16+
Аналитика
17.06.2019
Фабрика «Холомская роспись» сохранила душу и дождалась возможности развиваться на новом уровне.
17.06.2019
Научный потенциал Нижегородской области за последние десятилетия существенно ослаб.
17.06.2019
В этом году мы представили коллекцию ретро – и попали в точку.
17.06.2019
В следующем году фестиваль будет стопроцентно гарантированно еще круче.
14.06.2019
Наша научно-исследовательская база позволяет совершать прорывные открытия.
14.06.2019
Необходимо запретить производство упаковки, которая не подлежит вторичной переработке.
13.06.2019
Власть должна наглядно объяснить нижегородцам выгоды раздельного сбора мусора.
13.06.2019
Власть добивается управляемости органов МВД на уровне регионов.
11.06.2019
Кремль превращается в публичное культурное пространство.
11.06.2019
Ни один руководитель не заинтересован брать на работу неадекватных специалистов, но…
10.06.2019
Открытые конкурсы как инструмент формирования правительства я считаю порочной практикой.
10.06.2019
Власти Дзержинска должны исправлять то, о чем не могли получить информацию.
10 Ноября 2004
72 просмотра

Хроника пикирующихся рейтингов

То, что два конкурирующих “рейтинга влиятельности” являются не только средством определения места, которое занимает та или иная политперсона в условной иерархии “влиятельности” в Нижегородской области, — не вызывает сомнения. Сами рейтинги – вполне функциональные инструменты, с помощью которых можно влиять на увеличение или снижение этой самой влиятельности. В контексте сегодняшней “рейтингоориентированной” российской политики это еще более очевидно.

Нынешняя российская политическая система – та самая “вертикаль власти” — фактически держится на единственной прочной (по крайней мере, сегодня) опоре – высоком уровне электорального доверия президенту Путину. “Упадет” “рейтинг” – любовно лелеемая действующим президентом “вертикаль” мгновенно обрушится и превратится в горизонталь, по которой прошествует к власти новый общенациональный лидер. Если, конечно, период “стабильной стабильности” не будет использован Путиным для построения действительно прочной политической системы, менее зависимой от колебаний сиюминутных электоральных предпочтений избирателя.

Но сегодня в России “рейтинг” — это почти универсальный мандат на власть и, кроме того, — достаточно прочная гарантия личной неприкосновенности. В частности, по причине того, что “рейтинги” президентов потенциально сепаратистских республик Поволжья – Татарстана и Башкортостана – высоки, федеральному центру в течение первого путинского срока так и не удалось взять под полный политический контроль эти регионы.

Однако рассматривать в качестве мандата на власть только высокий уровень поддержки среди населения того или иного политического деятеля было бы неправильно. Общий фон электоральной поддержки в любом регионе так или иначе в значительной степени формируется местными деловыми и политическими элитами. Кроме того, местные элиты могут стать политической и экономической опорой регионального лидера, задействовав свои ресурсы для осуществления его проектов. Это в случае, если главе региона удастся консолидировать порой враждебные группировки истеблишмента на основе неких общих интересов. Если региональному лидеру такая задача оказывается не под силу, — финансовые и политические ресурсы местных элит становятся базой для оппозиции действующему губернатору или президенту.

“Термометром”, с помощью которого “меряют” степень лояльности истеблишмента региональным лидерам (потому что их всегда несколько), и, соответственно, степень влиятельности этих персон за пределами их прямой и непосредственной компетенции, является “рейтинг влиятельности”. В Нижегородской области таких рейтингов сразу два. Один из них составляется агентством “Провинция”, второй – Нижегородским телеграфным агентством.

Несомненно, оба этих “рейтинга влиятельности” сами находятся в зонах влияния двух противоборствующих в Нижегородской области элитных группировок, поэтому рассчитывать на их абсолютную достоверность и неподверженность внешним влияниям невозможно. Однако проследить некоторые тенденции — можно.

Как и везде в стране, в Нижегородской области в последние годы влиятельность силовиков неизменно оставалась на высоком уровне. По итогам октября 2004 года в первую десятку рейтинга влиятельности по версии НТА вошли начальник УФСБ по НО Владимир Булавин, начальник ГУВД НО Виктор Братанов и областной прокурор Владимир Демидов. В первую десятку рейтинга влиятельности по версии агентства “Провинция” — все те же Владимир Булавин и Владимир Демидов, а также начальник ГУ МВД по ПФО Владимир Щербаков и начальник областного ГИБДД Александр Карангов. То есть, фактор наличия мощного влияния силовиков в Нижегородской области оба рейтинга влиятельности фиксируют почти синхронно.

В остальном октябрьские рейтинги НТА и агентства “Провинция” расходятся кардинально. В первой десятке рейтинга НТА – полпред Сергей Кириенко, председатель регионального ЗС Евгений Люлин, мэр Вадим Булавинов, гендиректоры ОАО “ГАЗ” Алексей Баранцев и ОАО “Лукойл-Волганефтепродукт” Вадим Воробьев, губернатор Геннадий Ходырев, а также епископ Нижегородский и Арзамасский Георгий.

В десятке агентства “Провинция”, помимо уже вышеупомянутых силовиков, – председатель Нижегородского облсуда Валерий Воробьев и его заместитель Николай Хохлов, гендиректоры ОАО “Лукол-Волганефтепродукт” и ОАО “Нижновэнерго” Алексей Санников и мэр Вадим Булавинов.

При обращении к результатам рейтинга “Провинции” бросается в глаза колоссальная переоцененность экспертами агентства влияния в Нижегородской области судебной ветви власти. В эпоху повсеместного господства басманного правосудия и беззастенчивого использования телефонного права (и не только “в случаях крайней необходимости”) говорить о сверхвысокой влиятельности в регионе высших должностных лиц облсуда – просто смешно.

Для сравнения, согласно октябрьским данным НТА, председатель облсуда Валерий Воробьев находится только на 29 месте в “рейтинге влиятельности”.

Реальную степень влиятельности высших должностных лиц исполнительной ветви власти в рейтинге агентства “Провинция” наоборот, очевидным образом занижена. В первой десятке рейтинга нет ни полпреда Сергея Кириенко, ни губернатора Геннадия Ходырева. Нет и спикера регионального парламента Евгения Люлина.

Ясно, что итоговые результаты “рейтингов влиятельности” НТА и агентства “Провинция” напрямую зависят от состава экспертов, принимающих участие в их составлении. Однако не в меньшей степени они зависят и от влияния тех политических лагерей, с которыми “дружат” эти СМИ. Как иначе объяснить то обстоятельство, что в ситуации, когда внутриэлитная борьба в Нижегородской области Геннадием Ходыревым, по существу, проиграна, близкое к действующему губернатору агентство публикует рейтинг, в котором явным образом занижена степень влиятельности исполнительной ветви власти в целом?

По теме
07.06.2019
А у Нижегородской области объем заимствованных средств в последнее время снижается.
07.06.2019
Его о чем-то спросили, он что-то ответил. Трудно говорить о включенности президента в ситуацию с взрывами в Дзержинске.
06.06.2019
«Мусорная реформа» в Нижегородской области: сделано процентов 10-15.
06.06.2019
В основе чрезвычайных происшествий на предприятиях Дзержинска – кадровые проблемы.
Подборка