16+
Аналитика
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
12.02.2020
Работы по рекультивации шламонакопителя «Белое море» полностью завершены, но проблем остается еще немало.
11.02.2020
Нижегородская ситуация с РЖД – пример несовпадения интересов федеральной структуры и интересов региона.
11.02.2020
Лучше или хуже станет Стрелка после появления ледовой арены, можно будет сказать лет через тридцать-сорок.
4 Февраля 2009
88 просмотров

Искушение патриарха

Нет ничего удивительного в том, что российские комментаторы крайне аккуратно
отозвались на избрание нового предстоятеля Русской православной церкви – тема
обсуждения весьма щекотливая. Душевные струны верующих, как известно, тоньше и
нежней, чем у атеистов. Хотя, конечно, минувшее событие очевидным образом
выходит за рамки сугубо церковных дел и проблем. Между тем, определенные
оттенки в комментариях все же присутствуют. Так, скажем, подорвавший душевное
здоровье на службе у государства Максим Шевченко с нескрываемым оптимизмом
воспринял восшествие на патриарший престол митрополита Кирилла. Пафос его
филиппик по этому поводу на «Эхе Москвы» сводился к одной простой мысли:
церковь с приходом нового патриарха становится важным политическим институтом и
начинает играть существенно более заметную роль в жизни российского общества.
По версии Шевченко, разумеется, консервативную. (Стало быть, если бы был избран
митрополит Климент, который считается гораздо большим ортодоксом, чем
его победивший соперник, этот, с позволения сказать, журналист до сих пор бился
бы в падучей от восторга.)

Тележурналист Николай Сванидзе на страницах «Ежедневного журнала» так же
предрекает возрастание роли РПЦ в общественных и политических процессах.
Правда, в отличие от Шевченко, говорит он об этом с нескрываемым беспокойством.
Очевидно, что возможная клерикализация нашей жизни Николая Карловича в восторг
не приводит. Беспокойство, заметим, вполне оправданное – РПЦ как общественный
институт до сих пор проявляла себя твердокаменным сторонником государственной
власти и, я бы даже сказал, являлась ее оплотом. Поэтому резонно предположить,
что в тяжелые для себя времена власть попытается использовать церковь как буфер
между собой и подведомственным народонаселением. Буфер, призванный гасить волны
народного протеста. Более того, Сванидзе полагает, что с помощью церковных
иерархов может произойти «перезагрузка» власти.

Все так. И нет никаких сомнений, что нынешние руководители российского
государства попытаются использовать этот серьезнейший ресурс в своих интересах.
Но вот согласится ли патриарх Кирилл подставить им свое могучее плечо? Пока
сомнения по этому поводу выглядят мало обоснованными. Но это пока.

Что нам известно про патриарха Кирилла? Прежде всего, вряд ли кто-то
возьмется спорить с тем, что он очень умный и тонкий человек. Блестяще владеет
словом. Несомненно, интеллигентен. А вдобавок к этому — крайне амбициозен. Вся
его предыдущая деятельность позволяет судить о нем как об исключительно искусном
царедворце, владеющим всеми приемами подковерной политической борьбы. Он умеет
находить могущественных союзников (говорят, что предвыборную кампанию будущего
патриарха курировал Владислав Сурков) и избегать лобовых столкновений со своими
недругами. Кроме того, известно, что патриарх Кирилл весьма независимый
человек. Топорно и грубо влиять на него вряд ли удастся. Другими словами, перед
нами портрет церковного политика, чьи амбиции простираются далеко за пределы
сугубо церковных интересов. По моему ощущению, он претендует на гораздо более
значительную роль. Что из этого следует? А вот что.

Конечно, до определенного момента история взаимоотношений РПЦ и власти будет
развиваться по предрекаемому сценарию. Но только до определенного момента.
Позволю себе предположить, что, если ситуация в России будет ухудшаться
набранным темпом (а кто-то сомневается?), уже очень скоро РПЦ, в лице своего
предстоятеля, чем дальше, тем меньше захочет напрямую ассоциироваться с теми,
кто в глазах граждан (паствы) будет нести ответственность за беды, обрушившиеся
на страну. И вряд ли церковь согласится свой авторитет и политический вес
спалить в безнадежных попытках удержания на плаву нынешних кремлевских
начальников. Я уверен: как только патриарх Кирилл поймет, что их лодка неминуемо
пойдет на дно, он ее гордо покинет. И в этой ситуации перед ним открывается
принципиально новая перспектива – остаться в истории страны действительно
значительным общественным деятелем. Сомневаюсь, что патриарх Кирилл справится с
таким искушением.     

Оригинал этого материала
опубликован в Ежедневном Журнале.

По теме
10.02.2020
Изменения Устава Нижнего Новгорода могут быть использованы для устранения нежелательных кандидатов.
07.02.2020
Нижегородцы как общество в целом не вовлечены в конфликт вокруг концепции благоустройства парка «Швейцария».
07.02.2020
Заметный рост промпроизводства в Нижегородской области по итогам 2019 года должен дать мультиплицирующий эффект.
06.02.2020
Если это невозможно, парку надо дать официальное название «Окский» или «Приокский».
Подборка