16+
Аналитика
13.10.2021
Как Нижний Новгород оказался на первом месте в рейтинге по качеству жизни – вопрос.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.07.2021
Что и нашло свое отражение в оценке вице-премьером реформ в Нижегородской области.
11.10.2021
Вместо ограничения прав непривитых граждан нужно даватиь более полную информацию о последствиях прививок
08.10.2021
Встраивание региона в нацпроект «Производительность труда» не должно стать очередной кампанией.
07.10.2021
Приход людей из команды губернатора в Заксобрание повысит взаимопонимание этого органа и правительства.
30.09.2021
Особое отношение главы региона существенно изменило расклад политических сил в Арзамасе.
30.09.2021
«Единая Россия» решает те проблемы, о которых КПРФ только говорит.
23.09.2021
Электоральная оценка итогов выборов в Государственную думу в Нижегородской области.
21.09.2021
КПРФ оказалась наиболее понятной в своей умеренной критике социальной политики.
20.09.2021
Благодаря Захару Прилепину «Справедливая Россия» переломила ситуацию и стала третьей политической силой.
17.09.2021
Единовременные выплаты перед выборами должны превратиться в постоянные.
16.09.2021
Нижегородцы должны иметь возможность регулировать климат в своих квартирах.
4 Марта 2011 года
521 просмотр

Ислам и демократия

Попытки
мусульманских правительств силой обуздать уличные страсти сопровождаются
гневными отповедями из Вашингтона. Но на фоне глобального продовольственного
кризиса протесты ширятся, и умиротворяющие призывы из-за океана звучат даже
«оптом» – порой в отношении нескольких стран сразу, скажем, так: «Б. Обама
осудил жесткие меры, принятые властями Бахрейна, Ливии и Йемена» [1]. Подобные
ляпы вполне в духе американских президентов, и в нынешней дестабилизации
ближневосточных режимов США сыграли зловещую роль. Дело в том, что история
отношений американцев с исламской цивилизацией ничтожно коротка, так как
началась в основном после Второй мировой войны. Даже русские, которые за тысячу
с лишним лет взаимодействия с миром мусульманской экспрессии уяснили, что Восток
– дело тонкое, допустили вначале «ичкеризацию» Чечни, а затем – «чеченизацию»
всего Северного Кавказа. Что ж говорить о янки? Почти 70 лет они чудят на
Востоке аки слон в посудной лавке.

Примеры
клинического невежества

В 1948 году
в канун провозглашения Израиля лидеры арабов Палестины призвали соплеменников
ненадолго покинуть дома, чтобы арабские армии беспрепятственно покончили с
евреями. В ожидании скорой победы 400 тыс. человек добровольно переселились в
палаточные лагеря, однако Израиль выстоял, а Египет и Иордания оккупировали
земли, выделенные ООН под государство палестинских арабов. И вот США – тут как
тут! Они посадили добровольных беженцев «на иглу» финансовой,
продовольственной, медицинской помощи. На американскую благотворительность
потянулись тунеядцы со всего Ближнего Востока. Лодыри и прохиндеи, не имевшие
никакого отношения к Палестине, говорили: «Мы бежали от сионистов, мы голодаем,
и нам негде жить». Американцы вносили новичков в списки, выделяли палатку, ставили
на довольствие, закрепляли за врачом. В 1950 году «беженцев» стало уже свыше 1
млн, но США продолжали их содержать, и нестерпимая ситуация законсервировалась.
Больше нигде в мире нет столь старых беженских лагерей. Например, в тех же
1940-х годах миллионы мусульман бежали из Индии в Пакистан, а миллионы индусов
– в обратном направлении, но все они были абсорбированы за считанные годы [2].
Зато в Палестине и ее окрестностях палатки с годами были заменены на более
капитальные трущобы из тарных ящиков и кровельной жести. Лучшей питательной
среды для терроризма, чем живущие на американские подачки потомственные
тунеядцы, нельзя себе и представить.

