16+
Аналитика
27.01.2022
Осуществлено множество проектов и идей, которые в других обстоятельствах не были бы реализованы.  
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
5 Февраля 2008 года
211 просмотров

In Putin we trust

«АПН – Нижний Новгород» представляет вниманию читателей фрагмент стенограммы заседания «Нижегородского эксперт-клуба», прошедшего 24 января 2008г. в конференц-зале агентства «Биржа плюс» и посвященного теме «Политические итоги – 2007 и прогнозные гипотезы – 2008». Полный текст стенограммы будет опубликован в дальнейшем.

Иван Юдинцев, заместитель председателя профессионального объединения по связям с общественностью «РАСО-Приволжье»:

Я хотел бы коснуться очень важной темы о том, что мы теряем доверие друг к другу.

И начать я хотел бы с того, что грядет вторая волна приватизации, когда будут приватизировать не только недра, но и промышленность. Как сделать так, чтобы промышленные объекты стали привлекательными? – теперь я это понимаю.  Это главный итог 2007 года.

Думаю, что созданные за последнее время госкорпорации – действительно механизм приватизации промышленности. И на вопрос «надо ли это делать?» я отвечаю: «надо, потому что иначе мы промышленность не поднимем, на одних госзаказах это не произойдет».

Я не знаю, надо ли приватизировать, но я знаю, что ее надо накачивать деньгами, и что в нынешних условиях, как только промышленность будет накачана деньгами, она будет приватизирована, это ясно.

Это делать надо, и при всех недостатках этого пути такая приватизация лучше, чем чемоданы с деньгами, которые приносят, чтобы купить целый подъезд, в котором никто не будет жить, хоть такая приватизация и находится под контролем Счетной палаты. Готовящаяся приватизация не позволяет сделать так, чтобы было справедливо, но она позволяет сделать хотя бы так, чтобы было экономически целесообразно. А чемоданы с деньгами за подъезд, который будет стоять пустым, – это еще и экономически нецелесообразно, это вдвойне ложный путь.

Мы все понимаем, что эти деньги взялись с высоких мировых цен на нефть. Они держатся уже достаточно долго. Нельзя сравнивать ситуацию 1998 года, когда мечтой были шесть долларов за баррель, с нынешней основой нашей политики. И то, что наша политика основана на нефтянке (поверьте мне как бывшему сотруднику Минтопэнерго, что это так, хотя об этом и не рекомендуют говорить, и вычеркивают  даже из интернета, тем не менее, это по-прежнему главная особенность нашей политики), дало нам резерв, дало нам возможности, но это, с другой стороны, и обусловливает характер тех перемен, которые могут произойти в 2008 году — и с неизбежностью произойдут.

Когда мы говорим: «надо или не надо?» – я отвечаю «надо». Когда мы говорим: «реально это или не реально?», «пройдет это или не пройдет?», — у меня по этому поводу есть большие сомнения.

И здесь я возвращаюсь к вопросу о доверии. Мы сегодня не доверяем не только друг другу. Наше доверие к власти основано на том чуде, которое совершила власть. Мы с вами до последнего верили, что наша сборная попадет на Чемпионат Европы по футболу. Мы верили в Гуса Хиддинка, который сделал с нашей сборной все что можно – сборная играла ничуть не лучше. Мы писали «in Gus we trust» — «мы верим в Гуса», мы верили, верили – и чудо свершилось. Англичане проиграли хорватам, мы с трудом 0:1 дожали Андорру — мы вышли, и мы по-прежнему верим в Гуса.

И точно так же «in Putin we trust» — «мы верим в Путина». Мы не знали, получится у него или нет, но мы верили — как фанаты, это фанатическая вера, – и у него получилось. «In Putin we trust» — на этом держится наше государство. Государство для нас – это и есть Путин. Для большинства, для массовки, как говорится.

