16+
Аналитика
14.05.2021
Нижегородская область неслучайно оказалась в числе получателей инфраструктурных кредитов.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
13.05.2021
Отработавший целый год на посту мэра Юрий Шалабаев делает акцент на хозяйственную жизнь города.
30.04.2021
Поездка Никитина по Уралу открывает новые возможности для нижегородской промышленности.
28.04.2021
А чтобы развивать наземный электротранспорт, Нижний должен распоряжаться большей долей заработанных средств.
27.04.2021
Не только в славном прошлом побед, но и в кровавых страницах, написанных Сталиным.
23.04.2021
Эти акции организуются лишь с целью создавать видимость массовой поддержки Навального населением.
22.04.2021
Численность вчерашних митингов – показатель истинного рейтинга Навального.
22.04.2021
На призыв поддержать Навального вышли только сторонники его как лидера.
21.04.2021
Заявление президента показывает, что политическое решение по развитию метро в Нижнем Новгороде уже принято.
20.04.2021
Нацеленность определенных сил на уничтожение российского государства становятся все более очевидными.
19.04.2021
Но не станет ли вход на территорию кремля после ремонта платным для горожан? Ответа пока нет.
3 Апреля 2015 года
182 просмотра

Какая оппозиция нужна России?

Вопрос
о необходимости оппозиции с повестки дня снят. Нужна! Сегодня трудно найти, мало–мальски
сведущего в политике человека, который бы отстаивал иную точку зрения. К
пониманию этого российское общество пришло ещё в конце 80-ых прошлого века,
когда усилиями предателей, прикрывавшихся партийными билетами и высокими
чинами, был развален Советский Союз. Произошло это, в том числе, и потому, что
безраздельной власти верхушки партийной и государственной бюрократии, были
противопоставлены её же представители, перешедшие в оппозицию с идеями и
действиями , противоречащими национальным интересам. К сожалению, это не
единственный случай в трагической истории России, каждый из которых,
подтверждает известную истину: бесконтрольность развращает, ведёт к
безнаказанности и всевластию.

Российское
общество развивается по законам амплитуды. Говорят это наиболее эффективная
система развития, если бы это не была система крайностей. Во все времена
политическое противоборство в России характеризуется одним и тем же
незамысловатым сценарием: на смену одному политическому режиму приходит другой,
другой не в смысле новых персоналий, а в смысле создания нового общественно –
политического устройства. Новый режим уничтожает наследство старого «до
основания» и «затем» начинает строить совершенно другое общество, не допуская,
как и его предшественники, никакого инакомыслия и уж, тем более,
«инакодействия».

Дело
в том, что власть в России в силу пассивности большинства и пассионарности
меньшинства, почти всегда создается меньшинством в собственных интересах.
Власть меньшинства, правомерно боясь проиграть в демократическом состязании с
большинством ( а методом голосования большинство всегда выигрывает у
меньшинства), не допускает сильной оппозиции, действует жестко и решительно в
осуществлении своей политики. В те редкие периоды времени, когда власть
действует в интересах большинства, она, также, не испытывает, с его стороны,
надлежащего контроля за своей деятельностью. Большинство, удовлетворяясь самими
фактом работы власти на большинство, передаёт контрольные функции
чиновничеству, которое распоряжается ими по собственному усмотрению и по
внутренним законам бюрократии.

Таким
образом, власть, как правило, оказывается бесконтрольной.

Нет,
сказать, что оппозиция вообще отсутствует в стране, нельзя. Мы, почти всегда,
имеем оппозицию властному большинству. Но это — очень своеобразная оппозиция.
Нередко она формируется из числа тех, кто, находясь во власти, не согласен с
тем, что и как она делает. Уйти из власти "оппозиционеры"не могут, не
потому, что держатся за должности, а потому что боятся уйти «в никуда». Такая
оппозиция, демонстрируя явную лояльность власти, тайно пакостит ей на каждом
шагу: вредными идеями и проектами, плохим и не своевременным исполнением
принятых решений, негативизацией образа власти в кулуарной среде и на
неофициальных собраниях.

