16+
Аналитика
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
28 Мая 2013 года
262 просмотра

Коммунизм и христианство

Единство
несоединимого или диалектический материализм наших дней

В последние два
десятилетия, ко­гда у лю­дей воз­ро­ж­да­ет­ся
ре­ли­ги­оз­ное чув­ст­во, и мно­гие
атеи­сты при­хо­дят к ве­ре, не­ред­ко
при­хо­дит­ся слы­шать, что у хри­сти­ан­ст­ва
и ком­му­низма одни и те же идеалы. Между тем, все заповеди
христианства и догмы коммунизма антагонистичны: Не
укради
 – Экспроприация экспроприаторовНе
убий
 – Бей буржуевМолитесь за
врагов своих
 – Если враг не сдается– его
уничтожают
; – и так при всех сравнениях.

В нынешние времена
социальной несправедливости и обмана массовое сознание тоскует по
уравниловке, а многим униженным российским гражданам хочется верить
мифу о том, что Христос и Маркс пришли на землю для защиты униженных
и обездоленных – «последних». Для них
коммунистическая риторика – это единственно известный им язык,
ибо всякий другой десятилетиями был недоступен. Для них советское
прошлое – это воплощение социальной справедливости, а красный
флаг – символ разрушенной и попранной родины. И потому
причудливо соединяется в сознании людей дореволюционные и советские
понятия, православные и коммунистические образы. Впрочем, библейские
выражения охотно использовали и отцы основатели марксизма: кто
не работает, тот не ест
.

Поэтому современный
неокоммунизм нечто совершенно иное, чем коммунизм классический. Но
это не означает, что и собственно коммунизм становится другим. Идя
навстречу массам, но преследуя свои цели, сегодняшние партийные
идеологи пытаются предать забвению людоедское прошлое коммунизма, для
чего навязывают этой идеологии не свойственный ей человеколюбивый
характер. Оттого всё чаще можно услышать, что христианство и
коммунизм чуть ли ни одной природы, и цель у них одна – забота
о человеке.

Таким образом,
«низы» не способны в нынешнее смутное время на иное
мировоззрение, коммунистическим же «верхам» иного и не
нужно. Жизнь нередко соединяет несоединимое. Понятно, когда о
близости коммунистических и христианских идеалов говорят люди,
которые ничего не знают о религии. Менее понятно, когда некоторые
православные мыслители, церковные и общественные деятели тоже
поддаются этому соблазну, – уже забыли уроки коммунизма?

Сменовеховцы,
евразийцы, национал-большевики считали, что коммунизм – меньшее
зло. Им казалось, что большевики ценою огромных жертв восстановили
российское государство и защитили его от растлевающего влияния
западной цивилизации, от агрессивных притязаний индустриальных
держав. История кроваво опровергла эти иллюзии. Но когда пагубные
последствия коммунистического господства стали очевидными, вновь
возникают различные формы его апологии. Невозможно согласиться с
мнением, высказанным в первой половине девяностых годов владыкой
Иоанном, митрополитом Санкт-Петербургским: «Революционеры
– разрушители, после уничтожения русской государственности
ощутившие на себе всю полноту бремени державной ответственности,
оказались вынужденными – пусть в изуродованной и извращённой
форме – вернуться к вековым началам соборности»
.
Изуродованная и извращённая соборность является чем-то прямо
противоположным соборности, так же как изуродованный и извращённый,
то есть ложный, облик Христа явит собой не кто иной, как антихрист.
Большевики по природе вещей не способны ощутить на себе всю
полноту бремени державной ответственности
, тем более
руководствоваться ею, ибо разрушали российское государство для того,
чтобы заменить его антинациональной кровавой диктатурой –
оплотом мировой революции.

«С чего
начать?» 
– или что подменяет коммунизм

Как известно,
классики марксизма-ленинизма не только всячески критиковали религию,
не понимая её сути, но и подвергали её всяческой хуле и злобной
ругани.

«Религиозное
убожество есть в одно и то же время выражение действительного
убожества и протест против этого действительного убожества. Религия –
это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира, подобно тому
как она – дух бездушных порядков. Религия есть опиум для
народа» 
(К. Маркс).

«Религия
есть один из видов духовного гнета, лежа­щего везде и повсюду на
народных массах, задавленных вечной работой на других, нуждою и
одиночеством… Религия 
– род духовной
сивухи, в кото­рой рабы капитала топят свой человеческий образ,
свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь» 
(В.И.
Ленин).

Вместе
с тем идеология коммунизма направлена на подмену религии, стремится
обратиться в неё, как старая колдунья в прекрасную девицу, перенять
её форму. Бо­рясь с ре­ли­ги­ей как «пре­врат­ным
ми­ро­воз­зре­ни­ем»
 (К.
Маркс), ком­му­низм при­ни­ма­ет
лож­норе­ли­ги­оз­ное об­ли­чье. Его
идео­ло­гия пре­тен­ду­ет на соб­ст­вен­ную
вер­сию со­тво­ре­ния ми­ра и происхождения
человека (дарвинизм). В ос­но­ве её – не научная
теория, а ве­ро­уче­ние со
сво­его ро­да «свя­щен­ным пи­са­ни­ем»,
с «дог­ма­та­ми» и «за­по­ве­дя­ми».
В идеологии содержится своё учение о пути «спа­се­ния»
и свои «му­че­ни­ки ве­ры». Она
вы­дви­га­ет, в кон­це кон­цов, сво­его
«спа­си­те­ля», ко­то­рый, в
от­ли­чие от ис­тин­но­го Спа­си­те­ля,
не сам идет на жерт­ву, а по­сы­ла­ет на смерть
мил­лио­ны лю­дей. Коммунистическая
псев­до­ре­ли­гия
,
профанируя священные образы, насаждает свои «дог­ма­ты»,
«культ», «об­ряд», своё причисление к
«лику святых» и свою «анафему», свои
це­ре­мо­ни­аль­ные дей­ст­вия (па­ра­ды,
де­мон­ст­ра­ции, со­б­ра­ния, пе­ние
«Ин­тер­на­цио­на­ла»). Для этого
коммунистический режим стро­ит и куль­то­во оформ­ля­ет
«хра­мы» (двор­цы со­ве­тов, съез­дов,
клу­бы, крас­ные угол­ки с портретами Ленина –
пародирование крас­но­го
уг­ла 
с
иконами в рус­ских из­бах); воз­во­дит гроб­ни­цы
(мав­зо­леи), под­ме­ня­ет мо­щи свя­тых
му­мия­ми во­ж­дей (хотя, с по­сле­до­ва­тель­но
атеи­сти­че­ских и ма­те­риа­ли­сти­че­ских
по­зи­ций не­воз­мож­но объ­яс­нить
по­кло­не­ние пра­ху во­ж­дя)[1].

