16+
Аналитика
28.02.2020
Кто-то положил в карман семь с лишним миллионов рублей, что-то сделал.
28.02.2020
Он довел здание гостиницы до состояния, когда восстановление невозможно.
27.02.2020
Чиновница администрации Нижнего Новгорода на ровном месте создала проблему.
27.02.2020
Нижегородские перевозчики могли формально избежать нарушения закона, просто перепечатав билеты.
26.02.2020
С реалистичностью разработанных администрацией Нижнего Новгорода программ не все ладно.
26.02.2020
Разница в стоимости проезда при наличном и безналичном расчете имеет положительные стороны, но это нарушение закона.
25.02.2020
Департамент образования не смог внятно рассказать о результатах исследования стоимостью 7,5 миллиона рублей.
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
21 Августа 2009
185 просмотров

К вопросу о Хантингтоне

Когда размышляешь о цивилизациях, существующих в современном мире, возникает
вполне резонный вопрос о том, насколько удачно и вообще правомерно их
определение, «маркировка» именно через религию или какое-либо учение
религиозно-этического характера, в частности – насколько удачно и адекватно
определение «православная цивилизация». Кстати, из «религиозной» маркировки
цивилизаций логически вытекает и один частный, но до крайности важный вопрос
культурологического характера: можно ли сказать, что со сменой религии
меняется и цивилизация?

Обратимся к «классике жанра», то есть к Сэмюэлю Хантингтону. Он дает
«религиозное» или же «религиозно-этическое» определение четырем мировым
цивилизациям, которые называет цивилизациями «конфуцианской», «индуистской»,
«исламской» и «православной»[1].

При этом сам Хантингтон признает, что более точным определением для той
цивилизации, которую он окрестил «конфуцианской», будет цивилизация «синская»,
поскольку она – «нечто большее, чем учение Конфуция, и не ограничивается также
Китаем как политической целостностью»[2]. Но даже «синская цивилизация» –
определение слишком узкое, поскольку охватываемое им явление действительно не
ограничивается Китаем, а распространяется дальше – как минимум на Корею и на
Японию. А ведь можно еще поставить вопрос и о Вьетнаме! По-видимому, в данном
случае более корректным будет определение географическое, наименование данной
цивилизации «дальневосточной» или же «восточноазиатской».

Юго-западную «соседку» «дальневосточной» цивилизации Хантингтон
обозначает как цивилизацию «индуистскую». Конечно, индуизм это «более
чем религия или социальная система; это самая суть индийской цивилизации»[3],
однако к какой цивилизации отнесем мы миллионы религиозных автохтонов Индии
джайнов, а также еще большее число миллионов индийских буддистов и буддистов
Шри-Ланки, не говоря уж о мусульманах, которых в самой Индии живет больше, чем
в самой крупной по численности населения мусульманской стране – Индонезии? Может
быть, провозгласим Индию «расколотым государством», где сталкиваются разные
цивилизации – скажем, индуистская, буддистская, джайнская и мусульманская[4] – то
есть отнесем ее к лимитрофам?

Думаю, что это было бы оценкой неправильной и неправомерной – хотя бы
потому, что в таком случае для феномена, который мы пока еще называем
«индуистской цивилизацией», просто-напросто не существует сколько-нибудь
приличной «базовой территории», геополитической платформы, «опорного ареала».
Поэтому очевидно, что и здесь при маркировке интересующего нас феномена лучше
употребить чисто географический термин и обозначить его как цивилизацию «южноазиатскую».

«Исламская цивилизация» – маркировка еще более неудачная. Если
относить к этой цивилизации все районы массового и компактного проживания
представителей соответствующей конфессии, без учета их истории и огромного
множества этнокультурных особенностей, то получится, что данная цивилизация
охватывает как опорный ареал мусульманства, то есть «коренные» земли ислама,
так и множество других территорий, которые по-видимому, имеют, иную
цивилизационно-культурную идентичность – многие области Тропической Африки,
Бангладеш, индонезийско-малайский регион, исламский Кавказ (т.е.
соответствующую часть Северного Кавказа и Азербайджан), Туркестан, Казахстан и
мусульманские районы России – Татарию и Башкирию. Теперь по порядку.