Можно
возразить, сославшись на то, что до 1917 года и после 1991 оппозиция не
запрещена и официально существует. А либеральная оппозиция находилась во власти
без малого 10 лет. Дело, однако, в том, что либеральная
оппозиция оппозиционна стране, а не власти. Её интересы связаны не столько с
влиянием на действия властей и, даже не с борьбой за власть, сколько с
ослаблением России.
 Разумеется,
оппозицию, ведущую борьбу против государства, никто не станет терпеть, никто не
станет поддерживать. Это хорошо видно на примере партии «Демократическая
Россия», СПС и других т.н. демократических партий, участвовавших в развале
страны. Это видно и на примере сегодняшних образований типа ПАРНАС, Гражданская
платформа и тп. К такой оппозиции становится враждебным общество. Долго
находиться во враждебном окружении такая оппозиция не может и чаще всего
переходит на нелегальные условия существования. Здесь, в полутьме, в подполье,
в условиях строгой засекреченности и конфиденциальности и встречаются два этих
потока оппозиции. Чувствуют они себя в роли тайных заговорщиков, как рыба в
воде. Их идейно роднит и организационно сближает не востребованность, на фоне
преувеличенного и надуманного осознания собственного превосходства, отвращения
ко всему национальному, к черни, которая в своих предпочтениях поддержала не
их, а пресловутое большинство, желание мстить всем и за всё: за перенесенные
моральные унижения, за упущенные возможности, за утраченные иллюзии. Они
полностью оказываются во власти желания отомстить. Их мысли поглощены только
поиском способов и средств мести.
 В таком состоянии, близком в
психическому, они готовы пойти на любые противозаконные действия, прибегнуть к
помощи любого, кто поможет сделать их месть наиболее болезненной и изощрённой. В
этот момент, месть, выросшая на почве личной обиды, перерастает в идейную
борьбу с государством и народом.
 В союзники выбирается тот, кто готов
разделить эти цели борьбы. Чаще всего ими оказываются геополитические
противники России. С ними проще и надёжнее: никому ничего не надо объяснять,
никого ни в чем не надо убеждать. Напротив, они сами помогут и поддержат, если
нужно профинансируют, не дадут в обиду, привлекут на защиту всю мировую
демократическую общественность.

Очевидно,
что Россия не может ещё одно столетие оставаться заложницей несовершенства
политической системы, вызванного дисбалансом интересов властного большинства и
оппозиционного меньшинства. В этих условиях, России нужна оппозиция не как дань
демократической традиции, а как инструмент политического влияния.
 Весь вопрос в том, какая оппозиция
нужна России. Безусловно,России
нужна деятельная, а не «ряженая» оппозиция, способная вырабатывать такие идеи
развития, которые бы притягивали значительную часть общества,
 вовлекали её в осмысленное, но
мирное противостояние любым поспешным решениям, не продуманным и ошибочным
действиям властей, в ущерб интересам государства, общества и конкретных людей.

Но
самое главное, — это должна быть патриотическая
оппозиция.
 Патриотическая,
не в смысле того, что все её члены в один голос на всех перекрёстках
выкрикивают призывы: «Россия для русских». Это позиция не патриотов, а
провокаторов и идиотов. Как можно требовать исключительных прав одной нации в
многонациональном государстве, тем более, когда большинство из этих
национальностей относятся к коренным народам России. Этот призыв деструктивен
по своей сути, ибо он направлен на раскол России, на разжигание межнациональной
и межрелигиозной розни в стране. Скорее всего, он подброшен недругами России и
озвучивается с одной целью, чтобы возбудить национализм нерусских народов и
консолидировать их в противостоянии русскому народу, чтобы под прикрытием
лозунга «Россия для русских», реализовать идею «Россия без русских».

Патриотизм
оппозиции должен определяться отношением к самой России, к её роли и месту в
мировом сообществе.
 При этом не суть важно
либеральные или консервативные идеи она исповедует. Разве либерализм не
патриотичен, когда он провозглашает свободу в качестве основного условия
развития и процветания страны? Патриотичен. Не патриотичен он тогда, когда,
используя принципы свободы и демократии, обращает страну в служанку известных
государств и народов, в ущерб своим соотечественникам и национальным интересам.
Но, откровенно скажем, это ведь и не есть либерализм, это в чистом виде
предательство, завёрнутое, с целью обмана общественного мнения, в красивый
фантик либерализма.

Равно
как, не патриотична, например оппозиция внутри КПРФ в ее действиях последнего
времени. Как это не горько осознавать, но неспособность лидеров
внутрикоммунистической оппозиции выразить патриотическую платформу коммунистов,
всё чаще оборачивается сползанием к космополитизму, к смыканию с теми, кто
приближал развал СССР в 91-ом, кто разваливал Россию в 90-ых, кто готов сегодня
стать под полученные от Запада знамёна и лозунги смещения Путина. Конечно,
каждый по — своему представляет блага России и её граждан, по — своему понимает
способы достижения такого блага, но это принципиально не снимает
ответственности с лидеров оппозиции за переход той черты, за которой начинаются
предательство своей страны и борьба с собственным народом.