Ком­му­ни­сти­че­ские
де­мон­ст­ра­ции па­ро­ди­ру­ют
хри­сти­ан­ский кре­ст­ный ход, со свои­ми
«хо­руг­вя­ми» (транс­па­ран­та­ми,
зна­ме­на­ми), порт­ре­та­ми «свя­тых»
(во­ж­дей). В во­ж­де со­циа­лиз­ма
пер­со­ни­фи­ци­ру­ют­ся ка­че­ст­ва
вер­хов­но­го жре­ца, а то и че­ло­ве­ко-­бо­га
(Ста­лин). Су­ще­ст­ву­ют ком­му­ни­сти­че­ские
«свя­щен­ные пи­са­ния» (про­из­ве­де­ния
«классиков» и вождей, по­ста­нов­ле­ния
пар­тии) и кас­та их тол­ко­ва­те­лей.
Мно­гие идео­ло­ги­че­ские ло­зун­ги
являются своего рода молитвенными заклинаниями: име­нем
ре­во­лю­ции, без Ле­ни­на по ле­нин­ско­му
пу­ти, свя­щен­ная не­на­висть…
 Ком­му­ни­сти­че­ский
го­лубь ми­ра за­ме­ща­ет об­раз Ду­ха
Свя­то­го, изо­бра­жаю­ще­го­ся в
христианской ико­но­пи­си в об­ра­зе
го­лу­бя: «…И се, от­верз­лись
Ему не­бе­са, и уви­дел Ио­анн Ду­ха Бо­жия,
Ко­то­рый схо­дил, как го­лубь, и нис­пус­кал­ся
на Не­го»
 (Мф. 3.16). Куль­то­во-об­ря­до­вая
сто­ро­на со­циа­лиз­ма
инициируется ком­му­ни­сти­че­ской
антибытийной мис­ти­кой
.

Са­кра­ли­зу­ют­ся
не­ко­то­рые гра­ж­дан­ские празд­ни­ки,
профанируя ре­ли­ги­оз­ные. Так глав­ный
со­вет­ский празд­ни­к – день пер­вой
в ми­ре со­циа­ли­сти­че­ской
ре­во­лю­ции 
(7-е но­яб­ря) был
на­це­лен на за­ме­ще­ние Ро­ж­де­ст­ва
Хри­сто­ва. По су­ще­ст­ву, седь­мо­го
но­яб­ря от­ме­ча­лось ро­ж­де­ние
со­ци­аль­но­го ан­ти­хри­ста
 –
пер­вое всецелое во­пло­ще­ние идео­ло­гии
не­бы­тия. Де­мон­ст­ра­ция
тру­дя­щих­ся 
в этот день долж­на бы­ла
сим­во­ли­зи­ро­вать и сти­му­ли­ро­вать
пре­дан­ность ду­ху со­циа­ли­сти­че­ско­го
ро­ж­де­ст­ва
, во­ен­ный па­рад –
за­яв­лять об от­мо­би­ли­зо­ван­ной
мо­щи для за­щи­тыпер­во­го плац­дар­ма.
1 мая – Ме­ж­ду­на­род­ный день
со­ли­дар­но­сти тру­дя­щих­ся
 –
подражал Вос­кре­се­нию Гос­под­ню, Пас­хе.
Это эс­ха­то­ло­ги­че­ский (ко­неч­ный,
за­пре­дель­ный) празд­ник гря­ду­ще­го
все­мир­но­го тор­же­ст­ва ком­му­низ­ма.
Де­мон­ст­ра­ция в этот день свидетельствовала о
спло­чён­ностито­ва­ри­щей в
ан­ти­хри­сте 
(тру­дя­щих­ся
все­го ми­ра
) в борь­бе за пол­ное и
окон­ча­тель­ное 
ут­вер­жде­ние
ком­му­низ­ма во всём ми­ре. Во­ен­ный па­рад
дол­жен был по­ка­зы­вать мощь и
го­тов­ностьис­поль­зо­вать эту сплочённость для
все­мир­ной экс­пан­сии. Это ра­зо­бла­ча­ло
аг­рес­сив­ные при­тя­за­ния
ком­му­ни­сти­че­ско­го ре­жи­ма,
по­это­му в по­след­ние го­ды в СССР
от­ка­за­лись от во­ен­но­го па­ра­да
1 Мая.

Какую
же цель преследовала эта вселенская подмена? Какую сверхзадачу
камуфлировал этот глобальный обман? Сло­ва Спа­си­те­ля
о дья­во­ле («он
лжец и отец лжи»
 /Ин.
8,44/) можно отнести и к коммунистической идео­ло­гии
как фор­ме
ми­ро­во­го зла
,
цель которого – полная
окончательная
 гибель
человека. Но поскольку человечество, естественно, не может
согласиться на собственную гибель, его нужно заманить,
обратить болотные
огни
 в
путеводные светила. Но эта эзотерическая –
тайная – цель, как правило, скрывается и экзальтированно
скандируется в состояниях идеологической одержимости: «И
как один умрём в борьбе за это»
[2]Идеология
материалистического атеизма направлена на глобальные фикции. Её
окончательной целью, тем, что скрывается за всеми явными целями,
оказывается смерть – небытие как
таковое.

«Что
делать?»
 – или что уничтожает коммунизм

Распространено
мнение, что идея коммунизма прекрасна, но в процессе реализации она
была извращена. Между тем история человечества не знает большего
согласия между теорией и практикой, чем в странах с коммунистическим
режимом. Тип государства, неизменные многомиллионные жертвы,
классовое неравенство, невиданные гонения на верующих, разрушение
религиозного и построение атеистического уклада жизни, – всё
это результаты скрупулёзного следования догмам идеологии.
Произведения классиков марксизма-ленинизма преисполнены инфернальной
ненависти
 к Богу, к религии, агрессии к Церкви. Для
удостоверения в этом достаточно заглянуть в сборник «Маркс,
Энгельс, Ленин о религии». Непредвзятый анализ коммунистической
доктрины убеждает в том, что эта идеология не только предельно
атеистична, но и является теоретическим обоснованием тотального
богоборчества
. Поскольку христианство – религия
Богочеловека – есть высшее откровение личности (явление
личности Божественной в личности человеческой), и откровение
церковной соборности людей, – то коммунизм, нацеленный на
разрушение оснований бытия и божественных основ личности,
является радикальным антихристианством. Коммунизм –
самая радикальная во всей мировой истории антихристианская доктрина и
сила. Если коммунизм – не антихристианство, то что тогда –
антихристианство?!

Идео­ло­гия
коммунизма на­прав­ле­на на унич­то­же­ние
хри­сти­ан­ских ос­нов жиз­ни, паразитируя на
хри­сти­ан­ской сис­те­ме цен­но­стей,
по­это­му раз­ру­ши­тель­ная при­ро­да
со­циа­лиз­ма-ком­му­низ­ма вполне
рас­кры­ва­ет­ся с хри­сти­ан­ских
по­зи­ций. Не слу­чай­но он сфор­ми­ро­вал­ся
в хри­сти­ан­ских стра­нах, в дру­гие же
куль­ту­ры толь­ко пе­ре­но­сил­ся.

