16+
Аналитика
26.11.2020
Есть судебное решение и его нужно исполнять – нравится это или не очень.
26.11.2020
Как только дело касается личных интересов некоторых деловых людей, так они готовы идти на любые ухищрения, чтобы не исполнять правила.
26.11.2020
Руководители компании «Этуаль» хотели прикрыться торгующими на Карповском рынке предпринимателями как «живым щитом».
24.11.2020
Коммерческая организация по определению работает ради получения прибыли, а не для обеспечения населения теплом или электричеством.
20.11.2020
Рейтинг «вымирающих городов» Варламова – не более чем попытка напомнить о себе.
20.11.2020
Требование «За правду» убрать лоббистов «ТНС энерго» из думы Нижнего Новгорода — совершенно справедливо.
19.11.2020
Не стоит всерьез воспринимать выводы Варламова, сделанные без всякой методологии.
12.11.2020
И Нижний Новгород является одним из центров динамичного развития на этом направлении.
11.11.2020
Нижегородская область названа в числе лидеров по поддержке креативных индустрий, но нам еще есть куда стремиться.
03.11.2020
«Пирог» постоянно сужается, и все, кто желает от него урвать, идут туда, где есть «живые» деньги.
02.11.2020
Каждый, кто имеет дело с платежами граждан, стремится нагреть руки на этих деньгах. Именно это произошло с «ТНС энерго».
30.10.2020
Мобилизация проверенных временем политических тяжеловесов  повышает доверие населения к власти.
20 Сентября 2013 года
262 просмотра

Либеральная порча, или снова про реформу Российской Академии наук

«Нам
бояться нечего!»

Александр Кулешов, академик РАН

В среду Государственная дума приняла во втором и третьем чтении
Закон о реформе Российской Академии наук в крайне оскорбительной для
отечественных ученых форме. Принятый закон подрывает основы организации
национальной науки, тем самым разрушая ее, и, чтобы завуалировать это
положение, против Академии была развязана в СМИ беспрецедентная травля.

Вдумайтесь сами: травля Академии наук, знаменующей собой свободу
пытливого человеческого ума, тягу к знаниям, гордость России!

Организована эта травля была по традиционным либеральным лекалам:
в Академии засели одни старики-маразматики, они наживаются на сдаче помещений в
аренду, не дают жить молодым ученым, душат свободу, а еще у Академии низкий
индекс цитирования на Западе, ergo — Академия должна быть реформирована (читай:
«разрушена»; не случайно в первом варианте Закона речь шла о ликвидации
Российской Академии наук).

Примерно по тем же сценариям ведется информационная война против
других традиционных институтов, скрепляющих воедино наше Отечество, против –
армии и Русской православной церкви.

Если упоминается армия, то обязательно в контексте повального
мздоимства генералитета и тотальной дедовщины. Если возникает тема РПЦ, то
неизбежны выкрики о попах на лимузинах и ценнике квартиры патриарха.

Все традиционные институты должны быть реформированы (читай
«ослаблены» или «разрушены»), потому что с ними у России остается неплохой
исторический шанс на собственный цивилизационный путь, также они обеспечивают
территориальную целостность и духовное единство страны. Эти институты выполняли
свою миссию и в тяжелые девяностые, когда государства у страны почти не было, и
в «цветущие» нулевые, когда начала худо-бедно выстраиваться вертикаль власти.
Что при власти, что в безвластии служить Отечеству – призвание и долг, добровольные
галеры, с которых бегут только крысы. Именно поэтому коллективное народное
бессознательное доверяет армии, Церкви и Академии.

Вот и пришлось либеральным мурзилкам на все лады кривляться на
публике, сочинять дразнилки, кричалки, обзывалки и прямые пасквили, наводить
мозговую порчу даже на вменяемых людей (плоды реформы образования в действии!),
которым теперь приходится терпеливо объяснять, что «не так все было».

