16+
Аналитика
22.01.2020
В целом прошедший год в Нижегородской области был не особо примечательным. Может, и к лучшему.
26.12.2019
Градозащитному движению не хватает сил на спасение здания гостиницы «Россия».
21.01.2020
НРО «Справедливой России» пришлось пересмотреть отношение к политическому процессу.
21.01.2020
Нижегородская область набирает вес и силу. Имеющийся потенциал может привести к серьезным положительным сдвигам.
20.01.2020
Губернатор Нижегородской области умеет решать противоречия, не доводя их до конфликтов.
20.01.2020
Нижегородская область в 2019 году удачно встраивалась в национальные проекты.
17.01.2020
Губернатор Никитин настроил слух региональных чиновников на голос народа.
17.01.2020
От расчистки рынка для «Нижегородпассажиравтотранса» страдают горожане.
16.01.2020
Некоторые тезисы послания президента вызвали растерянность у представителей истеблишмента.
16.01.2020
Почему соглашение с «Мегафоном» подписано, а никаких деталей нет? Это настораживает. Побоялись о них упомянуть?  
16.01.2020
2019 год в Нижегородской области с политической точки зрения был годом бессобытийным.
15.01.2020
В 2019 году Нижний Новгород столкнулся с проблемами в работе общественного транспорта, «Теплоэнерго» и «Водоканала».
10 Февраля 2005
120 просмотров

Кибернетика, однако

Есть такая наука кибернетика. Один из ее постулатов гласил: «сложные системы устойчивы, адаптивны и жизнеспособны только тогда, когда нет слишком жестких связей между их элементами. Иначе дефект в одном элементе сразу порождает дефекты в других, и система разрушается». Размышляя на тему губернаторов — назначенцев, невольно приходишь к выводу, что, вводя пресловутую вертикаль по всем фронтам, мы идем на умышленное упрощение системы управления страной, и количество ее дефектов множится день от дня. А причина проста: мы исключили из процесса управления страной народ, который никуда при этом из страны не исчез, а региональные элиты попытались загнать в жесткие рамки федеральных правил игры.

Назначение губернаторов по представлению президента — это новая кадровая модель, и сегодня нет достаточной фактуры для ее анализа. Внутренние документы Администрации президента, хотя и указывают на основных формальных модераторов процесса — Медведева, Суркова, Иванова и полпредов — грешат массой «белых» пятен.

Субъективизм подбора кандидатов в такой модели неизбежен, но всех волнует вопрос о степени субъективизма. Федеральная власть изначально вводила модель назначения с учетом возможной реакции населения и местных элит на реформу социальной сферы, медицинского обслуживания простолюдинов и системы ЖКХ, но похоже, что опоздала.

На фоне сбоев монетизации льгот процедура достижения консенсуса с местными элитами осложнилась. Федералы вынуждены оглядываться — не дай бог, если, после продавливания «конфликтного» кандидата, ситуация в регионе осложнится. А возможностей у региональной элиты масса — не принял пару сотен рецептов и готов первый повод для митинга, не вывел на маршруты автобусы — второй. Нельзя забывать и о вечном держателе истинной власти — аппаратах губернаторских администраций и местных правительств. Вот кто может парализовать в регионах любую реформу.

Назначенный губернатор может привезти с собой хоть целый самолет «своих» vip-управленцев, но где взять пару сотен специалистов средней руки, которые сидят в кабинетах власти уже десять лет и повязаны с местной элитой откатами с договоров, родственными связями и просто местечковой солидарностью? Если кто-то хочет испытать это на себе, возможно, поменяет мнение, если съездит и посмотрит на мытарства Хлопонина в Красноярском крае. Поэтому, я склонен считать, что «конфликтные» назначенцы будут появляться только в тех регионах, где есть политическая воля центра.

Кадровый голод ощущается в Москве не первый год. Пресловутые «питерские» не могут найти в своей среде компетентных специалистов даже для своих федеральных проектов, и вынуждены рекрутировать из других элитных отрядов, а уж найти добровольцев, согласившихся на ссылку в регионы — задача вообще непосильная. Тот же Володин наотрез отказывается возвращаться в Саратовскую область.

Такие желающие могут найтись в бизнес-корпорациях, имеющих региональные проекты, и эти кандидаты будут всерьез ориентированы на федеральные установки. Но соответствует ли такой подход региональным интересам? Ведь за такую лояльность центру придется платить отступными этой самой бизнес-корпорации.

Сегодня уже многие топ-менеджеры региональных предприятий, прилетают в регион на пять рабочих дней, а выходные проводят в Москве или заграницей. Представьте, что аналогичная ситуация сложится с корпусом губернаторов. Мы уже имеем Совет Федерации, в котором масса лоббистов различных групп, не занимающихся законотворческой деятельностью, и далеко не всегда правильно произносит название населенных пунктов представляемых территорий. 

Еще сложнее с национальными республиками, в которых власть и бизнес сотканы в единый ковер с национальными узорами. Большим заблуждением будет считать, что в национальных республиках элита боится роспуска парламента, а именно это считается главным сдерживающих фактором для региональных элит. Та же татарская элита легко пойдет на вариант переизбрания, но только после выборов она станет еще более сплоченной и озлобленной.