Прежде всего,
христианство и коммунизм непримиримы в концепции происхождения
человека. Хри­сти­ан­ст­во ут­вер­жда­ет
бо­го­по­доб­ие че­ло­ве­ка как выс­шую,
ни к че­му не сво­ди­мую цен­ность в этом ми­ре.
Только к имеющему образ и подобие Божие человеку могут быть обращены
слова: «Воз­лю­би Гос­по­да Бо­га
твое­го всем серд­цем тво­им и всею ду­шою тво­ею
и всем ра­зу­ме­ни­ем тво­им… Воз­лю­би
ближ­не­го твое­го, как са­мо­го се­бя»
 (Мф.
22. 37-39). Как писал Н.А. Бер­дя­ев, «Бог
глуб­же во мне, чем я сам»
. Ис­тин­ный
ан­тро­по­цен­тризм воз­мо­жен толь­ко в
тео­цен­тризме. Откровение хри­сти­ан­ст­ва о
че­ло­ве­ке одарило его не­ви­дан­ными
си­лами и связано с упо­ва­нием на его высокую миссию в
мире. Бог создал человека по Своему об­ра­зу и
по­до­бию.
 За то, как человек провёл зем­ную
жизнь, он дол­жен бу­дет от­ве­тить пе­ред
Гос­по­дом в свой смерт­ный час. Верой и до­б­ры­ми
де­ла­ми че­ло­век спа­са­ет­ся,
нас­ле­ду­ет жизнь веч­ную и Цар­ст­во
Не­бес­ное. То, что человек есть образ и подобие Божие,
означает, что человек – неповторимая, сво­бод­ная
лич­но­сть, обладающая со­зи­да­тель­ной
волей, способная к ду­хов­но­му со­вер­шен­ст­во­ва­нию.

От­ка­зы­ва­ясь
от Бо­га, че­ло­век отвергает сво­ю сущ­но­сть.
Кон­цеп­ция че­ло­ве­ка – его
про­ис­хо­ж­де­ние, при­ро­да,
на­зна­че­ние – в первую очередь бы­ла
извращена атеистической идео­ло­ги­ей, утверждающей, что
человек – результат эволюции обезьяны, либо случайных природных
процессов. В че­ло­ве­ке отрицалось главное –
собственно человеческое: не­бес­ное про­ис­хо­ж­де­ние,
веч­ная ду­ша, обладающая свободной волей и вселенской
ответственностью. И это без­бож­ное, уни­жен­ное,
обез­ду­шен­ное су­ще­ст­во
объ­яв­ля­лось ца­рём при­ро­ды.
Предельное умаление человеческой сущности и унижение человеческого
достоинства в коммуно-социализме вынудило Ф.М. Достоевского
припечатать: «Коммунизм! Нелепость! Ну можно ли, чтоб
человек согласился ужиться в обществе, в котором у него отнята была
бы не только вся личность, но даже и возможность инициативы доброго
дела, вместе с тем сняты были бы (и преследовались насмешкой) даже
малейшие ощущения в сердце вашем чувства благодарности, без которого
не может и не должен жить человек. Учение “скотское”»
.

Коммуно-социализм
стре­мит­ся к пол­но­му ус­ред­не­нию
ка­че­ст­вен­но­го мно­го­об­ра­зия
жиз­ни, к
унич­то­же­ниюче­ло­ве­че­ской ин­ди­ви­ду­аль­но­стилич­но­сти как
искры Бо­жией. «Со­циа­ли­сти­че­ская
идео­ло­гия стре­мит­ся ре­ду­ци­ро­вать
че­ло­ве­че­скую лич­ность к её са­мым
при­ми­тив­ным, низ­шим сло­ям и в ка­ж­дую
эпо­ху опи­ра­ет­ся в этом на наи­бо­лее
ра­ди­каль­ную “кри­ти­ку че­ло­ве­ка”,
соз­дан­ную в то вре­мя»
 (И.Р.
Ша­фа­ре­вич). Борясь с божественным образом в человеке,
социализм разрушает все онтологические основы человеческого
бытия.

Прежде всего,
коммунизм объ­яв­ля­ет войну духу, утверждая первичность
материи. Внут­рен­ний пафос коммунизма –
тотальная ан­ти­ду­хов­ность. При
радикальной материалистической установке ничто не удерживает человека
от деградации, он делает жертвой плотских страстей и сатанинских
стихий.

Тоталитарная
коммунистическая идео­ло­гия
от­ри­ца­ет сво­бо­ду че­ло­ве­ка,
пре­вра­щая его в «вин­тик» социальной
машины. «В социализме личинки, в
христианстве крайнее развитие личности и свободной воли»
 (Ф.М.
Достоевский). Когда свобода сводится к осоз­нан­ной
не­об­хо­ди­мо­сти
, че­ло­век дол­жен
соз­на­тель­но от­ка­зать­ся от сво­бо­ды,
от­дать­ся ме­ха­ни­сти­че­ской
не­об­хо­ди­мо­сти, «за­ко­ну» ре­во­лю­ци­он­ной
це­ле­со­об­раз­но­сти
.

«Бог есть
лю­бовь»
 (1 Ин. 4. 8), и Бог ждёт от сво­бод­но­го
че­ло­ве­ка сво­бод­ной люб­ви. «Спо­соб
осу­ще­ст­в­ле­ния един­ст­ва во Хри­сте,
для со­зи­да­ния Те­ла Его, есть лю­бовь
»
(прот. Александр Шме­ман). В христианстве лю­бовь –
основной бытийный импульс лич­но­сти. Со­циа­л-коммунизм
куль­ти­ви­ру­ет не­на­висть ивсе­об­щую вра­ж­ду
– 
клас­со­вую борь­бу, пра­вед­ный
гнев
 и т.п. Социалистическое рабское общество построено на
началах, противоположных христианской соборности: «Социализм
основан на неуважении к человечеству (стадность)»
(Ф.М.
Достоевский). Коммунизм
раз­ру­шаетре­ли­ги­оз­но-нрав­ст­вен­ные ос­но­вы
се­мьи
, на ран­них эта­пах от­кры­то
от­ри­цая её, на позд­них – пре­вра­щая
в ячей­ку общественного улья.

Коммунизм
за­пре­ща­ет ча­ст­ную соб­ст­вен­ность,
ко­то­рая яв­ля­ет­ся фор­мой
ин­ди­ви­ду­аль­ной свя­зи че­ло­ве­ка
с кос­мо­сом (су­ще­ст­ва­ми, пред­ме­та­ми,
зем­лёй). Это де­ла­ет не­эф­фек­тив­ным
на­род­ное хо­зяй­ст­во и раз­ру­ша­ет
его органичный уклад, ибо экономическая ак­тив­ность
при­зва­на реа­ли­зо­вы­вать ре­ли­ги­оз­ное
на­зна­че­ние че­ло­ве­ка как хо­зяи­на
и уст­рои­те­ля зем­но­го по­ряд­ка.
Милитаристическая экономика тоталитаризма необходима для мобилизации
всех ресурсов общества на экспансию коммунистического образа жизни.