Чего
греха таить, иные оппозиционеры не боятся таких обвинений в свой адрес, потому,
что для них Россия — «ЭТА» страна, а народы России вовсе и не Народ, а так –
«послушное большинство». Этих людей нельзя относить к оппозиции, они в прямом
смысле пятая колонна зарубежных сил, преследующих цели развала и последующего
уничтожения России, как самостоятельного государства. Это, своего рода, «
троянский конь», которого в современном обличии демократии и борьбы за неё ,
заводят на наши политические ристалища. Это открытые враги России. Они не
боятся признавать этого факта, в отличие от нас, боящихся вслух подтвердить их
признание. Мы боимся назвать их врагами, из –за опасения быть обвинёнными в
поиске новых «врагов народа», а они, зная об этой, нашей, боязни, ведут себя
вызывающе враждебно.

Но,
не о них сегодня речь. Речь, как раз о том, чтобы создать такие условия и
механизмы, которые бы открывали возможности для легальной деятельности
оппозиции и, напротив, минимизировали скрытое влияние пятой колонны на
инакомыслящих людей. Это тем более актуально, когда самой жизнью в качестве краеугольной задачи текущего момента
выдвигается консолидация российского общества.
Задача
сложнейшая, с одного раза не подъёмная, если иметь в виду, что весь 20 век это
общество раскалывалось внутринациональными конфликтами. Их рецидивы, к
сожалению, приходится наблюдать и в 21 веке.

Сделать
это будет крайне сложно. Допустим, можно заставить себя не вступать в
конфронтацию с политическими оппонентами, но как можно принудить к этому своих
политических оппонентов. Ведь, приглашая оппозицию к примирению и
согласию, мы фактически лишаем её единственного инструмента влияния на общество
– критики власти.
 Значит
должна быть предложена принципиально иная формула взаимотношений правящей
партии и оппозиции. О ней в своё время говорил Сурков. Как мне представляется,
речь должна идти о том, что оппозиционный статус могут иметь
только те партии, которые борятся за завоевание власти в стране, но, в качестве
цели своей деятельности, не рассматривают изменение, свержение или подрыв
конституционного строя России и не пользуются для достижения этой цели помощью
иностранных государств.

И,
наоборот, партии, преследующие такие цели, относятся не к оппозиционным, а
экстремистским организациям. Это не значит, что их не может быть, или их
деятельность запрещается. Судят, ведь, не за мысли и идеи, а за действия. Это
означает, что общество должно знать, где оппозиция, ведущая борьбу за улучшение
их условий жизни, а где экстремисты, готовые во имя ослабления или уничтожения
государства российского прибегнуть к помощи любых зарубежных недругов России. С
экстремистскими организациями пусть занимаются правоохранительные органы.

Что
же касается оппозиции, то здесь многое зависит от диалога с ней власти Прежде
всего, надо конкретизировать его содержание. Проще говоря, если
оппозиционные партии не посягают на конституционные основы нашего общества,
значит, они, в рамках действующей Конституции, предлагают альтернативу его
развития.
 Условно,
понятие социального государства у них несколько отличное от существующего.
Далее, не менее важно, определить постоянную публичную переговорную площадку.
Надо понимать, чтооппозиция
многолика
. Каждая оппозиционная партия оппозиционна к остальным
оппозиционным партиям. Если бы было иначе, то тождественности объединились бы.
Коль этого не происходит, значить противоречия внутри оппозиции ещё очень
сильны, порою сильнее, чем в отношениях с властью. Казалось, этому
обстоятельству следовало бы радоваться, оппозиция раздроблена – значит,
ослаблена и не представляет угрозы власти и правящей партии. Но такой подход
ещё вчера был приемлем, потому, что и власть и правящая партия власти были
слабы. Когда же они набрали силу, нужна
сильная оппозиция, оппозиция, способная формулировать запросы и интересы
широких слоёв населения, по каким – то причинам не поддержавших коалицию
большинства.
 Мелкие
партии дробят общество по группам интересов, а не консолидируют его. Но,
реальность такова, какая она есть. Значит, в условиях раздробленности
оппозиции, мы должны предложить для диалога такой круг вопросов, решение
которых, прежде всего, влияет на консолидацию общества. Что
это за вопросы тема отдельного разговора
.

В
продолжение же предыдущих рассуждений нам следует ответить на два
принципиальных вопроса:

Есть
ли в стране оппозиция?

Возможно
ли оппозицию, как и партию власти, вырастить в «пробирке»?

