16+
Аналитика
19.08.2019
В регионе с таким валовым продуктом доля среднего класса не может быть большой.
16.08.2019
Доля среднего класса 12,9 процента – показатель неблагоустроенного общества.
19.08.2019
24 уголовных дела против нижегородских ДУКов это не показатель.
19.08.2019
Желание Власова покинуть правительство Нижегородской области могло быть продиктовано сверху.
16.08.2019
Окончательное решение по новому главе нижегородского минтранса – за губернатором.
16.08.2019
А убедительность его зависит от результата уголовных дел по фактам разворовывания средств.
16.08.2019
Это привлекает внимание людей и способствует дальнейшему углублению процесса.
15.08.2019
Дзержинску нужна дорожная карта по ликвидации свалок химических отходов.
14.08.2019
Чтобы общество было стабильным, эта категория должна составлять не 12, а 40 процентов.
14.08.2019
Развитие сельских территорий Нижегородской области – благая цель. Но…
14.08.2019
Рост среднего класса в Нижегородской области обусловлен новой экономической политикой.
13.08.2019
Нужно развивать территории, где есть экономически активное население и молодежь.
1 Августа 2016
128 просмотров

Игрушечные люди

Как
показывает статистика, моя
предыдущая статья про покемонов и их грядущее торжество вызвала некий интерес. Похвально,
когда люди интересуются своим будущим. Чтобы не разочаровать читателей, я решил
продолжить тему – на этот раз уделив время другому аспекту грядущего мира, а
именно финансовому.

Одним из
немногих работающих (со всеми оговорками) методов прогнозирования будущего
является использование принципа «глобальная тенденция в конечном итоге
перемогает локальные». Здесь это украинское словцо уместно: она именно что
«перемогает» — то есть как бы передавливает, пересиливает упирающуюся реальность,
несмотря на все её взбрыки. Потому что «туда дело идёт».

Простейший
пример. Начиная с неолита, люди совершенствовали средства сообщения. Сначала,
чтобы пообщаться с человеком из соседней деревни, нужно было туда дойти. Потом
– доскакать. Потом – доехать по мощёной дороге. Потом появились паровозики и
пароходики, и можно стало добираться до далёкого далека за считанные дни.
Телеграф, телефон и емейл ситуацию добили: теперь время, потраченное на
контакт, сократилось практически до нуля. Заметим: по дороге регулярно
случались тормоза, откаты, потери технологий. Скажем, римская система сообщений
сильно превосходила средневековую. Древнейшую технологию – голубиную почту –
переоткрывали несколько раз (что, в частности, стало причиной возвышения
Ротшильдов). Но, в общем, тенденция пробила себе дорогу.

Пример
посложнее. Известно, что по мере совершенствования военного дела армейские
потери снижаются, а вот потери мирного населения увеличиваются. Тенденция
наметилась ещё в древности и несколько раз была близка к пику – например, в
позднем Средневековье. Массовые армии и особенно великие мясобойни двадцатого
века вроде как бы её опровергли. Однако сейчас уже всем очевидно – дело снова
идёт к тому же, и на этот раз окончательно. То есть: воевать будут ракеты и роботы,
а нести потери – мирные жители. И теперь это уже не переломить назад, игра
сделана.

Так вот,
мы сейчас намерены поговорить об очень важной глобальной тенденции. Я бы назвал
её разоружением населения.

Что я имею
в виду. В каком-нибудь неолите любой мужчина, вооружённый каменным топором, был
опасен. Причём не только для других мужчин, но и для власти. Причём разница
между ним и другим мужчиной с каменным топором была не качественная, а
количественная. Несколько мужчин с топорами могли убить вождя племени.

Сейчас мы
видим, что даже миллионы обывателей не могут ничего сделать с элитой
государства – настолько она могущественна и настолько они слабы. Впрочем,
обыватель слаб и против других обывателей – поскольку они охраняются всё тем же
государством. Более того. Любое сообщество, даже самое ничтожное, если оно
имеет государственный мандат на издевательство над обывателем, может заниматься
этим сколько душе угодно. Сейчас такой мандат регулярно выдаётся так называемым
«меньшинствам», которые чморят и кошмарят законопослушное стадо как хотят.
Негры, феминистки, геи, мусульмане – все они при желании могут сделать с любым
«белым цисгендерным мужчиной» всё что им вздумается, начиная от оскорблений и
преследований и кончая физическим насилием. Он же не может ничего, вообще
ничего.