По существу
коммунизм направлен на разрушение всех органичных основ человеческого
бытия, что неизбежно вызывает сопротивлениеживой жизни.
Поэтому все попытки воплощения коммуно-социализма приводили к
насильственному переустройству общества. «Социализм– это
отчаяние когда-нибудь устроить человека. Они устраивают его
деспотизмом и говорят, что это самая-то и есть свобода!»
(Ф.М.
Достоевский). Вместо органичной жизни насаждается механистическая
система, в которой человеку отводится роль безвольного бездумного
винтика. «У них не человечество, развившись
историческим, 
живым путём до конца,
само собою обратится, наконец, в нормальное общество, а, напротив,
социальная система, выйдя из какой-нибудь математической головы,
тотчас же и устроит всё человечество и в один миг сделает его
праведным и безгрешным, раньше всякого живого процесса, без всякого
исторического и живого пути!
 Оттого-то они так
инстинктивно и не любят историю: “безобразия одни в ней да
глупости” 
– и всё одною только глупостью
объясняется! Оттого так и не любят 
живого процесса
жизни: не надо 
живой души! Живая душа жизни
потребует, живая душа не послушается механики, живая душа
подозрительна, живая душа ретроградна! А тут хоть и мертвечинкой
припахивает, из каучука сделать можно, 
– зато
не живая, зато без воли, зато рабская, не взбунтуется!..
Главное 
– думать не надо! Вся жизненная правда
на двух печатных листках умещается!»
 (Ф.М.
Достоевский).

Предельная цель
коммунизма – раз­ру­ше­ние Церк­ви
Бо­жи­ей – 
Бо­гом ус­та­нов­лен­но­го
об­ще­ст­ва ве­рую­щих во
Хри­ста, со­еди­нён­но­го сло­вом
Бо­жи­им, свя­щен­но­на­ча­ли­ем и
Та­ин­ст­ва­ми, под не­ви­ди­мым
управ­ле­ни­ем Са­мо­го Гос­по­да и Ду­ха
Бо­жия, для веч­ной жиз­ни и спа­се­ния
.
Ис­тин­но­му об­ще­ст­ву, брат­ст­ву
в люб­ви
 коммунизм
про­ти­во­пос­тав­ля­ет то­ва­ри­ще­ст­во
в не­на­вис­ти и лжи
. Церковь объединяет живых и
мёртвых, её граница – между пропавшими и спасёнными, а не между
живущими и умершими. Связь с предками, святыми чрезвычайно сильна в
Церкви. Коммунистическая идеология отрывает живущих от предков, для
чего стремится опорочить святых, осквернить мощи, оклеветать прошлое.
Коммунизм обрубает в че­ло­ве­ке связь с веч­но­стью,
вытравливает па­мять о веч­ной жиз­ни. Хри­стос –
Гла­ва Церк­ви, а Цер­ковь – Его Те­ло. Жизнь в
Церк­ви есть со­зи­да­ние Те­ла Хри­сто­ва.
Ис­тин­но­го Гла­ву со­циа­лизм под­ме­ня­ет
ан­ти­хри­стом, а Град Бо­жий
уто­пи­ей. Экк­ле­сия – Цер­ковь
– оз­на­ча­ет «со­б­ра­ние всех
вме­сте в 
един­ст­во» (св.
Кирилл Ие­ру­са­лим­ский). «Это
есть 
един­ст­во лю­дей во
Хри­сте с Бо­гом и 
един­ст­во лю­дей
во Хри­сте ме­ж­ду со­бой
» (прот. Александр
Шме­ман). «Цер­ковь есть един­ст­во не
толь­ко в том смыс­ле, что она од­на и един­ст­вен­на,
она есть 
един­ст­во,пре­ж­де
все­го, по­то­му, что са­ма её сущ­ность
за­клю­ча­ет­ся в 
вос­со­еди­не­нии раз­де­лён­но­го
и раз­дроб­лен­но­го че­ло­ве­че­ско­го
ро­да
» (Г.В. Фло­ров­ский). «Цер­ковь
есть по­до­бие бы­тия Святой Трои­цы, по­до­бие,
в ко­то­ром 
мно­гие ста­но­вят­ся
од­ним
» (митр. Антоний Блюм). Коммунизм
во­пло­ща­ет си­лыраз­до­ра, раз­ла­да,
разъ­е­ди­не­ния, рас­па­де­ния все­го
в ни­что. Он про­ти­во­по­ло­жен всем
бы­тий­ным, мис­ти­че­ским си­лам,
со­зи­даю­щим ис­тин­ную че­ло­ве­че­скую
общ­ность – со­бор­ность, Цер­ковь. Вос­ста­ние
на Цер­ковь есть вос­ста­ние на един­ст­во,
свя­тость, со­бор­ность, пре­ем­ст­вен­ность
и ис­тин­ную ие­рар­хич­ность жиз­ни.

В ко­неч­ном
ито­ге коммуно-со­циа­лизм на­прав­лен на
раз­ру­ше­ние тех ре­аль­но­стей, ко­то­рые
со­зи­да­ют­ся хри­сти­ан­ст­вом. «Социализм
состоит в том, что, выйдя из-под христианской цивилизации и для того
разрушив её, создать свою на основании отрицания небесного царства и
ограничиваясь одним земным. Прямо антихрист»
 (Ф.М.
Достоевский).

Об­ра­ща­ясь
к со­циа­ли­стам, Ни­ко­лай Бер­дя­ев
пи­сал: «Ги­бель лич­но­сти че­ло­ве­че­ской
долж­на окон­ча­тель­но за­вер­шить­ся в
ва­шем че­ло­ве­че­ском кол­лек­ти­ве,
в ко­то­ром по­гиб­нут все ре­аль­но­сти,
в ва­шем гря­ду­щем му­ра­вей­ни­ке, этом
страш­ном Ле­виа­фа­не… Ваш кол­лек­тив
есть 
лже­ре­аль­ность,
ко­то­рая долж­на вос­стать на мес­те ги­бе­ли
всех под­лин­ных ре­аль­но­стей, ре­аль­но­сти
лич­но­сти, ре­аль­но­сти на­ции,
ре­аль­но­сти Церк­ви, ре­аль­но­сти
че­ло­ве­че­ст­ва, ре­аль­но­сти
кос­мо­са, ре­аль­но­сти Бо­га. По­ис­ти­не
вся­кая ре­аль­ность есть лич­ность и име­ет
жи­вую ду­шу – и че­ло­век, и на­ция, и
че­ло­ве­че­ст­во, и кос­мос, и Цер­ковь,
и Бог. Ни­ка­кая лич­ность в ие­рар­хии
лич­но­стей не унич­то­жа­ет­ся и не гу­бит
ни­ка­кой лич­но­сти, но вос­пол­ня­ет и
обо­га­ща­ет. Все ре­аль­но­сти вхо­дят в
кон­крет­ное все­един­ст­во. Ваш же без­лич­ный
кол­лек­тив, ли­шён­ный ду­ши, ото­рван­ный
от он­то­ло­ги­че­ской ос­но­вы, не­сёт
в се­бе смерть вся­ко­му лич­но­му бы­тию. И
по­то­му тор­же­ст­во его бы­ло бы
тор­же­ст­вом ду­ха не­бы­тия, по­бе­дой
ни­что
».

