунгом на выборах в Государственную Думу фразу: “Мы за бедных, мы за Русских!”.

Мировая история показывает, что национальную карту очень часто пытаются использовать для достижения политических целей. Правда, в большинстве случаев это приводит к гражданским войнам и развалу государств. В условиях глобализации проблема национализма приобретает новый смысл и еще большую противоречивость. Политическая игра на этом поле из шахмат превращается в хождение по канату с заранее предрешенным падением.

В круге первом

Национализм, как, впрочем, и тоталитаризм, и глобализация – это феномены XX века. Популярность праворадикальная идеология (национализм, национал-социализм, нацизм как крайняя форма) получила в 20-е годы прошлого века. Проявив себя в разных формах, она оставила чудовищный след в виде практики фашистского движения, которое определяло несколько десятилетий господствующую форму сознания в целом ряде стран.

Идеология стала служить идейно-психологической предпосылкой для формирования тоталитарных диктаторских режимов, выражавших интересы реакционных финансово-политических группировок. Италия и Германия в 20-30-е годы, Испания и Япония 30-40-х годов, Португалия при Салазаре, Аргентина во время президентства Перона, Греция конца 60-х, отдельные периоды в Южной Африке, Уганде, Парагвае, Чили – это далеко не полный список завоеваний праворадикальной идеологии в XX столетии.

К концу прошлого века казалось, что национализм сходит с мировой политической сцены. Большинство всемирных и региональных международных организаций выступили с осуждением межнациональной розни. Процесс интеграции мировой экономики, культурный обмен и стремительный рост интенсивности коммуникации, казалось, предали забвению расовую и национальную неприязнь.

Но процессы глобализации, напротив, послужили катализаторами праворадикальных идеологий в массах. Ответом на вызов глобального мира стал не только исламский фундаментализм и мифический международный терроризм, но в первую очередь – национализм как способ защиты национального менталитета и культуры от унифицированной модели, предлагаемой глобальным обществом. Уход от «государств наций» и рост миграционных потоков возродили лозунги начала ХХ века.

На смену «белому расизму» пришел «черный расизм», еще более радикальный. Не случайно говорят, что нет более жестоких хозяев, чем бывшие рабы. В ЮАР, где не забыли апартеид, люди с белым цветом лица становятся постепенно людьми второго сорта.

В США, где в начале века не брали на престижную работу афроамериканцев, теперь наблюдается обратный процесс. Работодатель вынужден, невзирая на разницу в квалификации между «белым» и «черным», подписывать контракт с последним. В противном случае «черные профсоюзы» подадут на него в суд по обвинению в расизме.

В Европе в 90-е годы во многих станах на смену «левым» правительствам пришли «правые». Победа в Австрии, на родине Адольфа Шикльгрубера, партии Георга Хайдера, который признавался в поддержке идей, изложенных в “Mein Kampf”, вызвала протест у всего европейского сообщества. Накануне нового тысячелетия многие в мире задавались вопросом, насколько глубоко в массы проникла идея неонационализма.

Звонок

Одними из первых новую актуальность и новое звучание, в трактовке XXI века, проблемы национализма ощутила на себе Франция.

По сути, бомбу замедленного действия французы создали собственными руками. После II Мировой войны страны Европы, а особенно Франция, почувствовав начинающийся демографический кризис, решили избежать его, активно привлекая мигрантов из своих бывших колоний.

Возможно, этот способ решения проблемы старения нации и был бы успешен, если бы на него не наложились две тенденции современной Европы. Первая — это социальная ориентированность политики европейских государств. Хорошо известная в теории экономики общественного сектора проблема, называемая «сильной ловушкой безработицы», когда социальные пособия превышают зарплату работающего человека, проявилась со всей своей полнотой.

Большинству мигрантов нет необходимости получать образование и искать высокодоходную работу. Они вполне комфортно могут жить за счет граждан страны.

Вторая тенденция – это объективная слабость современной европейской культуры и христианской религии, в качестве мобилизационной силы, способной объединить население.

Мигранты, прибывающие из развивающихся регионов мира, обладают большей склонностью и желанием сохранять на новом для них месте проживания свои обычаи, традиции и верования, чем коренное население.

Власти европейских государств сами создавали для мигрантов удобную почву для сохранения традиционной культуры. Вместо ассимиляции и модели интеграции общностей, была предложена модель интеграции индивидов и их компактного проживания на окраинах городов.

Подобный путь в свое время был выбран в США, когда «черное население» сконцентрировали в особых закрытых зонах. Самая известная из них — «Гарлем» — стала символом борьбы за равноправие. Теперь «черные кварталы» или их копии — «китайские», стали «государствами в государстве», администрации городов и полиция не контролируют там ситуацию, а «белые граждане» и туристы боятся туда заходить.

Погромы, которые прошли несколько недель назад во Франции, показали всю остроту национального вопроса и ошибочность политики европейского сообщества в отношении мигрантов.

Можно сколь угодно долго указывать на локальные технические ошибки французских властей, которые позволили уличным хулиганам превратиться в борцов национального фронта. Объединив бандитов и погромщиков (которых много и среди коренного населения) с мирными мигрантами, французские власти показали свое отношение к ним.

Отказавшись стрелять на поражение в ответ на булыжники, пробивающие головы полицейскому оцеплению, они дали почувствовать уже объединенным национальным группам собственную силу и безнаказанность.