Как это
достигнуто? Разными способами, но главное – разоружение и поставление под
контроль. То есть: у обывателя отбирают всё, что может
нанести вред государству, и контролируют всё, что может быть использовано для
нанесения такового вреда.
 В
конце концов у него отберут всё и контролировать будут тоже всё.

Чтобы не
ходить далеко за примером. Возьмём оружие в самом буквальном смысле слова —
огнестрел. В настоящий момент обыватели им не вооружены. Даже в странах, где
разрешено владение огнестрелом, обыватель всё равно не может им воспользоваться
– потому что окажется виноват, ибо самооборона наказуема. Конечно, есть
разница: в России она наказуема абсолютно (практически все, пытавшиеся
обороняться, садятся в тюрьму), в Америке до сих пор действует Castle Doctrine
(причинение смерти лицу, незаконно проникшему в жилище, может быть оправдано
судом как допустимая мера необходимой обороны) и другие здоровые принципы.
Более того – некоторые страны перенимают их даже сейчас (например, та же
«доктрина крепости» была принята в Италии в 2005). Но общая тенденция вполне
однозначна: сфера легального применения оружия постепенно сужается и сужается.
В конце концов его применение против людей сделают невозможным вообще.

Заметьте:
это точная формулировка. Я не сказал, что всё оружие «отнимут» и «запретят». То
есть такой вариант тоже возможен, но он не единственный. Власти будет вполне
достаточно того, чтобы вы не могли застрелить из своего пистолета представителя
власти. А можно и усилить требование – вообще какого бы то ни было человека.
Для этого достаточно снабдить оружие специальным электронным чипом, который
сделает возможным выстрел только после разрешения из полиции. Которое будет
выдаваться только в том случае, если вы стреляете в тире по банкам. Впрочем,
можно усложнить задачу и снабдить пистолет электронной распознавалкой, которая
разрешит стрельбу по кошкам и воронам (только диким – домашние будут иметь
встроенный блокирующий чип). Любой же силуэт, хотя бы отдалённо напоминающий
человеческий, будет вызывать блокирование чипа. Ибо нефиг ничтожному обывателю
стрелять в людей. Разумеется, у преступников будут «нелегальные стволы»,
неизвестно откуда берущиеся. Или просто – несколько человек с дубинками и
ножами, против которых, как в двенадцатом веке, снова не будет ровно никакого
сладу. Обыватель должен быть голеньким, жалким, дрожащим и беззащитным перед
любым мускулистым мерзавцем, а пистолет нехорош тем, что уравнивает шансы… Ну
и, конечно, полиция станет космической сверхсилой, ну просто потому что у неё
будут стрелялки и право стрелять. А уж если они будут вооружены всякими
современным штучками – разница в силе между ними и обывателями станет как между
тараканом и Юпитером.

То же
самое можно сказать, например, о свободном времени. Если бы обыватель им распоряжался,
он мог бы измыслить или придумать что-нибудь вредное. Шанс вообще-то крошечный,
но он есть. Поэтому, например, рабочий день не снижается, зато появляется масса
занятий, которым можно – и хочется! – предаться в нерабочее время: от просмотра
телесериалов до путешествий («надо же всё посмотреть»).

Впрочем,
это всё очевидно. Я бы хотел поговорить о том, как у обывателя будут отнимать
последний опасный ресурс, до сих пор находящийся в его руках – а именно, деньги.