Не будем
подробно останавливаться на кризисе 1956 года вокруг Суэцкого канала, который
был грубо национализирован Египтом: чтобы вернуть важнейшую водную артерию
планеты международному сообществу, на ее берега высадились британские и
французские войска, однако США безапелляционно потребовали их вывода, что
привело к победному всплеску арабского национализма и череде кровопролитных
войн. Перенесемся поближе к нашему времени – в 1980-е годы, когда Америка
потратила $3 млрд на поддержку исламского фанатизма в Афганистане. Часть этих
средств – стоимость подаренного американцами оружия, которым снабжал моджахедов
саудовский предприниматель Усама бин-Ладен. Другая часть пошла на грандиозную
затею ЦРУ по искусственному выведению племени бесстрашных воинов ислама. На
территории соседнего Пакистана сирот и сыновей беженцев советско-афганской
войны расселили в религиозных интернатах-медресе, а когда мальчики подросли,
отправили их в тренировочные лагеря. Пакистанские и американские инструкторы
обучили парней премудростям современного боя: так появился Талибан.
Американские солдаты сражаются с талибами почти 10 лет кряду, – уже дольше, чем
«шурави» бились с их отцами-душманами [3].

В 1990 году
в Боснии и Герцеговине родилась «Программа исламизации мусульман», которая
сформулировала: «Исламское движение должно начать борьбу за власть, как только
оно почувствует себя морально готовым и достаточно многочисленным, чтобы
свергнуть ныне существующее неисламское правительство». Исламский мир направил
в Югославию деньги, инструкторов, оружие. Начался террор православных, на что
те ответили созданием отрядов самообороны, опиравшимися на помощь Сербии.
Несмотря на экономические санкции против православных, к 1995 году шансы
мусульман всерьез закрепиться на Балканах растаяли. Однако пропагандистская
машина США взахлеб демонизировала сербов, которым приписывались этнические
чистки да концлагеря; затем авиация НАТО отобрала у сербов все победы. В
дальнейшем агрессия продолжилась – на этот раз непосредственно против Сербии.
Начиная с 1996 года, ЦРУ и германская БНД выпестовали из албанских уголовников
и арабских наемников 20-тысячную Косовскую освободительную армию (КОА).
Американские стратегические бомбардировщики не позволили регулярным сербским
войскам расправиться с этими террористами: в 1999-м Косовский край перешел в
руки КОА и албанской наркомафии. Бандиты взорвали церкви и приступили к
уничтожению сербского населения, о чем «демократические» СМИ предпочли
помалкивать [4]. Не исключено, что эта инъекция ислама в «мягкое подбрюшье
Европы» также приблизит крах христианской цивилизации.

Публичный
заменитель совести

США поют
старую песню о том, что несут Востоку демократию, избавление от авторитаризма и
диктатуры. По умолчанию предполагается: демократия суть великое благо для всех
без исключения обществ планеты – независимо от их истории и культуры. Но отчего
же на карте мира не видно демократических мусульманских государств? На наших
глазах за последние несколько лет провалился даже кемалистский эксперимент в
Турции: в 2010 году демократически избранный режим исламистов разгромил
армейскую верхушку, а ведь именно военные со времен Ататюрка свирепыми
церберами сторожили хрупкую турецкую демократию.

Возникает
«кощунственный» вопрос: совместим ли в принципе исламский менталитет с
демократией? Обратимся к свидетельствам французов и британцев, которые в XIX
веке фактически колонизировали весь мусульманский мир и за последующую сотню
лет хорошо его изучили, – в отличие от американцев.

«Арабу
власть вообще представляется всегда игом; он хочет минимума власти, потому что
не умеет ставить ей границы и не видит, в чем ее благо для общества, – заключил
выдающийся французский историк Эрнест Ренан (1823–92). – При таком настроении
умов власть правителей не бывает продолжительной; но пока она держится, она
бывает жестока, ужасна… Восток никогда не понимал, что власть может быть
ограничена в самой сущности своей».

Далее Ренан
сообщает об избрании лидера в арабской стране: «Это избрание не основывается ни
на наследственности, ни на подаче голосов, ни на распоряжениях верховного
султана, ни, наконец, на захвате. Поводом к нему служит общее сознание, что данное
лицо предназначено к власти, вследствие ли его превосходства над другими, его
знатного происхождения, силы воли или воинской доблести» [5].

Как видим,
демократией и не пахнет. Но, может быть, она привилась на Востоке позже? Лорд
Артур Бальфур, бывший премьер-министром Великобритании в 1902–05 годах,
записал: «Вся история восточных народов свидетельствует об их неспособности к
самоуправлению… Ни один из этих народов не создал то, что мы на Западе
называем самоуправлением. Восточный мудрец сказал бы, что административная
деятельность недостойна настоящего философа, ибо это – грязная и неблагодарная
работа».