До­ми­нан­та
коммуно-со­циа­лиз­ма – бо­го­бор­че­ский
ти­та­низм
, скры­тая или яв­ная одер­жи­мость
борь­бой с тво­ре­ни­ем Бо­жи­им и с Са­мим
Твор­цом. По­это­му со­циа­ли­сти­че­ская
идео­ло­гия на­прав­ле­на на раз­ру­ше­ние
ре­ли­гии – свя­зи че­ло­ве­ка
с Бо­гом, ос­но­вы че­ло­ве­че­ско­го
су­ще­ст­во­ва­ния. «Со­циа­лизм
есть не толь­ко ра­бо­чий во­прос или так
на­зы­вае­мо­го чет­вер­то­го со­сло­вия,
но по пре­иму­ще­ст­ву есть 
атеи­сти­че­ский во­прос,
во­прос со­вер­шен­но­го во­пло­ще­ния 
ате­из­ма,
во­прос Ва­ви­лон­ской баш­ни, строя­щей­ся
имен­но без Бо­га, не для дос­ти­же­ния не­бес
с зем­ли, а све­де­ния не­бес на зем­лю
»
(Ф.М.Дос­то­ев­ский). Ос­но­во­по­лож­ни­ки
коммунистической идеологии ни­ко­гда не скры­ва­ли
на­ме­ре­ния по от­но­ше­нию к ре­ли­гии:
«Борь­ба с ним (хри­сти­ан­ским
ми­ро­по­ряд­ком)… в кон­це кон­цов,
яв­ля­ет­ся на­шим един­ст­вен­ным
на­сущ­ным де­лом
» (Ф. Эн­гельс).

Коммунистом
хочешь быть 
– атеистом быть обязан

Марксистский
коммунизм, как самая радикальная богоборческая идеология,
атеистичен и материалистиченпо существу, последовательно и
принципиально. Атеизм и материализм являются неотъемлемойсущностью,
источникомэнергии и целеполагания коммунизма. Невозможно, отказавшись
от атеизма, оставаться коммунистом.

Атеистический
коммунизм призывает к строительству светлого будущего здесь
– 
на земле. Этой цели должна быть подчинена вся жизнь
всех поколений строителей коммунизмаПобеда
коммунизма 
и нужды строительства светлого
будущего
 оказываются высшими критериями мысли и жизни. Это
значит, что человеческая энергия должна сосредоточиться на глобальном
проекте земного переустройства, завершение которого выносится в
неопределенное будущее. Но чтобы сконцентрировать силы человечества
наисторическойгоризонтали, требуется
разрушить духовнуювертикаль, соединяющую душу человека с
небом и вечностью. Атеизм и служит тому, чтобы сбить усилия духовного
подъёма человечества. Чтобы компенсировать потерю духовных ценностей
и заменить их на приземленные идеалы, необходим материализм.

Атеистическая
материалистическая идеология не отрицает той религиозной истины, что
смысл человеческой жизни – за пределами жизни. Но заменяет этот
смысл на противоположный: цель жизни каждого человека «опускается»
из вечности в светлое будущее мировой истории.

Непредвзятый анализ
этой догмы показывает её полное самообессмысливание. Об
этом свидетельствуют
некоторыефундаментальныепротиворечия коммунистической
идеологии.

1. Жизнь каждого
человека абсолютно конечна. Вечная душа – иллюзия,
тело – тленно, человек после смерти не имеет никакого бытия.
Поэтому каждого индивидуума за пределами его жизни ничто ни
с чем и ни с кем не связывает. Однако эта конкретная жизнь должна
быть полностью подчинена тому абстрактному, к чему она не
имеет никакого отношения: жизни бесконечно
далеких будущих поколений. Каждое отдельно взятое
поколение по существу играет роль «удобрения» для
взращивания счастливых поколений, которые будут
жить при коммунизме
. Но так как все люди, по смыслу этой
доктрины, нумерически равнозначны – все прейдут в прах без
остатка, – непонятно: по каким критериям одни поколения люди
должны служить другим, одни поколения должны быть принесены в жертву
другим. Таким образом,«для чего мне тогда жить хорошо,
делать добро, если я умру на земле совсем? Без бессмертия-то ведь всё
дело в том, чтоб только достигнуть мой срок, и там хоть всё гори. А
если так, то почему мне (если я только надеюсь на мою ловкость и ум,
чтоб не попасться закону) и не зарезать другого, не ограбить, не
обворовать, или почему мне, если уж не резать, так прямо не жить на
счёт других, в одну свою утробу? Ведь я умру, и всё умрёт, ничего не
будет!»
 (Ф.М. Достоевский).

2. Более
того, диалектический материализм утверждает, что и
человечество, и мироздание в целом абсолютно конечны.
Вселенная представляет собой вечный «круговорот, в
котором каждая конечная форма существования материи –
безразлично, солнце или туманность, отдельное животное или животный
вид, химическое соединение или разложение – 
одинаково
преходяща
 и в которойничто не вечно,
кроме вечно изменяющейся материи и законов её движения и
изменения»
 (Ф. Энгельс «Диалектика природы»).
Конечная катастрофа, которая, как уверяет Энгельс, «с
железной необходимостью… истребит на Земле свой высший цвет –
мыслящий дух» – 
превратит все достижения
человечества в небытие. Но этим обессмысливаются все
усилия всех поколений строителей коммунизма. Таким
образом, то светлое будущее, ради которого человечество
приносит кровавые жертвы в революциях, классовой борьбе,
перековке, строительстве, перестройке
, есть абсолютнаяиллюзия.
Вселенная оказывается бесконечным клокотанием хаоса, а горение
истории человечества оправдывается только яркой вспышкой в конце её –
перед наступлением полного и окончательного мрака.

3. В идее
«атеистического будущего» заложено принципиальное
противоречие. С одной стороны, оно должно быть завершено,
чтобы цель была достигнута, чтобы был подвигающий итог. С другой же –
время никогда не может завершиться, ибо цель не должна
исчезнуть
, чтобы продолжалось бесконечное поступательное движение
(«наш бог – бег» – Маяковский).
Получается, что «атеистическое будущее» одновременно
должно и завершиться, и не завершиться. Этим в атеистическом
мировоззрении размывается понятие исторического времени, ибо оно
может иметь смысл только внутри вечности. Во избежание осознания
этого противоречия оно прикрывается таким противоречивым
представлением о вечности, которое можно назвать «неопределённой
длительностью». Причём не-вечность времени
маскируется.