Поэтому главной ближайшей проблемой будет доверие к следующему персонажу. Я не знаю, что меряют социологи, и какой рейтинг покажут опросы, но когда с людьми разговариваешь, как только агитатор говорит избирателю «да Медведев – это марионетка Путина, Путин никуда не уходит», — избиратель уже готов за Медведева голосовать. И делает это счастливый, потому что он верит в Путина, а в Медведева пока не очень. Как только пытаются объяснить, что Медведев – это то, что надо, что под сегодняшние задачи как раз и нужен Медведев, в глазах у народа появляется, мягко говоря, сомнение, в том, что это правильный выбор. «Мол, сделаем, но в том, что это будет правильно, будем сомневаться».

Да, я готов согласиться, что кремлевские пасьянсы с двумя башнями – это не политика. Но поскольку сейчас вопрос о власти решается именно там, мы должны обсуждать именно эту тему, и понимать, как она воспринимается массовым сознанием. Так вот, с точки зрения 2007 года сценарий, который был разыгран, для массового сознания стал одним из самых слабых сценариев. Люди ждали чуда, ждали, что будет выбран не один из двух преемников, которого уже показали и который ездит по стране, а выскочит кто-то из табакерки, как в свое время Владимир Владимирович выскочил, что будет что-то неожиданное. Или, по крайней мере, что будет четкое обоснование – почему этот, а не этот, что будет прорисована хоть какая-то структура. Этого ничего не произошло.

С точки зрения функционала преемника все сделано правильно. Посмотрели и выбрали того, который по каким-то причинам лучше. Или две башни договорились. Но с точки зрения массового сознания получилось слабо. Люди в этого нового человека не поверили.

И это существенный элемент, подрывающий основу прежней конструкции, которая была завязана на «государство и Путин – одно и то же» и «in Putin we trust». Вот этому, новому – верим пока не настолько. Мы не верим друг другу. Мне показали инструкцию для ребят, идущих в армию, где говорится: никогда не доверяй тому, кто идет следом за тобой в строю, он может поставить тебе подножку, и так далее, — такие армейские шутки. Раньше такого не было, раньше говорили: «я бы с ним в разведку пошел» – или «…не пошел».

Это доверие, которое исчезло в обществе, будет, на мой взгляд, сконцентрировано на одном символе. И сейчас мы хотим, чтобы этот символ перестал быть таковым. Это будет для нас серьезной проблемой, которую мы пока не достаточно осознаем.

У нас сейчас есть два круга экономики. Есть круг экономики, где выкладывают по 500-600 долларов за футболку, и должны покупать новую каждую неделю, если не каждый день. И есть круг экономики совершенно другой. Они разделены. И люди голосуют и поддерживают государство не потому, что им перепадает кусок из этого малого верхнего круга, — нет. Именно потому, что они верят одному конкретному символу, одному конкретному человеку, которого сейчас пытаются развенчать из символов.

Это станет самой большой проблемой 2008 года, по крайней мере, я как эксперт, представляющий политологическое и пиар-сообщество, вижу именно эту проблему. Испортили мы народ? Да, испортили. От народа требовалась только поддержка решений власти, мы его зациклили на одном. Власть ставит ему «хорошо» и считает его отличником, если он приходит и хорошо и дисциплинированно голосует – вот и все, что мы от него требуем.

У нас самые популярные медиа-персонажи сейчас – это дрессировщики Запашные. Вот мы выдрессировали этот народ сидеть на тумбочке, а прыгать через кольцо не научили. Тигр в цирке перестает быть тигром. У него остаются один-два навыка. Дрессировка в этом и заключается. А мы сейчас так поступили с большинством людей.

Это проблема серьезная, она требует если не решения, то хотя бы понимания. И когда рухнет энергетика, а это будет практически одновременно с приходом нового президента, и если при этом не будет доверия, будет очень поздно.

По теме
13.01.2022
И Глеб Никитин не намерен снижать темпов развития Нижегородской области.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
12.01.2022
Нижегородская область поднялась сразу на 10 позиций в рейтинге управления качеством общего образования.
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.