В 1956 году
влиятельная лондонская газета «Нью-Стейтсмен» скатилась в откровенный расизм.
«Арабы безграмотны, ленивы, деспотичны, – читаем в передовой статье. – Мы
всегда поддерживаем их в борьбе против французов, но никогда не находим
удовлетворения в сотрудничестве с ними. Арабы грязны, коварны и совершенно не
заслуживают доверия. Интеллектуально они абсолютно беспомощны, ибо находятся в
плену старых предрассудков».

Какая уж тут
демократия! Но тем временем в Персидском заливе развернулась масштабная добыча
нефти и газа, и мусульманский мир получил реальный рычаг влияния на
геополитику. Инвективы были немедленно отброшены и забыты; напротив, с арабами
и персами стали заискивать ведущие державы. Пышным цветом расцвела
политкорректность – публичный заменитель совести. Разумеется, западные лидеры
помнят, что «арабы безграмотны, ленивы, деспотичны».

Но вслух
такое брякнуть – боже упаси!

Солидарное
общество вместо гражданского

Территории,
где царит ислам, издавна управляются диктаторами, делящими власть со своими
семьями-кланами. Такое общество называется солидарным, а о гражданском обществе
западного образца, составленном из тщательно размежевавшихся индивидуальностей,
не может быть и речи.

Так, главной
характеристикой отношений между афганцами является трайбализм, и даже ислам
неспособен примирить враждующих вождей. Каждое племя кормится со своей делянки
опийного мака, да так и норовит прирезать себе несколько чужих соток.
Как-никак, выращивание мака в 100–200 раз выгоднее пшеницы [6].

Родня
саудовского короля – главного союзника США на Ближнем Востоке – насчитывает 50
тысяч человек, жизнь каждого из которых больше принадлежит клану, чем ему
самому. Внутриклановые связи очень прочны, а групповые интересы доминируют над
личными. Это обусловлено и культом предков, и традицией кровной мести,
осуществлять которую должны мужчины из рода пострадавшего.

Иракские
арабы-сунниты и арабы-шииты также не монолитны, но разделены примерно на 2000
родовых организаций. Они объединены в 150 кланов, или племен (аналогично
чеченские тейпы состоят из цъа – родовых союзов). Крупные кланы насчитывают до
миллиона человек, малые – несколько тысяч. До американо-британского вторжения
все руководящие посты в Ираке занимали представители около 35 наиболее
влиятельных кланов во главе с кланом аль-Тикрити самого Саддама Хусейна.

В
кланово-родовом обществе все решают кумовство и взятки – и никакого равенства
граждан перед законом. Власть должна быть авторитарной или тоталитарной, иначе
она мигом перейдет к другому клану, но не в итоге всеобщих и честных выборов.
Характерны карманные парламенты, репрессии в отношении оппозиции, жесткая
цензура, религиозная нетерпимость, пытки, карательные ампутации, публичные
казни. Мир ислама в той же мере предрасположен к восприятию демократических
ценностей, в какой демократические страны готовы перенять подобные дикости.
Племяннику саудовского короля за участие в заговоре отрубили голову в три
приема с минутными интервалами между ними, когда несчастный еще жил.

Единомыслие
проявляется даже в одежде: мужчины расхаживают в белых галабиях и куфиях, их
жены – в черных паранджах и никабах. Население в этой «униформе» – уже
своеобразное воинство. Отсюда проистекают милитаризм и ксенофобия: всякий чужак
бросается в глаза своей непохожестью на туземцев. Меньшинства иных конфессий
образуют зимми – граждан второго сорта. Они поражены в правах, платят
повышенные налоги, не имеют права на ношение оружия и политическую автономию.

А женщина в
исламе? За непокорство жену следует избивать палкой. В шариатском суде два
женских свидетельства приравниваются к одному мужскому. Работать женщине
разрешено лишь дома. В Саудовской Аравии отец на глазах родичей топит
заподозренную в супружеской измене дочь. В Бангладеш женщину на том же
основании закапывают по грудь в землю и побивают камнями. В Иране побитие
камнями или бичевание превращается в хэппенинг, когда каждый родственник
старается приобщиться к лишению человека жизни, а если кто-то от этого
уклоняется, то впадает в грех и сам заслуживает наказания. Иными словами, все
мужчины в шариатских странах – дети рабынь, на что еще в 1908 году сетовали
младотурки [7].