По пунктам:

1) В первую очередь важно понимать, что наука в России всегда была
делом государевым, государственным. Такова национальная специфика организации
науки. Зачем и почему нужно рушить трехсотлетние традиции в угоду недоучившемся
чиновнику, понять не может никто. Приходится втолковывать, что большая и
независимая держава (и величайшая, на минутку, страна мира – это я про Россию,
а то некоторым все время мерещатся одни и те же три буквы — США) не только
может себе позволить, чтобы у нее была развитая национальная наука, ведущая к
приращению интеллектуальной (и следом – технологической) мощи Отечества, но
обязана — всемерно поддерживать собственных ученых. И это не
ура-патриотизм, а совершенно нормальное состояние, когда государство развивает
и финансирует науку своей страны, что не отменяет, само собой, научного
сотрудничества с другими странами.

2) Крайне смешно для любого ученого выглядит ориентирование науки
на индексы цитирования. Эти индексы — не более чем инструмент оценки,
придуманный, кстати, эффективными западными менеджерами для западной же,
грантоориентированной науки. В последние годы и Российский фонд фундаментальных
исследований и Российский гуманитарный научный фонд также ввели в форму для
получения гранта модную графу, отражающую индекс цитирования, хотя как-то
раньше обходились без этого, ориентируясь на мнения экспертов, нужно или нет
выделять деньги на изучение той или иной темы.

Сама, кстати, мысль о том, что кто-либо из ученых оценивает коллег
по индексам цитирования – смехотворна. О коллегах судят по наработанному
авторитету: по достижениям, книгам, статьям, экспериментам, а вовсе не по
циферкам в заявке на грант.

3) Крайне тревожной кажется тенденция к переводу отечественной
науки на английский язык. Мы уже колония, или еще нет?

Спору нет, английский знать нужно — для чтения зарубежных
коллег и общения с ними, для докладов на международных конференциях, для
публикаций в западных журналах. Но в основе своей и в массе своей наука
развивается на национальном языке — тем более в огромной стране с давними
научными традициями и десятками всемирно признанных научных школ!

Лишь в Средние века мог существовать универсальный язык
нарождающейся науки, роль которого играла латынь, но это был мертвый язык
 — ни одно государство не могло получить научной гегемонии от его
использования. В современном мире полный перевод мировой науки на английский
язык означает столь же полную и окончательную гегемонию англосаксонского мира.
Все прочие страны становятся научными колониями, работающими на славу и
процветание метрополии – США. И поэтому перевод постдоков на английский и
погоня за Хиршем и Web of Science далеко не так безобидны, как кажется, и
отнюдь не равны безобидной научной интеграции или же своевременному ответу на
вызовы глобализации. Принуждение к всеобщему английскому в науке – средство
экспансии и ничто иное. Нужно быть очень большим идеалистом, чтобы не понимать
таких простых вещей.

Далее остаются сущие мелочи:

а) Академические институты стали сдавать в аренду малую часть
своих площадей не от хорошей жизни, а потому что нечем было платить за
коммуналку; в скудные девяностые на РАН, прощу прощения, был «забит болт», да и
в сытые нулевые финансирование коммуналки не было необходимым и достаточным.
При этом сдача в аренду академического имущества всегда очень жестко
контролировалась. Это вам не абсолютно непрозрачные сделки в Сколково или в Роснано,
здесь все на виду — за этим неусыпно следят контролирующие органы. По той
же причине сдавался и сдается в аренду академический флот, потому что проводить
экспедиции научные нужно, а денег от государства в должном количестве не
поступает. Деньги идут куда угодно, только не на фундаментальную науку:
годичное финансирование всей Академии со всеми ее нуждами, включая коммуналку,
примерно равняется годовому бюджету крупного американского университета.