Мусульманские районы Тропической Африки правомерней отнести к цивилизации Черной
Африки
– ислам здесь имеет соответствующие, «местные» особенности, а
ментальность, культура, быт и история тамошних мусульманских групп настолько
сильно отличаются от ментальности, культуры, быта и истории «эталонных»
мусульман опорного ареала этой религии – арабов и персов, что их никак нельзя
причислить к единой цивилизации на том главном основании, что все они именуют
Бога «Аллахом».

Бангладеш по всем параметрам, помимо господствующей религии – опять-таки,
если брать одну ее формальную сторону, а не конкретику, указывающую на
«индийскую», глубоко интегрировавшую в себя потоки местной истории и культуры,
разновидность ислама, следует отнести к южноазиатской цивилизации.

Индонезийско-малайский регион (включая сюда и мусульманские области Филиппин)
по всем своим фундаментальным характеристикам тоже весьма далек от
классического арабо-персидского мира, явно представляющего собой единую
культурно-историческую общность – несмотря на достаточно серьезные внутренние
различия. Ислам стал сколько-нибудь широко распространяться в
индонезийско-малайском регионе довольно поздно, в ХV веке, то есть тогда, когда
«высокая» – даже «высочайшая» – мусульманская культура стала «отцветать» или же
уже «отцвела». До того в течение почти двух тысячелетий его территории были
сферой безраздельного и основополагающего влияния культур и выходцев из
областей, где процветали буддизм хинаяны и индуизм, а также, в меньшей степени,
из Китая, являлись одним из главных и бесспорных районов, так сказать,
«Большого Индо-Китая», и крепко впитали в себя различные эманации,
соответственно, Южной, и, отчасти, Восточной Азии. Поэтому, грубо говоря,
индонезийско-малайский регион представляет собою часть лимитрофа, отделяющего
друг от друга цивилизации Восточной и Южной Азии, но уж никак не часть
пресловутой «исламской цивилизации», как считал Хантингтон.

Лимитрофами – сегментами Великого Лимитрофа, являются также исламский
Кавказ и Туркестан. Это – переходные области от мира арабо-персидского к иным
цивилизационным сообществам.

Ислам в Казахстане, Татарии и Башкирии очень сильно «разбавлен»
неисламскими, весьма далекими от этой религии культурно-историческими
традициями, и вообще – тамошний ислам явно имеет иное цивилизационное
наполнение. Сам Хантингтон, вопреки своей «религиозной» концепции, включает эти
территории в состав цивилизации, которую предлагает называть «православной».

Какое же наименование, в таком случае, подходит для «исламской» цивилизации
лучше? Можно было бы обозначить ее как арабо-персидскую, но тогда куда же мы
денем миллионы берберов и туарегов, множество небольших ираноязычных народов
Среднего и Ближнего Востока? Опять-таки, лучше всего здесь подходит маркировка
«географическая», конкретно –термин, примененный Л.Н. Гумилевым, – «Афразия».
То есть «исламскую» цивилизацию лучше было бы назвать цивилизацией «афразийской».

Помимо Казахстана, к «православной цивилизации» маэстро американской
геополитики причислял Россию, Беларусь, Украину, а также Болгарию, Македонию,
Сербию, плюс еще Грузию, Армению и Румынию. В этот список можно было бы
добавить также и Черногорию. Однако и Болгария, и Македония, и Сербия, и
Черногория, и Румыния, и Грузия, и Армения – страны с «разорванной» идентичностью,
они принадлежат к цивилизационному «междумирью», являются частью Великого
Лимитрофа. Лимитрофны и западные области Украины.

Таким образом, определение «православная цивилизация» тоже не очень
подходит к тому культурно-историческому миру, который им пытаются обозначить
.
Во-первых, часть православных стран принадлежит к землям «переходным»,
межцивилизационным, во-вторых, Армения вообще не является областью
православной: господствующее там григорианство находится от Православия дальше,
чем католичество, не говоря уж об униатстве. В-третьих, в состав
культурно-исторического мира, который называют православным, входит множество
земель мусульманских, в-четвертых, в пределах этой цивилизации имеется
несколько областей буддистских – Бурятия, Калмыкия и Тува. О шаманистах Алтая,
Саян, других сибирских землиц практически умолчу.