В
Афганистане при талибах (1996–2001) насаждением шариата занималось
«Министерство по поддержке добродетели и предотвращению порока». За громкий
смех – даже в гареме – глава семейства обязан избить жену палкой. За появление
женщины на улице без сопровождающего мужчины палками лупили особые,
религиозные, полицейские. Но и идти рядом с мужчиной запрещено: женщина должна
плестись в десятке шагов позади своего повелителя. Девочек изгнали из школ,
женщин – с рабочих мест. Мужчинам приказали отрастить бороды, но не длиннее,
чем у пророка Мухаммада, иначе следовало публичное избиение палками. Когда
кто-то заявлял, что борода плохо растет, проверка на честность проводилась в
тюрьме: если за полтора месяца мужчина зарастал бородищей, наказывали палками
за ложь. В мечети пять раз в день загоняли палками да прикладами, и водители такси
обязаны были бесплатно подвозить туда мужчин. Талибы запретили светскую музыку,
аудио- и видео-, Интернет и фотодело, футбол и музыкальные инструменты,
изображения людей и животных, параболические антенны и телевизоры. Столы и
стулья пошли на дрова: во времена Мухаммада таких предметов не существовало.
Таможни перекрыли импорт пепси и кока-колы, косметики и нетрадиционной одежды
(в частности, галстук объявили сатанинским символом «неверных»), мебели и
радиотехники. Недовольных казнили прямо на улицах.

Идиотическая
жажда перемен

Когда
гражданское общество всей боевой мощью обрушивается на общество солидарное,
демократизации ждать не приходится: эффект будет обратный. Внешняя угроза –
например, попытка коалиции НАТО уничтожить посевы наркосырья – резко укрепляет
солидарность. Племенные вожди, которые еще вчера рвались резать друг другу
глотки, превращаются в союзников и становятся полевыми командирами. Словно
колобок, который ушел и от бабушки, и от дедушки, Афганистан не допустил ни
британского, ни советского господства; отступление янки тоже не за горами.

Поддерживая
мятежи в солидарных обществах, Соединенные Штаты наступают на прежние грабли.
Мир еще оценит по достоинству Барака Хусейна Обаму, произнесшего в 2009 году в
Каире речь, которую люди из «Братьев-мусульман» выслушали, сидя в первом ряду
[8]. «Демагог-очаровашка» откровенно поощрял оппозицию президенту Мубараку –
давнему и верному союзнику США. Данное предательство уже оборачивается
радикализацией от Атлантики до Индийского океана на долгие годы. Думается,
Обаме этот грубейший косяк аукнется на выборах будущего года, но сие – слабое
утешение для тех, кому суждено стать жертвами исламских фанатиков.

«Мы видим, к
чему привела демократия США в Ираке и Газе, – пригвоздил Хосни Мубарак перед
тем, как уйти в отставку. – Теперь это судьба всего Ближнего Востока» [9].

Впрочем,
возвращение республиканцев в Белый дом не изменит решительно ничего: США с
патологическим упрямством, вопреки собственным интересам, продолжат давление на
солидарные общества с тем, чтобы «пересобрать» их в общества гражданские. Так,
экс-кандидат в президенты Джон Маккейн вслед за своим соперником Обамой
идиотически радуется свержению Мубарака и отважно предостерегает: «Я не думаю,
что все эти события ограничены Ближним Востоком… Этот ветер перемен дует и
разносится, и если бы я был Владимиром Путиным, то вел бы себя чуть менее
самоуверенно… И я бы чувствовал себя в меньшей безопасности, отдыхая на
курорте, где находятся президент Ху и еще несколько человек, управляющие Китаем
и решающие судьбу 1,3 млрд жителей этой страны» [10].

По-видимому,
комплекс неполноценности Маккейна произрос из его бесславного участия в войне
против еще одного солидарного общества: в 1967-м вьетнамцы сбили будущего
сенатора над Ханоем и 5,5 года удерживали в плену. К тому же Маккейн в принципе
не в силах понять, что «ветер перемен» – это вовсе не то, чего ждет русское
солидарное общество, которое еще не оправилось от перестроечной контузии.
«Перемен требуют наши сердца», – распевали советские идеалисты, в то время как
китайские идеалисты навсегда остались на Тяньаньмынь. К счастью для китайского
народа.

