16+
Аналитика
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
10 Февраля 2009
187 просмотров

Иллюзии и целесообразность

В рыночной экономике такой
инструмент, как национализация, время от времени применяется, и принципам рынка
он радикально не противоречит. Мы видим это на опыте разных стран в разные
периоды. Но надо ясно понимать, что речь идет либо об идеологическом решении,
либо о решении технологическом, управленческом. Все-таки в современном опыте
государственного регулирования экономики национализация применяется вовсе не в
тех формах и значении, как это всегда понимали коммунисты. В их представлении
это была не столько национализация, сколько экспроприация, «отъем»
собственности и ее тотальное огосударствление. Об этом речи не должно быть,
потому что большую часть XX
века мы занимались такими экспериментами и в результате проиграли «экономическое
соревнование». Поэтому коммунистам не нужно питать на этот счет никаких иллюзий
– им никто не даст второй раз заставить страну наступить на те же самые грабли.

Совсем другое дело, когда речь о
национализации идет как о мере оздоровления, мере санации экономики в сложные
кризисные времена, когда сложные экономические объекты, структуры, которые по
каким-то соображениям – чисто экономическим, социальным, политическим — важны
для экономики, испытывают серьезные трудности. В данном случае государство
может взять на себя полностью или частично риски производства, может войти в
собственность, выступить своего рода кризисным управляющим, чтобы сохранить, а,
возможно, и модернизировать эти предприятия, эти компании или отрасли. Но, как
правило, это делается для того, чтобы в дальнейшем при улучшении экономической
конъюнктуры снова их приватизировать, а, возможно, еще на этом и заработать.

Я мог бы назвать десятки случаев такого
рода из практики современных государств, но надо сказать, что существует немало
удачных примеров, но точно так же существует немало примеров неудачных, когда
вмешательство государства не помогало, а, напротив, ускоряло экономический
крах, катализируя процесс. Этот опыт ясно учит, что могут быть только точечные
решения, индивидуальные, по каждому отдельно взятому предприятию или компании.
Нужно, как минимум, сохранить, а в идеале и повысить качество менеджмента этого
предприятия. Государство же по определению не обладает и не может обладать
таким количеством высококачественных менеджеров, которые могли бы безошибочно
поднять уровень управления, решить кризисные задачи.

Поэтому речь о такой постановке
вопроса, как национализация крупнейших предприятий идти может, но нужно
разобраться, какой комплекс причин лежит в основе кризисного положения каждого
конкретного предприятия, насколько это зависит от объективных местных
обстоятельств, а насколько обусловлено ошибками руководства компании. Не
секрет, что совладельцы различных бизнесов не прочь под шумок разговоров о
кризисе переложить результат своих собственных управленческих недоработок, ошибок
на плечи государства. Ведь нужно понимать, что государство понесет при этом
большие расходы. И эти расходы должны быть каким-то образом мотивированы. Нет смысла
возобновлять производство только ради того, чтобы сохранить людям работу, если
это производство убыточное и неконкурентоспособное. В этом случае
национализация – это просто оттягивание агонии. Или же это перекладывание
расходов на плечи других людей, на другие отрасли, на другие предприятия.
Разумно ли это, справедливо ли это?..

Поэтому постановка вопроса о
национализации крупных предприятий допустима, но, в любом случае, это должна
быть не кампания, не фронтальное решение. Решения должны приниматься конкретно
по каждому хозяйствующему субъекту при условии, что у государства есть очень
ясное понимание в части того, какие задачи оно берется решить, потому что
государственное управление не способно качественно изменить уровень управления.
Весь XX век мы с этим бились – и не только мы – и доказано: средний уровень
менеджмента в частном секторе выше, чем средний уровень менеджмента в
государственном секторе. Поэтому государство может решать более или менее острые
социальные задачи, политические задачи, поддерживать инфраструктуру экономики,
но очень дозированно и очень осмысленно.

Что касается конкретно ГАЗа, то я
не вижу целесообразности в национализации этого предприятия. Что государство
сделает с ГАЗом, национализировав его? Повысит производительность труда? Модернизирует
линейку продукции? Я этого не понимаю, возможно, есть люди, которые видят, как
этот шаг поможет Автозаводу. Но пусть они тогда назовут примеры в мире, когда
какие-нибудь государства приватизировали свои автопромышленные производства, и
те начинали работать лучше. Я таких примеров не знаю.

Бывали случаи, когда для спасения
производств государство начинало в той или иной степени принимать участие в их
судьбе: ссужало деньгами, обеспечивало протекционистские меры по защите рынков,
— такие вещи бывали. Но когда оно брало на себя функции управления, и меняло
положение к лучшему, такие примеры мне не известны. Это отрасль очень рыночная,
ее нельзя изолировать от рыночной реальности и что-то кардинально улучшить. Это
гораздо лучше делает частный капитал. Поэтому я все-таки думаю, что
национализация – не выход из положения, в котором оказался ГАЗ. 

По теме
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
Подборка