4. Несостоятелен во
всех отношениях фундамент атеистической морали, ибо он
логически абсолютно противоречив:

— система морали
состоит из неких норм, общезначимых и общеобязательных нравственных
предписаний, имеющих вследствие этого объективный характер, исходящих
из незыблемого вечного авторитета;

— нормы –
общеобязательные установления морали – не могут являться чем-то
материальным по определению;

— значит, мораль как
таковая может иметь только объективный и духовный характер;

— но именно
объективная духовность начисто отрицается материалистическим
атеизмом, который допускает лишь субъективную духовностьв нашей
голове
.

Отсюда ясно, что в
атеистическом материалистическом мировоззрении нет и не
может
 быть системы объективной нравственности. Эта
идеология аморальна не только по своим результатам, но и по исходным
принципам. Очевидно, что «Без веры в свою душу и в её
бессмертие бытие человека неестественно, нёмыслимо и невыносимо…
Нет добродетели, если нет бессмертия… Если нет Бога и
бессмертия души, то не может быть и любви к человечеству… Коли
Бога бесконечного нет, то и нет никакой добродетели, да и не надобно
её тогда вовсе» 
(Ф.М. Достоевский). Достоевский с
различных сторон описывает главную коллизию нравственности: «Если
Бога нет, то всё позволено»
. Об этом и герой «Братьев
Карамазовых» Иван Карамазов: «Уничтожьте в
человечестве веру в своё бессмертие… тогда ничего уже не будет
безнравственного, всё будет позволено, даже антропофагия… Для
каждого частного лица, например как бы мы теперь, не верующего ни в
Бога, ни в бессмертие своё, нравственный закон природы должен
немедленно измениться в полную противоположность прежнему,
религиозному, и эгоизм даже до злодейства не только должен быть
дозволен человеку, но даже признан необходимым, самым разумным и чуть
ли не благороднейшим исхода в его положении».
 Поскольку
для нравственности нет никаких оснований, то «друг
человечества с шатостию нравственных оснований есть людоед
человечества, не говоря о его тщеславии; ибо оскорбите тщеславие
которого-нибудь из сих бесчисленных друзей человечества, и он тотчас
же готов зажечь мир с четырех концов из мелкого мщения»
 (Ф.М.
Достоевский).

Возразить на всё это
можно только с позиций нёматериалистических, что и делает атеизм. Но
это значит, что, прикрывая одно, он обнажает другое: беря на
вооружение нёматериалистические аргументы, атеизм опровергает себя.
Подобную попытку самоутверждения самоопровержением и
представляет собой диалектический материализм –
единство несоединимого. Ибо возможна только диалектика идей, смыслов,
законов, природа которых не может быть материальной, если даже это
будут законы материального мира. В материи самой по себе не может
быть диалектики, а диалектика не может быть по природе материальной.

5. Если разрушить
духовные ориентиры, благодаря которым человечество тысячелетиями себя
созидало, и заменить их противоположными, то по логике вещей эта
подмена должна привести к разрушению достигнутого. Этот
закон невозможности земного благоустроения при
богоборчестве
 подтвердился практически во всех без
исключения случаях воплощения коммунистической атеистической
идеологии. Ни одна страна не стала богаче ни духовно, ни материально
после внедрения системы государственного атеизма и
материализма
, но все они во многом откатились назад. Во всех
странах при захвате их силами атеистической идеологии было уничтожено
невиданное количество людей и нанесены огромные разрушения. Это и
теоретически и практически доказывает: и материальное процветание
недостижимо при тотальном подчинении всей жизни борьбе за
материальное процветание. Без религии, без высших нравственных и
социальных ценностей и ориентиров человеческое общество не способно
даже на значительные достижения в материальной цивилизации.

Таким образом,
коммунистический идеал светлого будущего на земле не
только обессмысливается фактом неизбежной полной гибеливсех
его достижений, но и недостижим по существу. Он
представляет собой не только глобальную иллюзию –
то, что само по себе существует, но принципиально недостижимо, но и
полную фикцию – то, чего никогда нигде не было
и быть не может по природе вещей.

Логическую
несостоятельность коммунистической атеистической идеологии можно
обнаружить во всех её сферах. Поэтому идеология так меняет психологию
человека, чтобы критическое её рассмотрение стало невозможным. В
идеальном случае догмы идеологии должны стать предметом
бессознательной веры. В худшем случае обнажающие критические вопросы
вытесняются из поля зрения. Противоречия идеологии выпадают из сферы
интереса идеологов. Любые указания на фундаментальные противоречия
кончаются тем, что теоретики стремятся перевести взор на
«спасительные» догмы, требующие слепой веры, а не
понимания. Ибо полное самоосознание идеологической доктрины неизбежно
приведёт к её самоотрицанию.

Осознание смысла
разоблачает бессмыслицу
. Но последовательность мысли требует
мужества выбора и поступка, понять – значит изменить своё
отношение к господствующим представлениям, изменить образ жизни.
Именно это не способны совершить верные –
жрецы атеизма, ибо служили ему по большей части не по совести, а
за чечевичную похлебку.

Чтобы скрыть то, что
скрыть невозможно, и в то же время создать для человека возможность
самооправдания, идеологическая система внедряет психологию
двоемыслия
. Человек знает, но не хочет замечать проблемы. Он не
может не знать, но не хочет знать. Синдром идеологического
двоемыслия
 глубоко исследован Достоевским, Оруэллом,
Кёстлером.

Идеология коммунизма
полна явных противоречий. Большинство из них носит не теоретический,
а экзистенциальный характер. Эти противоречия не только
структурируют идеологическую систему, но и складываются в
организующие принципы жизни общества. Коммунизм можно не ловить на
противоречиях, ибо нелогичность, непоследовательность и, в конечном
счёте, ложь и бессмысленность являются фундаментом его
мировоззренческой концепции. Атеистическая материалистическая
идеология не может быть непротиворечивой, ибо она является единством
того, что отрицается и самого отрицания.

Так
материалисты-атеисты не могут требовать аморальности впрямую, открыто
и до конца отрицать нравственность как идеальные общеобязательные
нормы, хотя именно такое отрицание и заложено в их мировоззрении.

Пафосом борьбы за
торжество идеи атеизма и материализма идеология
подрубает собственные корни. Материалисты фактом борьбы за абсолютный
для них идеал отрицают материалистическую картину
мира.

«Уничтожьте
в человечестве веру в своё бессмертие, в нём тотчас же иссякнет не
только любовь, но и всякая живая сила, чтобы продолжать мировую
жизнь» 
(Ф.М. Достоевский).Атеисты не могут быть вполне
атеистами, так как последовательная логика их доктрины требует от них
нёмедленного бесцельного самоистребления. Как было
сказано, цель и смысл жизни в атеистической картине мира полностью
иллюзорны и фиктивны. Если бы атеист осознал до конца, что эволюция
мироздания, история цивилизации, судьба каждого человека
обессмысливаются фактом полной и окончательной гибели всего и
вся
, он должен был бы признать бессмысленность собственной жизни,
тем более бессмысленность напряжённой борьбы за какие-то «идеалы».