Самое
удивительное, что американские политики не желают прислушиваться даже к
представителям единственной демократии посреди исламской вселенной. А между тем
начальник израильского Генштаба, генерал-лейтенант Габи Ашкенази отчеканил с
предельной ясностью: «В нашем регионе стабильность предпочтительнее демократии»
[11].

Напротив,
крупнейший в мире спекулянт, видный русофоб и лоббист наркобизнеса Джордж Сорос
договорился до того, что назвал Израиль главным препятствием на пути
демократизации Ближнего Востока. И предрек: «США могут многое выиграть, если
поддержат стремление народов региона к свободе и демократии» [12]. Эти слова,
можно, конечно, счесть бредом выживающего из ума толстосума, однако Сорос
спонсирует не только зарубежные слеты чеченских боевиков, но и…
Демократическую партию США: наверняка к его мнению прислушиваются в Белом доме
[13].

Конечно,
стабильность солидарного общества порочна с точки зрения общества гражданского.
Русская служба BBC характеризует режим Мубарака следующим образом:
«Стабильность – вот слово, которое красной строкой прошло через все его
президентство: закон о чрезвычайном положении, запрещавший собрание в одном
месте более пяти человек, длился на протяжении всех лет его правления, а этих
лет было без малого 30» [14].

Но никакой
иной стабильности исламское пространство не потерпит. Одним диктатурам на смену
неизбежно придут другие. Хорошо, если в Египте или Ливии не установится
теократия наподобие иранской, а иначе Каддафи покажется кротким агнцем.

Кровавая
наступает пора.

Примечания

[1]. Б.
Обама осудил жесткие меры, принятые властями Бахрейна, Ливии и Йемена // РБК. –
19 февраля 2011.

[2].
Черницкий А.М. Как спасти заложника, или 25 знаменитых освобождений. – М.:
ОЛМА-ПРЕСС, 2003. –Сс. 37–39.

[3].
Черницкий А.М. Воздушное пиратство: самые громкие захваты. – Ростов н/Д.:
Феникс, 2007. – Сс. 385–387.

[4]. Александр Черницкий. Суд в
одни ворота // Наша власть: дела и лица. – 2007. – №12.

[5]. Ренанъ Э. Исторiя израильскаго
народа. – Спб.: Брокгаузъ-Ефронъ. – 1912. – Сс. 465–466.

[6]. Черницкий А.М. Воздушное
пиратство: самые громкие захваты. – Ростов н/Д.: Феникс, 2007. – Сс. 178–180.

[7]. Владимир (Зеев) Жаботинский.
Избранное. — Иерусалим, 1989. – С. 27.

[8]. Александр Коган. «Русский»
эксперт: США поддержали «Мусульманских братьев» в Египте // Портал IZRUS. – 30
января 2011.

[9]. Израильский экс-министр первым
узнал о конце эпохи Мубарака // MIGnews.com. – 11 февраля 2011.

[10]. Маккейн: свержение Мубарака –
это предостережение Путину и его друзьям из КГБ // Газета.Ru. – 15 февраля
2011.

[11]. Давид Маркиш. Пар из котла //
Еврейское слово. – 15 февраля 2011.

[12]. Джордж Сорос: «Израиль —
главное препятствие на пути демократизации Ближнего Востока» // Zman.Com. – 3
февраля 2011.

[13].
http://www.gazeta.ru/news/lenta/2010/11/01/n_1566565.shtml Доку Умаров: Закаев
получил от Сороса $10 млн на чеченский конгресс в Польше // Газета.Ru. – 1
ноября 2010.

[14]. Хосни Мубарак: поражение
непотопляемого // Русская служба BBC. – 11 февраля 2011.

Оригинал этого материала
опубликован на ленте АПН.

По теме
10.09.2021
Большая часть избирателей не появится на избирательных участках.
08.09.2021
На протяжении долгого времени выборы становятся все менее интересными.
01.09.2021
Антипремия «Бандерлоги культуры» поможет сдержать проекты, которые травмируют городскую идентичность.
20.08.2021
Очередной глава ЕЦМЗ вынужден уйти после того как выписал себе незаконную премию.