В самом
деле. Деньги – это ведь очень опасная штука. На деньги можно купить всё, в том
числе и всякие серьёзные вещи. Ну например – хорошую сталь, станок с алмазным
сверлом и ещё кое-что. И сделать примитивный, но огнестрел. В
гиперинформационную эпоху раздобыть чертежи стрелялки можно… А потом из этой
штуки человек выстрелит в богоподобного карателя-полицая. Или в солидного,
уважаемого негра-потрошителя, который привык, что может убивать людей «сколько
хошь», потому что он негр-мусульманин и у него есть пушка (разумеется, без
чипа), а у беленьких даже ножика нет, только ручки да ножки мягонькие. Или – в
дитятко важного еврочиновника, который принял законы, при которых всё
вышеописанное стало возможным. Кстати, один парень это и сделал, его звали
Брейвик. Он, правда, купил оружие готовое, законно. Но мог и сам сделать.

Кажется,
что самое простое – запретить все опасные вещи. Оружие, станки, компоненты
взрывчатки и т.п. Но вот беда: вещей в мире становится всё больше, и непонятно,
какие из них безопасны, а какие нет. Номенклатура слишком велика, за всем не
уследишь. К тому же взрывчатые и ядовитые вещества – только малая часть опасных
вещей. Например, программы – мало ли какие они бывают и что делают? А ведь их
тоже можно купить за деньги.

В общем
так. Деньги – настоящие деньги, за которые можно купить всё – нужно у обывателя
отнять. Совсем. А дать ему что-то другое, попроще. Игрушечные деньги, на
которые он сможет купить только безопасные вещи, игрушки, ну и немного
удовольствия.

Как это
будет делаться? Вот об этом и поговорим.

Первый
пункт – не давать маленьким человечкам деньги копить. Сейчас на Западе, если
иметь хорошую зарплату и экономить, можно собрать – к концу жизни, но всё-таки
– довольно значительную сумму. И передать её детям, а вот им уже может прийти в
голову что-нибудь не то. Ещё хуже, если деньги достанутся не детям, а, скажем,
друзьям или единомышленникам. Обывателю нельзя иметь посмертную волю, нет. Он
не должен иметь возможности завещать свои пожитки кому попало. Ибо – мало ли на
что они пойдут.

Поэтому
примерно с конца XIX века в мире ведётся систематическая война против
наследования имущества и средств. Метод избран простой – запредельно высокие
налоги с наследства. Чтобы оценить уровень: впервые налог на наследство был
введён в Древнем Риме Августом, он составлял 5% и тратился на пенсию солдатам.
В современной Франции налог на наследство составляет 20% для наследников прямой
линии и до безумных 60% — для более дальних или получающих наследство по
завещанию (и это не считая того, что недвижимость, например, оценивается по
рыночной стоимости). В Японии налог на наследство тоже очень высок – 50% для
больших сумм (а было выше, но пришлось откатить назад). В Америке сходные порядки. Во всех остальных
западных странах налог на наследство тоже немал – от десяти до двадцати
процентов. Разумеется, есть послабления: с небольших сумма налоги пока не
берут. Есть также страны, где налога на наследство нет, но их становится всё
меньше (например, недавно налог ввели в Малайзии, несмотря на многолетнее
сопротивление малайских богатых кланов).

Разумеется,
обыватели сопротивляются грабежу
как могут. Их ловят и наказывают. При этом постоянно поощряя «сдавать валюту»
сверхмногочисленным «благотворительным организациям и фондам». То есть отдавать
нажитое тем, кто найдёт денежкам безопасное применение. С этой точки зрения,
кстати, неважно, уйдут ли средства на помощь голодающим негритятам, на спасение
редкого вида клопов или просто будут украдены государственно-одобряемыми
паразитами. Важно, что деньги обезврежены.

При этом
суть дела не особо-то и скрывается. В литературе конца XIX – начала XX века,
выходившей из-под пера умеренных социалистов, чёрным по белому написано: налог
на наследство – путь к «социальному обществу». В котором слишком богатые и
слишком свободные по этой причине индивиды отсутствуют как класс.