Тем не менее, единая, хотя и многовариантная (как европейский и другие
культурно-исторические миры) цивилизация все эти земли охватывает. И
опять-таки, маркировать ее правильнее всего через географию. Определение
«российская» цивилизация – узковато, оно слишком однозначно отсылает нас к
границам нынешней РФ, которая включает в себя отнюдь не все земли
соответствующей цивилизации. Поэтому лучше всего – хотя бы за неимением лучшего
– остановиться на термине, предложенном «классическими» «евразийцами»: Россия-Евразия.
Таким образом, данную цивилизацию будем именовать «российско-евразийской».

Я хорошо осознаю, сколько эмоций, в том числе – гнева, может с самых разных
сторон вызвать это определение, однако обращаюсь к сторонникам «религиозного»
определения понятия цивилизации, к православным.

Если принять «религиозное» определение и считать нашу цивилизацию только и
исключительно православной, тогда во внешней ее политике в условиях «цивилизационной
геополитики» ХХI века приоритетной рано или поздно станет задача включения
лимитрофных стран православного вероисповедания в свое экономическое,
политическое и т.д. пространство. Как показывает исторический опыт и основанная
на нем концепция лимитрофов, задача эта, задача полноценной политической
интеграции межцивилизационных пространств, неразрешима ни для одной из
планетарных цивилизаций – Евросоюз уже в недалеком будущем на этом еще ой как
споткнется. В нашем же случае потуги в данном направлении будут означать
безрезультатное, бездарное и бессмысленное истощение и потерю даже тех
небольших жизненных сил, которые у нас еще остаются. И вместо Великой России мы
опять получим – обязательно получим! – великие потрясения. Вспомним относящийся
к одной почившей империи образ, нарисованный пером Ярослава Гашека: «бравый
солдат» Швейк в инвалидной коляске, размахивающий костылями и кричащий: «на
Белград!». Оно нам надо??? Мы этого не проходили??? Не научились??? Опять
наступим на грабли???

Кроме того, «религиозная» идентификация культурно-исторических миров
автоматически ставит вопрос о вычленении из нашего состава народов и территорий
неправославной веры. Здесь прежде всего стоит говорить об исламе, остальными
конфессиями для простоты пока что можно и пренебречь. Сделаем шикарный подарок
безбашенным фундаменталистам???

В силу всего вышесказанного, провозглашение «российско-евразийской»
цивилизации цивилизацией православной можно расценить как превосходную
«идеологическую диверсию» со стороны чрезвычайно умного, глубокого и
дальновидного «атлантиста» Хантингтона.
Вот на чью «мельницу» вы из
наилучших побуждений можете поработать, господа не в том направлении
«православные»! Божий дар – не яичница! Вспомните русско-турецкую войну
1877–1878 годов, ее результаты для России, вспомните и Первую мировую, и рубеж
80-90-х годов прошлого века, когда из-под российского «крыла» бежали на
вожделенный Запад «братья-славяне»!!! Православие – это прежде всего вопрос
спасения души, а не дело «продажной девки» суетного, преходящего мира –
геополитики.

Таким образом, наиболее правильным было бы, на мой взгляд, отказаться от
«религиозной» маркировки цивилизаций и перейти к их маркировке географической.

Можно сказать так: цивилизации – это геокультурные сообщества, возникшие
и функционирующие в рамках нескольких существующих на нашей планете
«географических индивидов» – «месторазвитий
». Данное определение в целом
необходимо и достаточно для того, чтобы дать понятие о природе цивилизаций.
Пространство – это та основа всех цивилизаций, существующих на нашей планете,
которая меняется менее всего и медленнее всего остального. Упрощая ситуацию до
уровня схемы, до немногословного афоризма, можно сказать, что религии
приходят и уходят, пространства же – остаются
. А в этих пространствах
остаются «порожденные» ими цивилизации, хотя их характеристики, в том числе –
конфессиональные, время от времени весьма серьезно меняются.

* * *

[1] Также говорит он и о буддистской цивилизации, но полагает, что буддизм
«не стал базой ни для одной из основных [т.е. мировых – С. Х.] цивилизаций» (С.
Хантингтон. Столкновение цивилизаций. М., 2003. С. 60)

[2] С. Хантингтон. Столкновение цивилизаций. М., 2003. С. 55.

[3] Там же.

[4] Сюда в этом случае можно добавить и «цивилизацию» сикхскую.

Оригинал этого материала
опубликован в Русском журнале.

По теме
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
Подборка