16+
Аналитика
17.06.2019
Фабрика «Холомская роспись» сохранила душу и дождалась возможности развиваться на новом уровне.
17.06.2019
Научный потенциал Нижегородской области за последние десятилетия существенно ослаб.
17.06.2019
В этом году мы представили коллекцию ретро – и попали в точку.
17.06.2019
В следующем году фестиваль будет стопроцентно гарантированно еще круче.
14.06.2019
Наша научно-исследовательская база позволяет совершать прорывные открытия.
14.06.2019
Необходимо запретить производство упаковки, которая не подлежит вторичной переработке.
13.06.2019
Власть должна наглядно объяснить нижегородцам выгоды раздельного сбора мусора.
13.06.2019
Власть добивается управляемости органов МВД на уровне регионов.
11.06.2019
Кремль превращается в публичное культурное пространство.
11.06.2019
Ни один руководитель не заинтересован брать на работу неадекватных специалистов, но…
10.06.2019
Открытые конкурсы как инструмент формирования правительства я считаю порочной практикой.
10.06.2019
Власти Дзержинска должны исправлять то, о чем не могли получить информацию.
7 Ноября 2006
66 просмотров

Итогом будет введение госмонополии на алкоголь

Дмитрий Орешкин, руководитель группы «Меркатор»:

У нас в стране (я как социолог занимаюсь этим довольно давно) в год от отравлений от 35 до 40 с небольшим тысяч человек умирает все время. В этом году — не больше и не меньше. Все на самом деле стандартно. Но до этого почему-то вся пресса молчала, а тут вдруг хором заговорила.

Мне все это очень сильно напоминает времена Лигачева — когда, перед тем, как Политбюро приняло решение об ограничении продажи водки, распространялись как бы диссидентские материалы о закрытых лекциях по поводу того, что России угрожает алкоголизация населения, мы вымираем, и так далее. Это обычный чекистский прием — распространение слухов, подготавливающих общественное мнение к предполагаемым решениям. С полгода эти «ксероксы» распространялись среди либеральной интеллигенции, она читала и ужасалась. И потом Лигачев провел решение о борьбе с виноградниками — все помнят эту печальную историю. 

Мало что изменилось с той поры, просто сейчас по другому каналу идет подготовка. В прессу вбрасывается тема, и журналисты за нее хватаются. А конечным итогом будет введение государственной монополии. С тем, чтобы контролировать этот чрезвычайно выгодный сектор бизнеса.

Была в свое время пиар-подготовка насчет перехвата власти у путинской команды через проведение в Государственную думу верных Ходорковскому людей. Соответственно создавался массовый настрой ожидания, что вот-вот Ходорковский произведет олигархическую контрреволюцию, а потом, на фоне этих разговоров, его «приняли», как это говорится, и с тех пор он на нарах.

Короче, все это — довольно примитивный пиар перед тем, как сожрать сладкий кусок бизнеса. Бессмысленно гадать, кто будет этим командовать. Но деньги огромные крутятся. В советские времена водка была вообще самым главным товаром потребления и самым главным поставщиком, точней говоря, возвратителем в государственную экономику эмитированных рублей. Потому что продать больше было нечего, рубли печатались, а единственное, что мы могли производить для широкого рынка, это была водка.

Собственно, водка и была опорой советской экономики в пору ее загнивания. Кстати говоря, поэтому Горбачеву вдвойне оказалось трудно. Не только нефть начала дешеветь, но и водку прекратили продавать — и рухнула чисто экономическая составляющая. Об этом-то в Политбюро и не подумали как следует.

Это печальный, но очевидный для меня факт, что просто идет пиар-подготовка к перехвату отрасли. Она будет как бы государственная, а на самом деле частная. Примерно так же как бы государственным стал «Юганскнефтегаз» Ходорковского — на самом деле же он принадлежит конкретным людям, которые обладают конкретными властными полномочиями.

Это одна сторона дела. Теперь другая. Реальность. Потому что действительно у нас в стране водка — неважно, качественная или некачественная, просто питье — каждый год убивает около ста тысяч. Сорок — сорок две тысячи умирают от отравлений, то есть, напрямую: выпил какой-нибудь диметилфталат или другую дрянь — и умер, отравившись.

А еще примерно 35 тысяч людей в год гибнет в дорожно-транспортных происшествиях, и при этом, в абсолютном большинстве случаев, либо пассажир, либо водитель, либо сбитый пешеход были нетрезвы. Тоже косвенное убийство через пьянство. Тут уже неважно, хороший спирт был или плохой — просто человек был пьян.

И плюс к этому у нас опять же 35 тысяч примерно в год убийств. И убийства, как правило (свыше 80 процентов), происходят не на улице, не по случайным обстоятельствам, а среди людей, которые друг друга знают, то есть, родственников или друзей, и, опять же, «по пьяни». Зять с тестем выпили, о чем-то поспорили — и тесть зятю голову утюжком раскроил.

Складываем — 40 тысяч отравлений, 35 тысяч ДТП, 35 тысяч убийств — получается около ста тысяч. Конечно, не все убийства «по пьяни», но абсолютное большинство — за 80 процентов. То же и про ДТП можно сказать.

Плюс к этому около ста тысяч смертей от сердечно-сосудистых заболеваний. Тоже зачастую связанных с пьянством. Попросту говоря, врачи «скорой помощи», приезжая к человеку с инфарктом или с инсультом, как правило, получают пьяного больного. Выпил человек, тут инфаркт и произошел. Опять же, это не всегда, но в преобладающем числе случаев. Даже если человека и «по трезвянке» разбило, то в истории болезни у него найдется или алкоголизм, или сильная склонность к выпивке.

Отсюда интересная особенность нашей демографии. Пятьдесят семь лет — средняя продолжительность жизни мужчины. На десять лет меньше, чем у женщин. По той простой причине, что мужчины больше пьют, хотя и слабый пол их довольно быстро сейчас догоняет.

Но еще более интересная особенность — та, что мужчины с высшим образованием живут на 10-12 лет дольше, чем со средним. Это не оттого, что они такие образованные, а оттого, что пьют по-другому. В другой компании, и другие напитки.

Жуткая краткосрочность мужской жизни связана, в основном, с пьянством. Водка — это для русского народа действительно главный враг, с которым ведется война каждый год. С огромными потерями и без видимых перспектив. Это факт. Другое дело, как это интерпретировать.

Введут эту самую госмонополию. Известное дело, что ничем особенным это не кончится — не улучшится ни качество, ни цена, просто деньги пойдут через другие руки. А пить мы будем, видимо, по-прежнему.

По теме
07.06.2019
А у Нижегородской области объем заимствованных средств в последнее время снижается.
07.06.2019
Его о чем-то спросили, он что-то ответил. Трудно говорить о включенности президента в ситуацию с взрывами в Дзержинске.
06.06.2019
«Мусорная реформа» в Нижегородской области: сделано процентов 10-15.
06.06.2019
В основе чрезвычайных происшествий на предприятиях Дзержинска – кадровые проблемы.
Подборка