16+
Аналитика
03.12.2021
Цифровых помощников человека или основы не признающего границ кибергосударства?
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
03.12.2021
Слияние правых партий – шаг вполне логичный с точки зрения планировщиков политического пространства.
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
27 Октября 2015 года
264 просмотра

«Кризис и маргинализация всего исламского мира»: Презентация доклада по Исламскому Государству

Начав военную операцию в Сирии, Россия
отстаивает свои национальные интересы, а не поддерживает суннитов, шиитов или
алавитов. Прямое вмешательство РФ в сирийский конфликт продиктовано не
тактическими соображениями сохранения правящего режима Асада, а стратегическим
намерением не допустить глобального переформатирования всего ближневосточного
региона, затеянного коллективным Западом. Угрозы, связанные с усилением влияния
в РФ так называемого «Исламского государства», в целом преувеличены, однако
потенциально представляют большую опасность, поскольку определяются отсутствием
альтернативного идеологического проекта. Об этом говорили участники прошедшей
во Владикавказе презентации первого в России обзорного аналитического доклада
«Исламское государство»: сущность и противостояние», подготовленного Кавказским
геополитическим клубом.

Работа (226 страниц, включая приложения и
карты) написана авторским коллективом из девяти экспертов, специализирующихся в
том числе на исследовании прикладных аспектов исламского радикализма по тем или
иным регионам и странам. Доклад вышел под общей редакцией
секретаря-координатора КГК Яны Амелиной и главного редактора сайта Научного
общества кавказоведов Андрея Арешева. Он содержит три раздела, в которых
подробно описана новейшая история «ИГ» в западном и ближневосточном контексте,
угрозы, которая несет эта запрещенная в России террористическая организация
нашей стране, государствам постсоветского пространства и Европе, а также
перспективы дальнейшей экспансии «Исламского государства», методы и технологии
вербовки, особенности мотивации боевиков.

Кроме того, эксперты предложили рекомендации
по нейтрализации деструктивного идеологического влияния «ИГ» на российское
исламское сообщество, одна из которых — запрет на поиск признаков экстремизма в
священных текстах традиционных для России религий — де-факто уже реализована
президентом РФ. Это, впрочем, лишь небольшой технический момент в формировании
мощной системы идеологического противостояния радикальному исламизму. Очевидно,
что, как бы не складывалась обстановка на сирийских фронтах, место «ИГ» после
его разгрома может занять очередная экстремистская группировка под
исламистскими лозунгами.

Как отметил на презентации доклада Андрей
Арешев, сохранение действующего сирийского руководства в качестве фактора
стабилизации ситуации в Сирии является единственной гарантией от превращения
страны в «несостоявшееся государство» и дальнейшего расползания террористической
угрозы. Однако после 30 сентября Россию постоянно обвиняют в том, что
она, мол, «ввязалась в чужие разборки», «выступила на стороне шиитов в
шиитско-суннитском противостоянии», «поддержала кровавый режим Асада», что в
краткосрочной перспективе якобы приведет к потере лояльности суннитского
большинства российских мусульман и росту террористической активности на
территории РФ.

Отметим, что с подобными «прогнозами»
выступает крайне незначительная, но очень активная часть российского исламского
сообщества (еще находящаяся в правовом поле, но все быстрее приближающаяся к
выходу за его пределы), а также солидарная с ней группа московских либералов
(мотивы этой солидарности не вполне понятны и могут быть объяснены разве что
стокгольмским синдромом).

Все эти алармистские «прогнозы» и обвинения в
адрес России представляют собой по большей части спекуляции с очевидной
политической целью, чем реальный анализ ситуации. Арешев сделал особый акцент
на пиар- и пропагандистскую составляющие деятельности «ИГ», ведущейся на
высоком профессиональном уровне с применением всего спектра соответствующих
западных технологий. Но положение дел существенно отличается от того, чем
пугают недобросовестные пропагандисты. За последние годы, в особенности после
массовой зачистки в преддверие казанской Универсиады-2013 (Поволжье) и
сочинской зимней Олимпиады-2014 (Северный Кавказ), ситуация в этих регионах
существенно улучшилась. Часть исламистских радикалов была ликвидирована, часть
покинула Россию, совершив хиджру (переселение) в Турцию, Египет и так далее, а
то и в «ИГ». От угрозы терактов не застрахован ни один российский регион,
однако связывать их с российской операцией в Сирии нет веских оснований.

