16+
Аналитика
05.06.2020
Дополнительных выплат достойны все сотрудники больниц, где лечат инфицированных коронавирусом.
05.06.2020
«Единая Россия» в Нижнем Новгороде сымитировала праймериз. На реальных выборах сделать это будет сложнее.
04.06.2020
Ее интересы должны быть на первом месте, и поправки в конституцию это фиксируют.
04.06.2020
Закрытие больниц на карантин позволяет сохранить здоровье нижегородцев с хроническими заболеваниями.
04.06.2020
Поправки в конституцию отсекают саму возможность передачи ее территорий другой стране.
04.06.2020
Нижегородцам нужны не цифры, а реальное улучшение условий жизни.
03.06.2020
Среди предложенных поправок нет тех, которые не заслуживают быть включенными в конституцию.
03.06.2020
Уже давно было понятно, что в Конституцию Российской Федерации необходимо внести поправки.
03.06.2020
В ближайшие месяцы предстоит смена глав некоторых районов Нижнего Новгорода.
02.06.2020
Опытный политик Исаев не захотел руководить районом в период смены городской власти.
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
24 Июня 2014 года
175 просмотров

Истерика над чемоданом от Louis Vuitton Первая волна Вторая волна Третья волна Четвертая волна Пятая волна?

Читаю: «сваливаем из проклятой рашки», «прочь из убогой
страны колорадов и ватников», «совесть нации едет в свободный
американский/европейский мир», «мы — эмиграция пятой волны». А вы, случаем, не
ошиблись?

Ничего не перепутали? Нет, нет, я
не о «совести нации» — это в Кащенко, в палату для наполеонов. Я о пятой волне.

Десяток мутных персонажей, рубивших
идеологическое бабло в узком кругу сетевой оппозиции, вдруг объявили себя
эмиграцией пятой волны. Причем одновременно и даже одними и теми же словами.
Похоже, финансирование закончилось, и поступила новая установка на «пора
валить».

С максимальным информационным
шумом, рыданиями и стенаниями о несчастной России, умученной Путиным, где нет
им места, гордым, умным и лучшим из лучших. Слезы возмущения размазывались по
физиономиям и стекали на чемоданы Louis Vuitton и платиновые MasterCard.
Родственные СМИ и блогосфера моментально включились в коллективный плач о
лучших людях страны, покидающих крепостную рашку — тюрьму народов.

На кого же вы нас бросаете? Как же
без вас?

И теперь о пятой волне. Но для
начала давайте пройдемся по четырем волнам эмиграции, через которые прошла
Россия за последние девяносто лет. И просто сравним.

Первая волна

Русская эмиграция первой
послереволюционной волны (1918—1922 гг.), часто называемая «белой», — явление
уникальное, беспримерное в мировой истории. И не только своими масштабами, но и
вкладом в мировую и российскую культуру. Эмигранты первой волны не только
сохранили, но и приумножили многие традиции российской культуры.

Именно ими были вписаны блестящие
страницы в историю мировой литературы, науки, балета, театра, кино, живописи и
т. д. Именно ими был создан «материк», не обозначенный ни на одной карте мира,
с названием «Русское зарубежье». Среди них Иван Бунин, Владимир Набоков, Марина
Цветаева, Игорь Северянин, Константин Бальмонт, Александр Вертинский, Давид
Бурлюк, Федор Шаляпин, Игорь Стравинский, Сергей Рахманинов, Сергей Прокофьев,
Иван Шмелев, Анна Павлова и многие другие.

Количество покинувших Россию в
первую волну составило почти два миллиона человек.

Вторая волна

Завершение разгрома фашизма
означало новую эпоху и в истории российской эмиграции (1941—1945 гг.).
Вернуться в СССР решались далеко не все. Кто-то был уже стар и боялся начинать
новую жизнь, кто-то опасался «не вписаться» в советский строй, кто-то уже
обосновался на новой родине.

Так возникла новая эмиграция — ее
образовали преимущественно «ди-пи» (displaced persons), то есть «перемещенные
лица». Среди них были и советские граждане, в том числе русские военнопленные,
насильно вывезенные в Европу.

Более половины беженцев было
расселено в США, значительная часть — в Австралии и Канаде. При этом беженцами
считались и жертвы нацистских режимов, и коллаборационисты, и те, кто в
условиях сталинского тоталитаризма «преследовался вследствие политических
убеждений».

Среди наиболее значительных
представителей второй волны эмиграции известные русские философы Р.
Иванов-Разумник и С. Аскольдов, литераторы О. Анстей, Б. Филиппов, Д.
Кленевский, В. Юрасов, Б. Ширяев, Л. Ржевский, поэт Иван Елагин и
литературоведы Л. Фостер и В. Марков, историки Н. Ульянов, А. Авторханов, Н.
Рутыч, общественные деятели Н. Троицкий, Е. Романов и многие-многие другие.

Всего вторая волна составила около
250 тысяч человек.

Третья волна

Третья политическая эмиграция из
России возникла в конце 1960-х вместе с движением инакомыслящих (диссидентов).
В ее основе лежали как национальный и религиозный, так и социально-политический
факторы. Первый фактор к русским не имел отношения, а второй и третий
действительно воздействовали на увеличение количества желающих уехать из СССР.

Абсолютное большинство уезжало по
израильским визам, но были среди диссидентов и русские как члены еврейских
семей. В ту пору даже бытовала шутка: «лучшее средство передвижения — еврейская
жена».

Третья волна эмиграции отличалась
высокой плодотворностью в области художественной литературы и публицистики.
Среди наиболее ярких ее представителей — И. Бродский, В. Аксенов, Н. Коржавин,
А. Синявский, Б. Парамонов, Ф. Горенштейн, В. Максимов, А. Зиновьев, В.
Некрасов, С. Довлатов.

В результате третьей волны покинули
СССР около 500 тысяч человек.

Четвертая волна

Эмиграцию 1970-х сменила
«перестроечная» волна покидающих Россию (1985—1993 гг.). Ее чаще всего называют
экономической или «колбасной» эмиграцией. Тем не менее, мотивы покидавших
Россию можно разделить на производственные (научные, творческие) и сугубо
экономические.

Растущая интенсивность потока
эмигрантов четвертой волны, начиная с 1985—1986 гг. во многом определялась
политической нестабильностью в стране, распавшейся на независимые государства,
в ряде которых имели место вооруженные конфликты. Немалая часть эмигрантов
покидает отечество в связи с общим ухудшением экономического положения — в
поисках свободной реализации своих сил и способностей, достойной оплаты своего
труда, новых возможностей для творчества и предпринимательства.

В ходе четвертой волны Россию покинули
более 1 200 000 человек.

Пятая волна?

Пятая волна. Где она? Вы не видели?
А вы? Десять-двадцать-тридцать человек, захлебывающихся от ненависти к России,
либо отрабатывающих очередной заказ на «пора валить» и очень обеспокоенных тем,
чтобы на их отъезд обратили внимание.

Десять-двадцать-тридцать человек,
отлично знающих, что в нынешнем противостоянии Запада и России тамошние
«печеньки» будут сейчас особенно калорийными. Десять-двадцать-тридцать человек,
среди которых нет ни одного Бунина, Довлатова или Бродского.

Какая же это волна? Это даже не
бриз. Просто кто-то нужду справил.

И еще. Между пятой волной и пятой
колонной — очень большая разница. И не надо подменять понятия.

Оригинал материала опубликован на
сайте газеты «Биржа«.

По теме
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.