Чем же оправдать
своё существование, если итоги его совершенно бессмысленны?! Логика
этого героического пессимизма в конечном итоге
должна была бы привести к необходимости самоубийства. Но атеисты,
естественно, не имеют мужества до конца осознать и утверждать в
собственной жизни железные выводы атеистической материалистической
догмы. Предельный атеизм есть отсутствие бытия – смерть. Но сам
факт существования атеиста есть отрицание атеизма как такового
.

Жизнь человека
является первейшим доказательством бытия Божия
. Уже в органичной
жизни обнаруживается прорастание смысла, гармоничный процесс с целью
впереди. Рука Творца видится в том, что вопреки энтропии происходит
усложнение, собирание, увеличение согласованности бесчисленного
количества органических систем – от содержания клетки до
вселенной. Человеческая жизнь есть непрерывное явление смысла и
постоянное утверждение идеала. Иначе ради чего бы мы ежедневно делали
то, что делаем: работаем, выполняем свои обязанности, стремимся к
чему-то, боремся против чего-то и во имя чего-то? Но всякий смысл
возможен, только если есть итоговый Смысл, а не прах и пепел.

Полный атеизм
смертелен для человека, поэтому при коммунизме люди держатся
в полупридушенных состояниях, –
полумертвый человек способен ещё быть проводником небытия, ему
оставляют столько жизни, чтобы на нём мог существовать паразит.
Получается, что атеистической системе не-атеизма нужно ровно
настолько, чтобы человек оставался в реальности как проводник
небытия
. Но невозможность для человека полного отъединения от
бытия делает возможной борьбу за его душу. Всякий богоборец в
неисповедимой глубине души соединен с Творцом бытия, с Которым он
борется, и эта связь являет потенцию освобождения и возрождения.

«Какой
дорогой идёте, товарищи?»
 – или куда
тянет коммунизм

Так как
идеология светлого будущего стремится направить
человечество на фиктивные цели, то атеизм необходим
ей и для того, чтобы лишить сознание человека духовной вертикали, с
высоты которой может быть обнаружен этот грандиозный обман и
самообман. Для иллюстрации этого, вслед за И.Р. Шафаревичем,
процитируем выдающееся по своей обнаженности высказывание одного из
идеологов постреволюционного атеистического искусства А.К.
Гастева: «Мы не будем рваться в эти жалкие выси,
которые зовутся небом. Небо – создание праздных, лежачих,
ленивых и робких людей. Риньтесь вниз!.. Мы войдём в землю тысячами,
мы войдём туда миллионами, мы войдём океаном людей! Но оттуда не
выйдем, не выйдем уже никогда»
. Воистину, упоение всеобщей
гибелью – танатос-титанизм.

Материализм нужен
идеологии, чтобы дать человеку замену того, что отбирает у него
атеизм: вместо высших духовных ценностей –фикцию
материального процветания
. Но утверждение фикции в качестве
идеала требует перманентного обмана и самообмана. Отсюда чем больше в
обществе атеизма и материализма, тем больше оно вынуждено требовать
атеизма и материализма. Ибо каждый следующий шаг к конечной фикции –
пропасти небытия – требует всё большего ослепления.

Атеизм необходим
идеологии и потому, что только с атеистических позиций можно
оправдать террор и гипнотизировать общество террором.«Если
Бога нет – то всё позволено»
 (Ф.М. Достоевский)
и всё оправдывается нуждами революции. И не потому
только, что нет Божьего наказания, но нет и Создателя, Источника
добра, нет абсолютных критериев добра и зла. Достоевский устами
старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы» говорит о
«диалектике» атеистического социализма: «Мыслят
устроиться справедливо, но отвергнув Христа, кончат тем, что зальют
мир кровью, ибо кровь зовёт кровь, а извлекающий меч погибает мечом.
И если бы не обетование Христово, то так и истребили бы друг друга
даже до последних двух человек на земле»
При
отрицании вечной жизни обесценивается и земная человеческая жизнь
.
Атеизм стремится лишить человека упования на вечность, чтобы можно
было терроризировать его возможностью отнять всё, чем он
обладает, – земную жизнь. Лишённый ощущения вечности, веры в
бессмертие души, человек судорожно цепляется за жизнь, ради её
сохранения готов идти на любую подлость. Жизнь превращается в
мерзость, если нет ценностей выше земной жизни
.

Таким образом,
религия и Церковь ведут человечество к спасению, ориентируя на вечные
ценности, в свете их давая осмысление всему и жизни в целом.
Атеистическая материалистическая идеология отвергает надмирный смысл
и погружает человечество во мрак. Её цели и идеалы имманентны
материальному космосу, чем отрицается смысл идеала как такового
(природа которого не может быть материальной) и обессмысливается
положительное содержание жизни (фактом полной и
окончательной
 гибели человека, человечества, мироздания в
целом). Как вечное адское прозябание на земле, как бесконечное
обустраивание материального мира представляют коммуноидеологисмысл
жизни.

Так как идеология
материалистического атеизма направлена на подмену истины глобальными
фикциями, то её окончательной целью, тем, что скрывается за всеми
явными целями, оказывается небытие как таковое.
Это радикальнейшая в мировой истории богоборческая идеология
и сила
. Богоборчество – это борьба против Творца и Его
творения, мира и человека. Коммунизм, как идеология разрушения
Божьего творения, есть целеполагание к небытию и
концентрация в культуре антибытийных сил,
порабощение и разложение человека духами социального небытия.
Коммунистическая идеология стремится переориентировать человечество с
пути духовного созидания на путь духовной гибели.

На что
нацелено мировое коммунистическое движение? Оно могло бы
истребить цивилизацию. Но коммунизм стремится обойти непреодолимое
сопротивление инстинкта жизни человечества и столкнуть его на путь,
который больше соответствует эзотерической цели идеологии. Как
социальная форма мирового зла коммунизм стремится не столько к
уничтожению цивилизации, сколько к духовной гибели
человечества
. Духовно же человек гибнет не с физической смертью,
а отдаваясь злу.

В конечном итоге
коммунизм насаждает в мире такие формы существования, которые были
быразрушением Божьего творения и установлением царства зла на земле.
Полное отсутствие духовной жизни и является духовной смертью. Вечное
адское прозябание на земле можно вообразить, представив себе, что
сталинизм охватил весь мир и установился навечно, или представив
полную реализацию утопии Оруэлла. Это был бы фантом, призрак жизни,
дьявольский мираж, вечное наваждение. Абсолютно механистическое и
натуральное физическое существование и было бы формой небытия.

