16+
Аналитика
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
30 Мая 2012 года
223 просмотра

Кто мешает мне быть консерватором

Эпиграф
из стихотворения Всеволода Емелина, декабрь-2011:

До чего ж вы довели страну, ворюги? / До чего ж вы довели
народ, сволочи? / Если я на шестом десятке, в субботу и с похмелюги / Тащусь
слушать коллективного Шендеровича? / Но, если повторится подобная акция, / Я
опять пойду на нее все равно. / А если спросят у меня про мотивацию, / Я скажу
два слова: «остоп**дели» и «г**но».

 

С возрастом люди нередко склоняются
к консервативному типу мышления, вот и я тоже к нему склоняюсь. Например, мне
нравится, когда отделение милиции и паспортный стол находятся все время по
одному и тому же адресу, никуда не переезжают и никто их не переименовывает.
Меня тошнит от слова «айфон» и особенно «айпад». И да, я даю взятки ментам, мне
даже нравятся менты, которые берут взятки (они человечнее как-то, крепче
укоренены в эпохе, из которой я и сам родом). И еще меня нисколько не
возбуждают разговоры о том, что там происходит у Навального, зато мне
бесконечно интересно думать и говорить о карликовом ирисе сорта «киви», который
как раз сейчас у меня расцвел.

Это значит, что я являюсь
естественным электоратом нашей правящей партии. По крайней мере, я вижу
множество разумных резонов, почему они говорят то, что они говорят, и делают
то, что делают. Но на этом позитивный здравый разговор и кончается: я никоим образом
не иду к ним в электорат, а напротив, желаю им скорейшего и позорнейшего ухода
на свалку истории, желательно с разбитыми личными судьбами. Мне всегда
казалось, что тут какая-то психологическая загадка. Может, у меня что-то
гормональное?

Раньше я думал, что причина вот в
чем: я с такой брезгливостью отношусь к госвласти и ко всем, кто с ней
сотрудничает, потому что у них у всех, как назло, мерзкие вороватые рожи,
неумение себя вести, недостаток образованности и воспитания, шаткость моральных
устоев. Но такое объяснение не может удовлетворить человека с претензией на
научную картину мира: почему это у них как на подбор все так плохо, а у нашего
коллективного Шендеровича (см. эпиграф) все в шоколаде?

Вот почему я не могу не
приветствовать книжку Джонатана Хайдта (психолога из университета Вирджинии)
The Righteous Mind: Why Good People Are Divided by Politics and Religion*
(Pantheon 2012). Там, среди прочих парадоксальных гипотез и передергиваний,
можно найти объяснение этого странного феномена.

Вот какую картинку предлагает
Хайдт. Давным-давно наши предки обучились коллективному поведению, основанному
на общей цели (а не на родстве, как у многих других организмов). Например, один
предок наклоняет ветку, второй жрет висящие на ней фрукты, а потом они меняются.
Или, к примеру, они вместе идут показывать козью морду своим врагам из соседней
стаи: один отвлекает, а трое заходят сзади. Со временем такое поведение
становилось все более сложным, а одновременно оттачивался и сопутствующий
мыслительный аппарат.

Тут несколько компонентов.
Интуитивное понимание, как именно каждый член группы делает свой вклад в общее
дело. Негодование, если член своей группы делает что-то, мешающее достижению
цели. И подозрительное отношение к чужой группе с попыткой объяснить все действия
ее членов тайными замыслами («Он не просто стучит палкой по дереву, а наше
внимание отвлекает! А эти побежали за кусты, должно быть, потому что хотят
зайти к нам сзади»). Без этого наши предки просто бы не выжили.

Таким образом формируется новый (пришедший
на смену родственным связям) общественный «клей», скрепляющий коллектив,
делающий его способным к борьбе за общее дело. Это не разум — разум слишком
шаток для этого, — а моральное чувство: ощущение «правоты» тех, кто вовлечен в
общую с тобой деятельность, и «неправоты» тех, кто уклоняется (а также
априорной неправоты тех, кто к твоей группе вообще не принадлежит).

Для меня это многое объясняет в
мрачных дебрях моего сознания: например, почему я — при всем своем глубочайшем
безразличии, чтобы не выразиться хуже, к правам секс-меньшинств — все же
безоговорочно разделяю принципы толерантности, провозглашенные моей группой.
Почему готов сделать все что угодно, если мне скажут, что это против
правительства. Почему, при своей неоспоримой принадлежности к христианской
вере, все же не могу не плюнуть, проходя позади алтарной абсиды ХХС. Не нужны
никакие розовые треугольники, белые ленточки ни к чему: нас скрепляет
социальный клей, эффективность которого проверена миллионом лет эволюции**. Но
неизбежен и конфликт: поскольку этот механизм сплочения группы никак не связан
с разумом, разум нередко остается в растерянности. Какого черта, спрашивает он,
твоя общественно политическая позиция не выдерживает твоей же собственной
разумной критики?!

Теперь, по крайней мере, я знаю,
что отвечу разуму, когда в очередной раз мне припрет ленточку нацепить. Или
даже, прости Господи, розовый треугольник. Спасибо доктору Хайдту.

* Книгу Хайдта — со своей
американской колокольни — обсуждает в своей июньской «Колонке скептика» Майкл
Шермер, постоянный контрибьютор журнала Scientific American. Я нисколько не
стесняюсь пересказывать здесь многие из его колонок, поскольку они прекрасны, а
доступ к SA имеют далеко не все члены нашего сообщества. Но дисклеймер вешаю:
тема не выдумана из головы, а позаимствована у Майкла Шермера.

** Насчет миллиона лет — это
недооценка. Такой механизм есть у всех стайных животных, насколько я могу
судить по своим собакам. Их две. Когда они идут на прогулку, у них есть две
любимых игры. Первая: очень быстро, с громким лаем, бежать в дальний угол
двора, где они три года назад видели кошку (тогда они все пролопухали, поэтому
надо отрабатывать совместный маневр, чтобы впредь не попасть впросак). Здесь
важно забежать с двух сторон, чтобы виртуальная кошка не ушла. Это отработка
совместных действий. Вторая игра: пока одна собака где-то замешкалась, жрет из
помойки или валяется в дохлой вороне, вторая подбегает к хозяину и не дает
второй собаке приблизиться, рычит и кусает. Это отработка поиска внутреннего врага.
Ну и, естественно, когда в поле зрения чужая собака, надо на нее истерично
лаять — это бескомпромиссность к чужой группе.

 

Оригинал этого материала
опубликован на сайте журнала «Сноб».

По теме
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.
20.01.2021
Гриневич оказалась в депутатах только потому, что сумела договориться.