«Эта война — не религиозная, она не против
шиитов или суннитов, —  подтвердил отсутствие в сирийских событиях
религиозной подоплеки глава Духовного управления мусульман Северной Осетии
муфтий Хаджимурат Гацалов. — Это — война интересов, война за пути доставки
нефти и газа, война за глобальное переформатирование всего региона». По его
мнению, «мусульмане никак не могут понять, что являются пушечным мясом в этой
войне». Это говорит о кризисе и маргинализации всего исламского мира. Причина
привлекательности экстремистских идей для части мусульманской молодежи
объясняется в том числе и социальным фактором, считает  муфтий РСО-А, но
«основная масса мусульман живет не столько в нищете, сколько в невежестве». И
хотя опасность, исходящая от «ИГ», несколько преувеличена («0,1-0,15% радикалов
будоражат весь исламский мир»), эта идеологическая зараза способна разъесть
«все арабские страны, Европу и Америку».

Радикализму в исламе необходима убедительная
альтернатива в лице традиционного ислама. Еще два года назад, в мае 2013 года,
ДУМ РСО-А первым в России приняло фетву (богословское заключение), запрещающее
участие в сирийских событиях. В августе текущего года на моздокской конференции
«ИГИЛ на весах шариата» была принята новая фетва, уже применительно к «ИГ»,
расширяющая и дополняющая предыдущую с учетом новых обстоятельств. В первых
рядах борьбы с идеологией «ИГ» с самого начала стояло и ДУМ Чеченской
Республики, а также ее глава Рамзан Кадыров, жесткие высказывания которого на
сей счет общеизвестны.

Другие российские Духовные управления, в том
числе в регионах, давших значительное количество боевиков «ИГ» и прочих
радикально-исламистских группировок, не спешили присоединяться к коллегам. Так,
Центральное духовное управление мусульман под руководством муфтия Талгата
Таджутдина осудило «ИГ» практически в день начала российских бомбардировок (ДУМ
РФ — весной этого года), а Совет алимов Дагестана сделал это даже еще позже.
Дело, конечно, не в борьбе за первенство, но эти факты вызывают вопросы.
Например, о том, что же, помимо естественного опасения за свою жизнь, так долго
сдерживало некоторых функционеров российского ислама от того, чтобы высказать
позицию по отношению к «ИГ».

Вероятно, они следовали в русле большинства
крупных духовных центров исламского мира, ни один из которых не вынес «ИГ»
такфир (обвинение в неверии). По мнению преподавателя Высшей школы экономики
Ирины Царегородцевой, это, по-видимому, объясняется как
религиозно-догматическими (невозможностью вынесения такфира в отношении группы
мусульман), так и внешнеполитическими («ИГ» не является основным противником
этих центров и/или государств, с которыми они связаны) причинами. Между тем
«исключение» «ИГ» из мирового исламского сообщества создало бы принципиально
новую ситуацию в отношении перспектив полного идеологического и
организационного разгрома этой радикальной группировки.

«Мусульмане не понимают, что исламизм
является инструментом западных структур, нацеленных на архаизацию
мусульманского мира ради реализации собственных долгосрочных геополитических
интересов», — полагает сотрудник Института востоковедения РАН Фасих Бадерхан. При
этом идея халифата — даже в нынешней версии «ИГ» — весьма привлекательна для
значительной части исламского сообщества, поскольку восходит к идее абсолютной
справедливости. Следовательно, альтернативой может стать лишь
политико-экономический проект, основанный на том же принципе, но в реальном, а
не искаженном воплощении, считает ученый.  

«В сирийском конфликте Россия не поддерживает
шиитов или суннитов — она стоит на правильной стороне истории, выступая в
защиту национальных государств и собственных национальных интересов, —
разъяснил Фасих Бадерхан. — Да, в этом шииты оказались для нее естественными
союзниками. Российские мусульмане всегда были частью российского
геополитического проекта и должны оставаться в его рамках». Однако и
мусульманам, и немусульманам равно необходим общероссийский национальный
мобилизационный проект, формирование которого пока далеко от завершения,
заключил Бадерхан. «Сейчас Россия стоит во главе исламского мира против зла, —
констатировал муфтий Гацалов. — Если Россия сможет разрушить планы Америки,
ситуация решительно изменится. В противном случае следует ожидать взрыва в
Каспийском бассейне, в Средней Азии, да и в других ключевых регионах».

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.