Кстати об
этом. С определённого момента в западной массовой культуре
универсально-злодейской фигурой стал сверхбогатый человек с идеями.
То есть независимо мыслящий индивид, обладающий достаточными средствами, чтобы
реализовать свои проекты. Разумеется, ему в голову всегда приходит какая-нибудь
гадость – уничтожить человечество или ещё что-то в этом роде. Например,
знаменитый Джеймс Бонд во всём сериале сражается не столько с «красными»,
сколько вот именно с такими парнями. И это в обществе, именующем себя
«капиталистическим». На самом деле это примитивная натравка обывателя на
обладателя средств: «деньги это плохо, от больших денег дуреют и делают всякие
гадости». Разумеется, апология нищеты и убожества, как в СССР, тоже не
допускается – поскольку человек тоже опасная вещь, а бедного человека легко
подкупить очень маленькими деньгами… Но вот «неконтролируемый богач» — это
бяка, бяка.

Это
наследство. Что касается прижизненных накоплений, тут есть целый ряд способов
их подъедать. Начиная от обычной инфляции и кончая организацией жизни, при
которой человек с самого начала залезает в долги и потом всю оставшуюся их
выплачивает. Это всё описано в соответствующей литературе достаточно подробно,
не будем останавливаться.

И
всё-таки. Пока в руках людей остаются настоящие деньги, они могут купить на них
настоящие вещи. Так что лучше деньги у людей забрать совсем. Доллары детям не
игрушка.

Как? А вот
как.

Мы уже
привыкли – в том числе и в России – к такой маленькой, но приятной мелочи, как
бонусные баллы, зачисления на карты лояльности и прочие такие штучки. Когда за
то, что ты семь раз пришёл в кабак, тебе на восьмой нальют кружку бесплатного
пива, подарят печеньку или сделают скидочку с основного счёта. Вот эти
маленькие игрушечные денежки, которые сейчас нужны в основном для того, чтобы
облегчить клиенту трату денег настоящих.

Однако это
ведь смотря как посмотреть. Все эти «баллы», при правильном к ним отношении,
могут стать перспективными финансовыми (и не только финансовыми) инструментами,
хорошо работающими на микроуровне.

Сейчас
выпуск всех этих «скидочных инструментов» ограничен магазинами и ресторанами,
причём карточки жёстко привязаны к покупателю. Их, например, нельзя продать или
подарить. Но ведь это, по большому счёту, вопрос технический. Как и вопрос
обмена баллов на деньги, например. Более того, нет никаких принципиальных
ограничений для того, чтобы на основании этой системы не производить
производные финансовые инструменты – например, с использованием механизмов
валютной корзины. Ну например: некто эмитирует (почему и по какому праву –
опустим пока эти подробности) некую условную расчётную единицу, «стоимость»
которой определяется как 0,5 пункт карточки какого-нибудь центрального
московского магазина, плюс 0,3 скидочных балла популярной сети ресторанов, плюс
0,2 балла сети женской одежды и парфюмерии. Заметим, что о деньгах – рублях или
там долларах – речи не идёт, только о баллах. Эта условная единица называется,
допустим, «сейлом». Сейл обменивается на торгах – устроенных как биржевые
валютные торги – на другие баллы, а также (до поры до времени) покупается за
деньги. И это выгодно: купив сейлы, вы можете приобрести больше товаров и
услуг, чем за деньги непосредственно. Процента на три, не больше – но они же не
лишние?

Теперь
представьте себе, что вам предлагают выплатить часть сейлами на выгодных условиях.
Ваша экономия составить процентов пять, а то и все десять. Правда, вы сможете
покупать только там, где принимают сейлы. Но вам ведь ничего другого-то и не
нужно. Вам нужно покушать, одеться, сходить в кино… всё это за сейлы можно
получить. А реальные деньги будут вам нужны на уплату налогов и коммуналки.

Зачем
такие сложности? Тише едешь – дальше будешь. Опасные игрушки – доллары, рубли,
евро – нужно отнимать у людей постепенно, причём так, чтобы они сами их отдали.
В конце концов, игрушечные «сейлы» и в самом деле покроют основные потребности
обычного горожанина, да ещё и десять процентов сверху. Вы настаиваете на
получении зарплаты в настоящих деньгах? Вам не откажут. Но поползут слухи, что
вы копите деньги на что-то нехорошее. Может быть, на наркотики? Или пересылаете
их террористам? Вашим счётом могут начать интересоваться. И вами лично – тоже.
Нет-нет-нет, если у вас всё законно, вас никто не будет беспокоить. А всё-таки
зачем вам деньги? Ах, копите любимой на бриллиантовое колечко? Н-да, этого мы
не предусмотрели, намекнём ювелирам, чтобы они ввели особые баллы на
бриллианты, и включим в корзину сейла.