б) Академики по большей части и вправду – люди преклонных лет. Но
надо понимать, что фундаментальная наука — дело небыстрое, а создание
собственной школы в науке – дело небыстрое вдвойне. Однако даже самый
старенький академик радеет за отечественную научную мысль! Когда именно
академиков хотели подкупить – отступными в размере стотысячной пожизненной
стипендии, престарелые мужи на щедрые подачки власти не согласились, потому что
«ученые – это такие ученые», и даже самому забюрократизированному из них важно
приращение знания, а не одно лишь состояние собственного кармана.
Кроме того, возраст что политику, что академику придает глубину и объемность
мышления. И как-то странно выглядят попытки объявлять действующих ученых с
мировым именем, создавших основы экономики и промышленности страны, клубом
седобородых маразматиков. И еще более странно — не уважать их седины.

А теперь внимание – неудобные вопросы власти: кому и зачем нужна
форсированная реформа Академии наук? почему науке навязываются показатели
(индекс цитирования), которые имеют много отношения к бюрократической оценке
научной деятельности и мало к самой научной деятельности? для чего академиков
выставляют маразматиками и казнокрадами? кем и зачем лоббируется мысль о
переводе отечественной науки на английский язык и американские стандарты? в
чьих целях?

Не менее неудобные вопросы к согражданам: неужели вы хотите в люди
второго сорта? неужели вам не хочется, чтобы родная страна славилась
достижениями науки и техники?

Ведь все, что для этого требуется, достойно финансировать
собственную академическую науку. Да, через институты РАН, сохранившие несмотря
на кошмар девяностых и кадровый потенциал и преемственность научных школ. Не
Сколково финансировать! Не Роснано! Но – Российскую Академию наук, в первую
очередь.

Самый важный вывод реформы:

В деле сохранения Академии объединились все институты и их
сотрудники. Это редкая сплоченность и редкие в нынешней России единодушие и
приверженность идеалам. Таких людей сложно запугать, подкупить и разобщить.

Поэтому война за Россию будущего – это война за Академию, которая из
фазы открытого противостояния переходит с сегодняшнего дня в режим позиционной
войны. Каждый институт, каждая лаборатория будут даваться захватчикам с боем,
как дом в Сталинграде.

И если реформа армии прошла незаметно для общества – в силу
военной дисциплины, то реформа Академии – будет проходить на глазах
общественности, шаг за шагом, и научная общественность будет отслеживать все
эти шаги.

Ученые нынче – революционный класс, им нечего больше терять, как в
свое время нечего было терять пролетариату.

Я АБСОЛЮТНО УБЕЖДЕНА, что нынешняя власть споткнется именно об
Академию.

Если не войдет в ум и не вспомнит, что она правит в интересах
России и во имя России, а не для себя лично и не в свое благо.

Справочно: черный список гражданина России.

Они голосовали за Закон об упразднении национальной
фундаментальной науки
.

Запомните поименно:

http://vote.duma.gov.ru/vote/82808

Автор — Ольга Трофимова, главный редактор издательства
"Петербургское Востоковедение", дважды "Человек книги", в
том числе в номинации "Человек научного книгоиздания".

Издательство "Петербургское Востоковедение" — дважды
лауреат дипломов ЮНЕСКО за лучшее издание, вносящее значительный вклад в диалог
культур (2002, 2004), лауреат национальной премии "Книга года",
лауреат конкурса «Искусство книги», проводимого Содружеством независимых
государств, неоднократный лауреат конкурса "Лучшие книги года",
проводимого национальной Ассоциацией книгоиздателей. Внесено в "Золотую книгу
Санкт-Петербурга".

Оригинал
материала опубликован на ленте АПН.

По теме
30.10.2020
Запрос на государственно-национальную идеологию в обществе необычайно высок.
29.10.2020
Но партии Захара Прилепина еще предстоит проделать серьезную работу.
12.10.2020
Зотову предстоит решать ключевые задачи, связанные с привлечением инвестиций.
12.10.2020
Назначение Андрея Черткова должно привести к решению проблем Кстовского района.