Исторический круг замкнулся. Франция – родина «правых» и «левых» радикалов — первой в XXI веке на себе испытала всплеск беспорядков на национальной почве. Кто будет следующим?

Спички детям не игрушка

А следующей вполне может стать Россия. Создается впечатление, что российские власти прилагают серьезные усилия для повторения французских событий на территории нашей страны. Для этого есть все предпосылки.

За последние 10-15 лет в качестве главных национальных антиподов русского народа были выставлены «лица кавказской национальности». С одной стороны, в этом нет ничего нового. Всегда исторически была группа лиц, на происки которых можно было списать все неудачи власти.

Раньше, до революции – это были евреи и масоны, после революции те же евреи, космополиты и «наймиты капитализма», теперь кавказцы и олигархи. Ну, если с олигархами все понятно: «отнять и поделить» — любимая игра последних 80 лет, то вот «лица кавказской национальности» — это новый раздражитель для каждого «уважающего себя Русского человека».

Нельзя сказать, что нелюбовь к выходцам с Кавказа, средней Азии или южных субъектов Российской Федерации — столь уж искусственно созданное общественное мнение. Сами представители этих национальностей приложили руку к формированию собственного негативного имиджа.

Но роль государства как раз и состоит в том, чтобы отделять бандитов и воров от всего народа. Российские власти могут теперь сколь угодно долго объяснять, что «у терроризма нет национальности». В представлениях большинства населения страны у террористов национальность есть. Теперь потребуется смена не одного поколения, чтобы этот стереотип был разрушен.

Кстати, власти прозевали и другую тенденцию. Постепенно нелюбовь к «лицам кавказской национальности» распространилась и на всех мигрантов и иностранцев.

Если Советский Союз искал ресурсы влияния на страны третьего мира через обучение у себя будущей политической и интеллектуальной элиты этих стран, то современные российские власти не только не стремятся перенять удачный опыт прошлого, но даже не прилагают усилий, чтобы приезжающие в Россию учиться (скорее, уже по инерции), иностранцы, чувствовали себя здесь хотя бы в безопасности.

Безусловно, количество драк и убийств иностранных студентов, по сравнению с количеством убийств и драк в целом не очень велико, но каждый такой случай получает широкий общественный резонанс. Уже становится не важно, что послужило поводом для инцидента, действительно расовая неприязнь или обычная ссора из-за бутылки пива.

Важно, что государство не способно защитить как своих граждан, так и своих гостей, а те, кто совершают подобные преступления, начинают чувствовать собственную безнаказанность.

Раздувая активно тему патриотизма, которая для современной молодежи трансформируется в тему национализма, власти решают свои локальные задачи – поднятие рейтинга конкретному политическому лидеру, победа партии на выборах в российский или региональный парламент. Но никто не поручится, что эти группы не будут использованы для сохранения, или, наоборот, для изменения существующей власти.

Безусловно, запрос на патриотизм в обществе есть. Он выражается как в ностальгии по мощному советскому государству, которое могло диктовать свои условия на международной арене, так и желанием почувствовать себя защищенными со стороны государства.

Патриотизм в Российских условиях переходит в ультранационализм, а национальный вопрос в Российской Федерации далек от своего решения. Противоречия на национальном уровне, в том числе привели уже к распаду Советского Союза. Угроза дальнейшего распада государства по национальному, в первую очередь, принципу остается чрезвычайно высокой.

Историк Вернадский еще в 60-е годы фактически предсказал распад СССР. Согласно его теории, евразийский материк полностью объединяется на одно-два столетия под властью либо европейской, либо азиаткой цивилизации, а затем в течении 4-5 веков идет период раздробленности Евразии.

Последнее объединение произошло в конце XVIII-начале XIX века под властью России. Двухсотлетний срок «единой России» подошел к концу, за ним должно последовать разделение.

Власть как будто сознательно идет на разогрев ситуации. Ранее маргинальные и мало заметные движения национал-большевиков и национал-патриотов превращаются в оплот оппозиции режиму и обретают ореол гонимых, а им в России исторически сопереживают.

Проблема мигрантов возникает с новой остротой. Вместо попытки отрегулировать миграционные потоки власть идет на беспрецедентный шаг — легализацию незаконной миграции. При этом экономическая политика властей, в первую очередь новый жилищный кодекс, который создает условия для выселения малообеспеченных групп населения (а мигранты именно к ним относятся) из центра на окраины городов, позволяет мигрантам создавать закрытые локальные поселения. Чем не французский сценарий?

Попытки власти разыграть с конъюнктурными целями национальную карту могут привести к очень серьезным последствиям. Подобный недавний опыт наших соседей в Украине чуть было не привел к развалу государства. Пугает и то, что идеологи национального размежевания Украины сейчас являются одними из главных идеологов современной российской политики.

Поднятие национальной проблематики в политическом пространстве создает риск «национального пожара» на территории страны. В результате экспериментов начала 90-х годов на юге России один мы уже получили. Спички – детям не игрушка, гласит известное предостережение. Власть же упорно призывает: «Покупайте зажигалки…»

По теме
19.04.2021
А те, кто свою выгоду ставит выше интересов государства.
16.04.2021
Было бы странно, если бы в год 800-летия Нижнего Новгорода он старался быть незаметным.
15.04.2021
Будет ли иметь продолжение попытка создания космодрома в Нижегородской области?
14.04.2021
НОЦ – инструмент реализации научного потенциала нижегородских вузов.