Очевидно,
что два этих вопроса исключают друг друга. Если оппозиция есть, то нет смысла
обсуждать возможность её «выращивания» в искусственных условиях. И, наоборот.

К
сожалению, ситуация на политическом пространстве России неоднозначна. Формально
мы имеем широко разветвлённую оппозицию — в стране действует более 40
политических партий. Нередко партии с разными названиями, фактически
артикулируют одни и те же идеи, рассчитывают на поддержку одной и той же
электоральной среды. Было время, когда каждый уважающий себя политик создавал
под себя политическую или общественную организацию. К сожалению, это поветрие
сохранилось до сегодняшнего дня, подтверждая лидерский, а не идеологический
характер их создания и функционирования. Плохого, собственно, в этом ничего
нет. Скорее закономерно, что лидером той или иной партии является известный в
стране политик. 30 оппозиционных партий это, конечно, очень много, даже по
общемировым меркам. Весь вопрос в том, насколько все они отвечают требованиям,
предъявляемым к партиям, с точки зрения идейности, и принципам оппозиционности.
Если оправданны
подозрения некоторых экспертов о том, что треть действующих партий созданы с
участием Кремля, ещё треть имеют с ним договорённости о «ненападении», а
оставшаяся треть относится к категории партий, борющихся не с властью, а со страной,
то картина вырисовывается крайне не благоприятная. Ни одна из оппозиционных
партий не конкурентоспособна партии власти «Единая Россия». Равно как, из трёх
оппозиционных парламентских партий ни одна не обладает надёжными и эффективными
механизмами контроля за властью. Отсутствие закона «Об оппозиции» ограничивает
их деятельность, позволяет власти не считаться с их мнением. Нельзя признать
нормальной конструкцию, при которой одна партия имеет конституционное
большинство, а другие партии никак не могут повлиять на её монопольное
положение. Рано или поздно такая конструкция даст трещину или накренится.
Ситуацию необходимо менять незамедлительно. Для этого необходимо осуществить
два действия.

Первое. Как можно быстрее принять два закона
«Об оппозиции» и «О парламентском меньшинстве». Каждый из них должен, в
максимальной степени, гарантировать меньшинству право влиять на принятие
решений в стране, контролировать действия исполнительной власти.

Второе. Постепенно осуществлять меры по
созданию второй крупной партии, конкурентоспособной «Единой России». На этом
пути множество трудностей и проблем. Кажется, существует оправданная
предубеждённость, что крупная оппозиционная партия, повторит судьбу всех
оппозиционных партий и включится в борьбу против государства. Как этого
избежать? Средство здесь одно: оппозиционная партия должна иметь
гарантии прихода к власти, к управлению страной.
 Это и только это может служить
фактором стабильности. Но и государство должно быть законодательно ограждено от
посягательств на свой суверенитет, безопасность со стороны любой из
политических сил.

Нужна
конституционная статья, карающая за антигосударственную деятельность.
 Разумеется, это должна быть статья
прямого действия, исключающая двусмысленности и различные толкования понятия
антигосударственной деятельности.

Самым сложным
остаётся вопрос создания крупной оппозиционной партии. Этому мешает четыре
обстоятельства:

-размытость
идеологического противостояния в обществе;

-несформированность
политического пространства;

-маломощность
существующих оппозиционных политических партий;

-амбициозность
лидеров оппозиции.

Идеологическая
палитра в российском обществе широкая, что неудивительно в условия российской
полиэтничности и поликонфессиональности. Каждая нация, а таковых в России
вместе с малыми народностями, более 160, имеет свои исторические традиции.
Четыре мировых религии христианство (православие, католицизм, протестантизм),
ислам, иудаизм и буддизм сформировали свою мировоззренческую культуру. Кроме
того, многосотлетнее совместное проживание под крышей общего государства
сформировали общенациональные традиции и надрелигиозное мировоззрение. Всё это,
в совокупности, призвано создавать широкую дискуссионную среду, множество
согласовательных площадок. К сожалению, наше главное историческое богатство,
каковым является не природные ресурсы, а многообразие, в значительной мере не
учитывается и не используется при организации жизни человеческого сообщества.
Более того, естественная полифония постоянно и повседневно ограничивается
искусственными (административными) мерами унификационного свойства. Российскому
обществу навязывают обществоведческие идеи и государствостроительные схемы,
заимствованные во — вне, зачастую не только не связанные с национальными и
общенациональными традициями, но и враждебные им. Допускаемое при этом
упрощенческое деление по оси Запад – Восток, истончает и даже уничтожает
созданную природой и Богом гармонизационную основу мирного совместного
существования национальных различий и особенностей на российской почве. Таким
образом, вместо поиска объединительных императивовов, на пути от частного к
общему, формируются разъединительные построения от общего к частному.
Складывается впечатление, что всё делается осознанно для того, чтобы как можно
быстрее уничтожить всё общее и объединяющее, сохранив или насадив только
противоречия. Но так строятся отношения в интересах конфликта, а не
сотрудничества. При таком подходе мы всегда будем иметь разделение на
враждующие стороны. Главная идеологическая задача, состоит
в возрождении, восстановлении парадигмы развития от многообразия к единству, от
частного к общему, но не за счет отрицания индивидуального и особенного, а
посредством создания условий для беспрепятственного их развития до состояния
возникновения внутри них объединительных тенденций и предпосылок.