Установлению призрачных
форм существования
 люди сопротивляются меньше, чем полному
физическому истреблению, ибо человека легче обольстить
иллюзией жизни
, нежели отобрать у него жизнь. Коммунизм допускает
человека к существованию в той степени, в какой оно способствует
созданию условий его духовной гибели. Оставляя обломки жизни и
остатки связей, которые человек боится потерять, коммунизм запугивает
смертью и заманивает в ловушку небытия. Грозя отобрать последние
жизненные блага, коммунистический режим заставляет человека всё
больше идти на сделку с совестью, предавать своих близких,
отказываться от высших идеалов. Пугая смертью, коммунизм отбирает
человеческую душу. Сильные же духом обречены на физическое
истребление. Это – попытка всеобщей селекции небытия.
Но убитый умирает мучеником, и душа его спасена. Он увеличивает силу
духовного противостояния небытию. Обольщение же ведёт к духовной
смерти. В плане вечности и спасения прельщение адской жизнью
несравненно гибельнее, чем физическая смерть.

Противостоять
мировому злу можно только силой духа, беззаветной верой в
божественные основы жизни и непреклонным мужеством перед лицом
смерти. Только когда мы готовы пожертвовать всем, в том числе и
собственной жизнью, ради сохранения своего божественного достоинства
и свободы, только тогда мы способны сохранить и саму жизнь, и высший
смысл её. Продав душу, человек теряет всё, сохранив душу, он
оставляет возможность всё обрести.

Отсюда понятно,
почему основной удар коммунизм направляет на духовную сердцевину
бытия: на Церковь как тело Христово ирелигиозную
веру
 как связь человека с божественными основами бытия.
Коммунизм последовательно захватывает все реальности, обращая их на
разрушениебожественного достоинства человеческой личности как
персоналистического стержня бытия и солидарности людей в вере как
соборного основания человечества.

«Шаг вперёд
– два назад» 
– в новое светлое
будущее

Антихристианская
доминанта
 коммунизма формирует стратегическую программу
захвата и тотального переустройства мира и человека, что диктует и
специфическую тактику. Коммунистическая экспансия направлена
одновременно вширь и вглубь реальности. Прежде всего, коммунизм
стремится захватить материал, из которого строятся ступени духовного
падения и насильственного низвержения человечества в ад. Так как у
зла нет собственной плоти, то оно паразитирует на реальности, что
требует завоевания всё новых её областей. На захваченных территориях
основная задача – вытравливание богочеловеческого
начала
 и превращение всех людских и материальных ресурсов в
новую фалангу экспансии.

Тактика
коммунистического режима может быть невероятно гибкой (отсюда
непрерывно меняющиеся русла генеральной линии партии)
потому, что для него в жизни нет ничего самоценного. Коммунизм готов
пожертвовать чем угодно ради сохранения возможностей дальнейшей
экспансии и уничтожения, сохранения плацдарма в реальности.
Сбережение коммунистических сил в отдельном регионе может быть более
важной задачей, чем физическое истребление всего в нём ценою
собственной гибели.

Стратегия и тактика
мирового коммунизма сформировались при захвате России, ставшей первым
и основным плацдармом социальных небытийных сил. Коммунизм упорно
завоёвывал реальность, чтобы выстроить из неё прельстительный и
насильственный путь к небытию.Идеология как единственно
доступная система мировоззрения нужна, чтобы соблазнить
умы. Обольщённые нужны, чтобы воспитать из
них вождей и авангард, из которых
необходимо сколотить такую партиюПартия создавалась
как рычаг для захвата государственной власти в слабом
звене
 цивилизации. Но и политическое господство – не
самоцель. Государственная мощь была необходима для
прямого уничтожения одних сфер жизни, подавления
и перековки других. Хозяйственный
механизм
 захватывался и централизовался для того, чтобы
создать из него бронированный кулак подавления и экспансии
(индустриализация и коллективизация проводились
для тотальной милитаризации экономики и общества). Культурная
и общественная
 жизнь полностью подчинялась нуждам
идеологической экспансии (культурная революция). Все социальные
группы и классы
 сбивались в коммунистическую фалангу
(социальная революция). Так большая часть исторического
тела России была отсечена и погублена (уничтожение классового
врага
), чтобы из оставшегося выковать (перековка)мировой
таран
 коммунизма.

Таково эзотерическое
целеполагание
 коммунизма, определяющее динамику его режима и
строительство его системы. То же, что складывается в
действительности, зависит от сопротивления коммунистической экспансии
сил живой жизни. Шаг за шагом коммунизм
стремился перековать всё, на чём запечатлена
богоподобность исторического творчества человечества, направляя
основной удар на область Божественного присутствия в мире:
на личность как венец Божьего творения;
на Церковь как соборное единство в Боге свободных
духовных личностей; на религию как связь человека с
Творцом. На всех ступенях внедрения в реальность коммунизм
сталкивается с её сопротивлением. Но основные импульсы борьбы исходят
из духовных, религиозных основ жизни. Поэтомухристианствоявляется
основной антикоммунистической силой
. А коммунизм является самой
радикальной антихристианской доктриной и силой в истории.

Подобную позицию
обвиняют в том, что она демонизирует коммунизм. Одни уверяют, что не
так страшен чёрт, как его малюют – мол, ничего такого не было в
советское время. Другие указывают на коммунистов современных с
естественным недоумением – разве похожи они на извергов рода
человеческого. Первых можно отослать к реальной истории: что было в
ней страшнее и бесчеловечнее, чем сталинизм, маоизм, пол-потовщина?
Со вторыми можно согласиться в том, что современный коммунист,
конечно же, далеко не классический его образец. Он соединяет в своих
взглядах многие противоположные позиции. Но это не исключает четкого
анализа явления самого по себе и последовательных выводов.

Итак, тотальное
богоборчество
 коммунизма очевидно. Если коммунизм близок
христианству, то что тогда антихристианство? Очевидно и то, что
отвержение догм коммунизма – это безусловное моральное и
религиозное требование. Вместе с тем, в реальной жизни добро и зло,
истина и ложь – переплетены. В той степени, в какой человек,
называющий себя коммунистом, не живёт по коммунистическим догмам, он
перестаёт быть коммунистом. Наличие у человека коммунистического
мировоззрения может не исключать его личной добропорядочности,
профессионализма. И напротив – оголтелое отвержение коммунизма
не означает искреннего, покаянного отказа от идейного безумствования.
Разве открытый коммунист опаснее коммуниста скрытого, а
заблуждающийся коммунист того, кто прикрывает свою богоборческую
сущность демократической демагогией?

Примечания

[1] В
православной молитве: «Гроб
Твой – источник нашего воскресения!»;
 в
советском «символе веры»: «Могила
Ленина 
– колыбель
человечества».

[2] Песня
гражданской войны «За власть Советов…».

Оригинал
этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.
22.10.2021
Нежелание нижегородцев вакцинироваться – результат проваленной информационной кампании.
19.10.2021
Хотя формально вариант переписи населения через портал Госуслуг ничем не отличается от традиционного.