16+
Аналитика
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
12.02.2020
Работы по рекультивации шламонакопителя «Белое море» полностью завершены, но проблем остается еще немало.
11.02.2020
Нижегородская ситуация с РЖД – пример несовпадения интересов федеральной структуры и интересов региона.
11.02.2020
Лучше или хуже станет Стрелка после появления ледовой арены, можно будет сказать лет через тридцать-сорок.
31 Октября 2019
806 просмотров

Копосовская дубрава еще не полностью защищена

Мария Попова
председатель союза попечительских советов парков Нижнего Новгорода
Копосовская дубрава еще не полностью защищена

Борьбой за сохранение Волжской поймы мы занимаемся с 2015 года. Как только стало известно, что участок площадью 100 гектаров планируют перевести из зоны рекреации в зону застройки, мы стали проводить публичные акции – пикеты, митинги, сборы подписей. Кроме того, мы занимались и юридическими документами, необходимыми для возвращения территории рекреационного статуса.

Решение о смене зонирования было принято в 2015 году, только через год, в конце 2016 года, это было закреплено в генплане Нижнего Новгорода. Практически сразу после этого, в феврале 2017 года, мы подали документы на возвращение рекреационного статуса территории в городскую администрацию, поскольку тогда полномочия по генплану имел муниципалитет.

И только сейчас, к осени 2019 года, эта процедура вышла на финишную прямую. За это время полномочия вновь перешли на областной уровень, и нам пришлось работать уже с региональными структурами.

Процедура смены зонирования состоит из нескольких этапов. Сначала документы рассматривает имеющая соответствующие полномочия комиссия по землепользованию, потом проходят публичные слушания, потом их результаты рассматривает комиссия по землепользованию и принимает положительное (как в данном случае) или отрицательное решение. Далее остается, чтобы было опубликовано постановление правительства Нижегородской области.

В этом октябре комиссия подвела итоги публичных слушаний, которые состоялись в мае 2018 года – то есть, спустя полтора года. Решение принято положительное. Остался технический момент – постановление за подписью губернатора о смене зонирования.

Технически процедура не очень сложная. Она не занимает много времени у заявителей: подали документы, комиссия рассмотрела, муниципалитет проводит публичные слушания, комиссия подводит итоги, издается нормативный документ. Теоретически всю процедуру можно было пройти к концу 2017 года. Но она затянулась на два года, поскольку не было политического решения. Сейчас оно принято, и это можно только приветствовать. Это с одной стороны.

Но с другой стороны, мы бы хотели показать пример другим гражданам, которые будут защищать свою рекреационную территорию (для этого мы публикуем все документы и даем необходимые советы) по аналогии с нашим случаем. И мы сталкиваемся с тем, что почти на любом этапе процедуры может произойти остановка – и на месяц, и на несколько лет. И активные граждане не могут с уверенностью сказать, когда будет решен их вопрос.

Не хватает четко обозначенных законом сроков: столько-то на рассмотрение документов, столько-то на принятие решения. Документы зависают по необъяснимым причинам. Единственный этап, где есть жесткие сроки, это проведение слушаний. А комиссия может рассматривать документы сколь угодно долго – до принятия политического решения.

Вот сейчас оно принято – и нам обещают, что процедура завершится в течение нескольких дней. Надеемся, что так и будет. Причем, предыдущее зеркальное решение о смене зоны рекреации (Р) на зону застройки (Ж) лежало на подписании год.

Но Волжская пойма это не только 100 гектаров. Между Волгой и Копосовской дубравой находится три участка – 100 гектаров, 35 гектаров и еще один, уже имеющий статус рекреационной зоны. Мы хотим, чтобы вся эта территория имела такой статус и находилась под защитой экологического законодательства, будучи включена в городской перечень и областной реестр озелененных территорий.

Тогда Копосовская дубрава будет действительно защищена. Ведь любое вмешательство в жизнь этой части поймы приведет к нарушению единой экосистемы, что отразится на состоянии памятника природы – Копосовской дубравы.

Если бы было принято решение о застройке этой части поймы, пришлось бы предпринимать какие-то масштабные компенсирующие меры – строить дамбу, засыпать подтопленную территорию и т.д.

Здесь найдено немало краснокнижных растений и птиц. И с точки зрения закона любые действия, ведущие к их исчезновению, недопустимы.

Однако, как выяснилось, у коммерческой организации «Нерудресурс 52» свои планы на участок поймы 35 гектаров. Эта компания получила федеральную лицензию на добычу полезных ископаемых и собирается добывать песок на территории 40 гектаров – то есть, к 35 гектарам добавив еще 5 гектаров от соседней рекреационной территории.

Предполагается извлечь здесь порядка 9 миллионов тонн песка. Нескончаемый поток машин будет вывозить отсюда песок. На заседании рабочей группы руководитель этой организации сказал: «Когда добудем эти 9 миллионов тонн, останется огромная воронка, из которой мы сделаем что-то вроде озера, благоустроим берега – и будет вам пляж.

Эти планы идут вразрез с нашими предложениями сделать территорию рекреационной. Так что вопрос повис в воздухе. Если вести здесь пескодобычу, это нарушит единую экосистему.

С одной стороны, власти услышали наше мнение. С другой стороны, есть «Нерудресурс 52» с федеральной лицензией. И решения, которые удовлетворили бы тех или других, – взаимоисключающие. Или сохранять экосистему, или добывать песок.

Мы готовимся к публичным слушаниям по участку 35 гектаров и надеемся, что «Нерудресурс 52» отступится от этой территории: песок можно добывать где угодно, зачем лезть на примыкающую к памятнику природы территорию? 

По теме
10.02.2020
Изменения Устава Нижнего Новгорода могут быть использованы для устранения нежелательных кандидатов.
07.02.2020
Нижегородцы как общество в целом не вовлечены в конфликт вокруг концепции благоустройства парка «Швейцария».
07.02.2020
Заметный рост промпроизводства в Нижегородской области по итогам 2019 года должен дать мультиплицирующий эффект.
06.02.2020
Если это невозможно, парку надо дать официальное название «Окский» или «Приокский».
Подборка