Решение этой
задачи значительно упростит формирование такого политического пространства, на
котором в перманентном режиме будут протекать процессы политической конкуренции
за право выбора наиболее эффективной и безопасной модели развития страны и
общества, либо её составляющих. Нынешнее политическое пространство тем, как
раз, отличается, что в значительной степени не заполнено конкурирующими идеями
и идеологиями, и не распространяется на всё географическое пространство страны.
Проще говоря, политический процесс протекает избирательно, с тенденцией
затухания от центра к периферии. В нём традиционно не участвует большая часть
взрослого населения страны. Принимаемые на местах, в регионах, а не редко и на
федеральном уровне решения не являются продуктом политической конкуренции или
компромисса, а результатом политического диктата правящего режима. Политические силы действуют не в
режиме соперничества за лучший вариант развития страны, а в режиме враждебного
противостояния по вопросу быть государству или не быть.
 Такая борьба отвлекает элиту страны от
созидательной деятельности, создаёт в стране атмосферу подозрительности и
вражды.

Может ли
сформироваться в стране ещё одна крупная партия , по своему потенциалу
сравнимая с «Единой Россией»? Можно, но для этого надо соблюсти несколько
условий.

Первое
и главное
 из них состоит в желании оппозиционной
политической элиты страны поступиться во имя объединения, теми дивидендами,
которые они получают от участия в оппозиционной политической деятельности. Либо
принятие властью таких решений, которые бы делали не привлекательной, с точки
зрения дивидендов, оппозиционную политическую деятельность.

Второе.
С
охранить
за всеми политическими лидерами оппозиции все преференции, которые они имеют(депутатский
статус, должностное положение в законодательных органах власти) на
объединительный период.

Третье. Озвучить объединительную
идею устами первых лиц государства ( Президент, Председатель Правительства) на
специально созванной для этого встрече с лидерами оппозиции, придав её широкой
общественной огласке.

Четвёртое. Организовать в стране
широкую общественную дискуссию вокруг идеи объединения «одноплановой» оппозиции.

Пятое. Предложить лидерам
системных политических партий начать процесс консолидации оппозиционных сил.

Здесь
важно не повторить ранее допущенных ошибок, когда объединительный процесс
затевался на базе фактически не существующих политических партий ( партия
жизни, гражданская сила и т.п.).

Шестое. Не исключён вариант, что
при очень сложных обстоятельствах под угрозой внутреннего раскола «Единой
России» придется выделить из себя либеральную оппозицию (Плигин, Макаров),
сохранив за её представителями властные рычаги влияния, что позволит им собрать
под себя все осколки либерального движения. Без широкого представительства
оппозиции в законодательных и представительных органах власти, объединить
оппозицию не удастся. Но, одним из условий их прохождения в парламенты
федеральный и региональные, должно стать обещание объединиться.

Наконец,
самое главное условие, готова ли правящая элита допустить к
власти крупную оппозиционную партию?
 Вопрос очень не простой. На нём
замыкается множество личных интересов, в том числе, готовность правящей элиты
расстаться со своим статусом, пусть даже на время. Не подстегнёт ли
демократическая чехарда власти коррупцию, стремление временщиков во власти как
можно быстрее обогатиться. А может наоборот, боязнь быть скомпрометированной
будет заставлять партию власти строго следовать Закону и нормам гражданской
этики. Вопросов много, ещё больше проблем для решения.

Но
осилит их только идущий.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
19.04.2021
А те, кто свою выгоду ставит выше интересов государства.
16.04.2021
Было бы странно, если бы в год 800-летия Нижнего Новгорода он старался быть незаметным.
15.04.2021
Будет ли иметь продолжение попытка создания космодрома в Нижегородской области?
14.04.2021
НОЦ – инструмент реализации научного потенциала нижегородских вузов.