16+
Аналитика
04.06.2020
Ее интересы должны быть на первом месте, и поправки в конституцию это фиксируют.
05.06.2020
«Единая Россия» в Нижнем Новгороде сымитировала праймериз. На реальных выборах сделать это будет сложнее.
04.06.2020
Закрытие больниц на карантин позволяет сохранить здоровье нижегородцев с хроническими заболеваниями.
04.06.2020
Поправки в конституцию отсекают саму возможность передачи ее территорий другой стране.
04.06.2020
Нижегородцам нужны не цифры, а реальное улучшение условий жизни.
03.06.2020
Среди предложенных поправок нет тех, которые не заслуживают быть включенными в конституцию.
03.06.2020
Уже давно было понятно, что в Конституцию Российской Федерации необходимо внести поправки.
03.06.2020
В ближайшие месяцы предстоит смена глав некоторых районов Нижнего Новгорода.
02.06.2020
Опытный политик Исаев не захотел руководить районом в период смены городской власти.
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
4 Июля 2005 года
173 просмотра

Клуб недовольных

На этой неделе в российской столице побывали лидеры, за перемещениями которых внимательно следят в современном мире — президент Узбекистана Ислам Каримов и председатель КНР Ху Цзиньтао. Тем более что нахождение Каримова и Ху Цзиньтао в Москве с интервалом буквально в один день — отнюдь не единственное внешнеполитическое совпадение. На очереди саммит Шанхайской организации сотрудничества, на котором Путин, Каримов и Ху встретятся вновь в обществе других руководителей стран Центральной Азии.

И, судя по российским настроениям, в Москве постараются использовать визиты Каримова и Ху Цзиньтао для усиления собственных позиций в регионе и создании некоего центра противодействия возрастающим амбициям Соединенных Штатов. Действительно, с формальной точки зрения возможности создать такой клуб недовольных не было уже давно. Президент Каримов практически все эти годы успешно лавировал между Россией и Западом, более того — к близким отношениям с Москвой он не склонялся никогда, предпочитая создавать своей стране имидж форпоста в борьбе с международным терроризмом и экстремизмом. Но после андижанских событий и в особенности после отказа обеспечить их международное расследование Каримов близок к международной изоляции как никогда. И понятно, что ему удобно было бы стать российским союзником — по крайней мере, это создавало бы условия для очередного маневра в будущем, когда ситуация вокруг Узбекистана в очередной раз изменится.

Кстати, весьма важным, а, может быть, и определяющим обстоятельством в российских расчетах стало то, что Китай в случае с Андижаном практически полностью разделил российские позиции. Нынешнее поколение китайских руководителей еще не забыло, как гневно — и вместе с тем безрезультатно — отреагировал Запад на подавление студенческих акций в Пекине. Если для Москвы Андижан первая пощечина заокеанским организаторам всевозможных «оранжевых революций», то для Пекина — повторение Тяньаньмень. И Россия, и Китай одинаково не заинтересованы в появлении в центральноазиатском регионе не просто режимов, не просто ориентирующихся на Запад, но и пытающихся внедрить у себя демократию западного образца — это опасно, губительно и генерирует нестабильность.

В намечающейся схеме противостояния треугольнику Россия-Узбекистан-Китай отводится главная роль. От остальных государств Центральной Азии — участников ШОС — будут требовать лояльности и понимания.

Эта стройная схема регионального единства и готовности показать Соединенным Штатам фигу в центральноазиатском кармане, однако достаточно легко рассыпается при столкновении с реальностью. Во-первых, неопределенной остается китайская позиция. Ну совпали российские и китайские взгляды на Андижан, а дальше-то что? Экономические позиции двух стран в современном мире, в том числе и на западном рынке, не сравнимы, и Пекин просто не может позволить себе серьезной конфронтации с Западом. Кроме того, в России у Ху Цзиньтао конкретные экономические интересы, которые не всегда приятны его российским собеседникам. Путин хочет сотрудничать с Ху в военной области и радуется совместно проведенным военным учениям, а Ху интересуется прежде всего сотрудничеством в приграничных регионах — то есть, по сути, увеличением китайского «пассажиропотока» на Дальний Восток и поставками российских энергоносителей. Как это ни парадоксально, но Ху Цзиньтао гораздо в большей степени прагматик, чем Владимир Путин. Хотя бы уже потому, что сможет объяснить, зачем ему все это надо. А вот президенту России будет очень трудно объяснить, зачем ему на самом деле — без каких-то там высоких слов — противостояние с дорогим другом Джорджем…

Не самым надежным партнером является и Ислам Каримов. Президент Узбекистана, как я уже отмечал, всегда отличался готовностью и умением лавировать. Сейчас он просто попал в сложную ситуацию, прежде всего с западным общественным мнением. Однако непонятно, каковы альтернативы его режиму и что вообще может наступить в Узбекистане и Центральной Азии после Каримова. Это непонятно как в самой стране, так и на Западе. В этих условиях Вашингтон вряд ли будет играть на сознательное ослабление «понятного» режима — какой бы ни была антизападная риторика Каримова, союзником радикальных исламистов он уже все равно никогда не станет. Так что отнюдь не все так однозначно, и при определенном изменении ситуации Каримов еще может рассчитывать если не на благоволение, так на понимание Запада. И он забудет о своей горячей любви к России на следующий же день после этого!

Что касается лояльности других участников центральноазиатской концессии, то, опять-таки не стоит забывать, что Назарбаев, Рахмонов и Бакиев руководят достаточно нестабильными с точки зрения противостояния элит государствами. И в случае резкого крена в одну сторону противоборствующая группировка вполне может использовать ситуацию в собственных целях. Конечно, нельзя сравнивать казахскую нестабильность с киргизской, а таджикскую с казахской — и все же эта не та твердая почва, на которой выстраиваются сильные геополитические союзы. Так что возвращение России в Азию может на поверку оказаться не столько выверенным внешнеполитическим шагом, сколько пропагандой для внутреннего пользования…

Оригинал этого материала опубликован на «Политком.ру».

По теме
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.