Силой сломать номенклатурный отряд местных элит очень сложно, а выход за конституционные рамки далеко не такой нереалистичный сценарий, как может показаться из Москвы, и при необходимости этим вариантом обязательно воспользуются. Пример — кавказские регионы России. Кто из здравомыслящих политиков сегодня решится «конфликтным» способом сесть в кресло главы Карачаево-Черкессии? 

Как это ни парадоксально, но назначенные губернаторы менее дееспособны, чем избранные губернаторы (это не относится к «переназначенным» губернаторам). Объясняется это простым фактором — зависимостью избранных губернаторов от населения, чьи интересы априори расходятся с интересами элит. Ставя губернаторов в прямую зависимость от федеральной и региональной элит, мы лишаем их защитного щита. Теперь губернаторы не смогут апеллировать к «своим избирателям», сопротивляясь требованиям элит, и все больше и больше проблем будет решаться за счет населения. И как результат, мы породим новый массовый эффект — правовой нигилизм простолюдинов.

Решения власти будут игнорироваться, а формы протеста будут далеко не правовыми, скорее маргинальными с элементами массового гражданского неповиновения. Население будет жить в своем мире, власть — в своем. Плюс естественным образом из системы контроля власти выпадут СМИ. Поддерживать их не будет потребности ни у губернатора, ни у элит. СМИ активно востребованы только в механизме прямых выборов. Избежать этой разбалансировки было бы возможно, если бы во власть приходили умные совестливые патриоты регионов. Но зачастую в местных парламентах мы видим ту элиту, которая в большинстве своем стремится стать частью федеральной, и берет на вооружения правила ее игры, не делясь ресурсами, и не беря на себя ответственность за сложные управленческие решения.

Нам сложно рассуждать о  качественных характеристиках кандидатов на должность руководителя субъекта Федерации в условиях нового порядка избрания губернаторов, так как риторический вопрос «а судьи кто?» остается без ответа и, не зная истинных судей, мы не узнаем, почему выбор пал на того или иного человека.

Проще руководствоваться понятными критериями проведения приватизационных конкурсов — межэлитные связи, общий бизнес, умение работать с аппаратами Администрации президента, Правительства, силовиками и соответственно способность продавливать необходимые постановления. Личные качества кандидатов в такой системе играют роль ограниченную, это больше вопрос умения презентовать себя, чем вопрос реального управленческого таланта. 

Если мы берем за основу модель приватизационных конкурсов, то справедливо будет поговорить и о коррупции будущих губернаторов. Не неся ответственности перед народом региона, взяв только ограниченные обязательства перед местной элитой, губернатор-назначенец абсолютно не ограничен в своих управленческих решениях. Кто в федерации и в регионах будет исполнять роль арбитра? Кто вообще решится в регионе взвалить на себя ношу оппозиционера?

Раньше отдельные группы могли, надеясь на перевыборы, «терпеть» давление власти в течение определенного срока и, тем не менее, оппонировать ей, сдерживая непомерные аппетиты коррупционеров. Часто они проигрывали сражения, но на их место приходили новые оппозиционные игроки, так были условия для ведения оппозиционной работы.

Сегодня задача снятия коррупционера, и особенно губернатора, с должности практически не решаема, а угрозы лишения должности путем перевыборов мы не предусмотрели. Ссылки на прокуратуру и силовиков, играющих роль «санитаров государства», уже давно в приличном обществе не берутся во внимание. Так что недавно выпущенная инструкция для финских бизнесменов по умению давать взятки будет пользоваться все большей популярностью.

PS: Байка для полноты картины.

Говорят, когда президенту понесли списки первых кандидатов, то он попенял своим подчиненным на то, что обещал губернаторам, мол, массовых замен не будет, а в списках сплошь новые фамилии. Тогда родилась идея квот на федеральные округа, для приличия столько то можно поменять, а столько то надо будет оставить. Тогда и президент не потеряет лицо, и где надо можно будет более «конфликтного» кандидата протолкнуть.

Так вот, если взять эту байку, как частично соответствующую образу мыслей, то получается, что судьба Геннадия Ходырева зависит от того, поменяют ли губернаторов Саратовской и Самарской областей, идущих на эшафот первыми. Если да, то шансы есть, если нет, то плохо дело. Вот и думай, то ли «валить» Аяцкова и Титова и помогать изо всех сил их оппонентам, то ли плюнуть на байку, и верить в свою высокую доверительность отношений с президентом.

Тоже кибернетика, однако.

По теме
15.01.2020
Назначение Инны Ванькиной директором ТЮЗа не повлияет на ее политические перспективы.
14.01.2020
Самыми яркими страницами политической жизни Нижегородской области стали два судебных процесса.
14.01.2020
В прошлом году мы купались в деньгах, но рискуем вновь вернуться к хлебу без соли.
13.01.2020
На повестке дня стоит вопрос повышения эффективности управления Нижним Новгородом.
Подборка