Очень
важно тут вот что. Сейлы всегда можно будет заработать не на работе, а
демонстрируя хорошее поведение – ну как сейчас. То есть: если вы постоянно
ходите в одно и то же заведение, вам будут добавлять сейлов. Если покупаете
новые продукты любимой фирмы – тоже. И так далее.

Потом к
баллам добавится та компонента, о которой я уже писал в предыдущей статье –
сейлы за хорошее поведение в самом прямом смысле слова. Перешёл улицу на
зелёный, с соблюдением всех правил – сейл. За каждую минуту ожидания – сейл
(камера, установленная на светофоре, и ваш мобильник, связанный с электронным
устройством в том же светофоре, зафиксируют это). Перебежал через дорогу – нет,
с вас ничего не спишут, но пятьдесят следующих хороших поступков вы совершите
бесплатно. Надеемся, что у вас была веская причина так торопиться и оно того
стоило… И так далее, и тому подобное.

Очень
важно, что сейлы будут выплачиваться именно за хорошее поведение. Потому что
через некоторое время и оплата того, что раньше называли трудом, тоже будет
производиться по тому же принципу.

Нет, за настоящую работу будут платить настоящими
деньгами. Но к тому времени настоящая работа будет у пяти-шести процентов
населения. Остальные будут заниматься безвредными, но и не очень полезными
делами, сути и смысла которых они сами не будут понимать. Но хождение в офис,
приход вовремя, сидение за компьютером в течении указанного в контракте времени
– вот это вот всё будет оплачиваться. И опять же не как работа – а как хорошее,
правильное, социально полезное поведение. Даже выбор чая вместо кофе (чай
полезнее) будет вознаграждаться сейлом-другим.

Через
какое-то время люди обвыкнуться жить в мире игрушечных денег. Да, на них нельзя
будет купить оружие, сильнодействующее лекарство (только витаминчики и БАДы)
или хотя бы молоток с гвоздями. Но всё это так редко надобится. Зато в
игрушечном мире сытенького городского бездельничка лучше будет жить с сейлами.
Которые, кстати, будут создаваться сразу «глобализованными» — поскольку
глобальны торговые сети, которые их выпускают. То есть национальные валюты
сохранятся, проблемы с курсом и обменом будут (им помогут возникнуть), а вот
сейлы будут приниматься везде, где есть «Макдональдс», «Зара» и прочие такие
места. И, конечно, электронные услуги и социальные сети. Потому что «Фейсбук»
тоже станет источником сейлов – он будет начислять их за постинги, комменты и
даже лайки, по очень хитрым формулам, которые юзеры понимать не будут. Но их
активность в сетях будет приносить им доходец – маленький, но приятный. А
блокировки и прочие наказания за неправильные слова и мысли – бить по карману.
И это будет делать не тоталитарное государство, а частная лавочка в своём
праве.

Я мог бы развить
ещё и эту тему, но «умному достаточно», а я и так слишком разговорчив. Поэтому
просто напомню: это всего лишь прогноз, то есть попытка очертить один из
вариантов решения проблемы отъёма у людей всего, что может помешать Тем, Кто
Велит – править вечно. Может, они найдут другое решение, поинтереснее. А может,
сделают всё очень грубо. 

Но решать
вопрос будут — обязательно.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
13.08.2019
Санкции Росприроднадзора должны активизировать ликвидацию свалок химотходов в Дзержинске.  
13.08.2019
Жертвовать темпами развития ради формального сокращения долга вряд ли стоит.
12.08.2019
Нижегородская область справедливо отнесена к регионам со средней долговой устойчивостью.
12.08.2019
Вместо системной борьбы с коррупцией мы видим точечные решения.
Подборка