16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
4 Июля 2012 года
117 просмотров

Либо убирать название Лядова с площади, либо возвращать название Лядова улице

«Агентство политических новостей
— Нижний Новгород» представляет вниманию читателей фрагменты выступлений на
заседании «Нижегородского эксперт-клуба», прошедшего 27 июня и посвященного
теме «Целесообразность возвращения исторических названий или присвоения новых
имен городским улицам и объектам».

Иван Юдинцев, политолог:

Мы, наверное, неправильно делаем,
что сейчас обсуждаем заявление Мединского. Мы должны обсудить заявление
министра культуры. Мединский только на моей памяти 16 лет публично
провозглашает эту позицию. Вот сейчас этот человек стал министром культуры и
высказал свою же позицию – еще раз ее подтвердил. Это говорит только о том, что
его убеждения ему важнее места министра культуры. Это человек, который спокойно
расстался с мандатом депутата, который легко, наверное, если ему скажут, что с
его убеждениями это несовместимо, оставит пост министра культуры и будет
продолжать отстаивать свои убеждения.

Мы бы никто не поняли Мединского,
если бы, став министром культуры, он этого не сказал. Звучит в устах министра
культуры – вот это неожиданно. Но когда человек, который назначил его министром
культуры, назначал его министром культуры, то все было предопределено – Аннушка
уже купила подсолнечное масло – заявление такое прозвучит из уст министра
культуры.

Поэтому мы должны, наверное, больше
говорить, что Мединский сейчас воспользовался этим ресурсом. Вопрос не в этом.
Совпадение, что сейчас идет атака общественности, атака сторонников возвращения
исторических названий по поводу Монастырки – да, это совпадение во времени,
хотя оно не является случайным.

Не секрет, что два года
общественность, которая выступала за возвращение исторических названий, во всех
регионах уговаривали помолчать и ничего не делать: «Давайте после проведения
переписи населения и вообще в 2012 году». Все понимали, что это после выборов.  То, что Мединского назначили министром
культуры, и то, что сейчас по всей стране – и в Кирове, и в Нижнем Новгороде, и
Санкт-Петербурге, и в Москве – начинается вот эта кампания – да, это все после
выборов. Мы оказались в новой стране, в которой уже не так сильно раскачиваем
лодку, когда это обсуждаем.

Почему в Нижнем Новгороде
общественность предпринимает такую атаку? Понятно, что нельзя начинать
раскачивать лодку в Волгограде, где социология показывает, что 70 процентов
сторонников переименования за возвращение прежнего названия, но из них 35
процентов – за Сталинград, а 35 – за Царицын. Вот там, наверное, это все
чревато серьезным расколом. Понятно, что это нельзя делать в Ульяновске, где
примерно поровну сторонников и противников, но все достаточно агрессивно друг к
другу настроены. Здесь все-таки поспокойнее.

Не секрет, что самая большая борьба
сейчас идет на Вятке, атака началась в 2010 году, в первую очередь по поводу
улицы Степана Халтурина. Улица носит имя террориста, который покушался на жизнь
Александра II и в итоге убил 10 или 14 человек невинных солдат Зимнего дворца,
а потом убил прокурора и за это был приговорен к смертной казни. Атака началась
с того, что общественность попыталась обратиться в антитеррористический комитет
с тем, что это пропаганда терроризма. В топонимике пропаганда терроризма
невозможна, антитеррористический комитет рассматривать отказался,
общественность обратилась в суд, чтобы суд обязал антитеррористический комитет
принять вопрос к рассмотрению. Вопрос был принят к рассмотрению без суда. Там
атака эта идет, студент, который выступил с этой инициативой, был признан
человеком месяца – это все понятно, там немножко другая ситуация, такой расклад
в силу того, что там немного необычный губернатор.

Но при этом – почему все-таки
Монастырка, почему сейчас на нас смотрит вся страна? Площадь Лядова и ее
историческое название Монастырка – тот случай, когда удалось найти одну
площадь, которая полностью зачищена от экономических проблем, от финансовых, от
неудобств жителей: это площадь, на которой нет ни одного почтового адреса.
Улица Белинского есть, улица Большая Покровская и проспект Гагарина. Ни одного
почтового адреса, ни одной зарегистрированной организации, ни одного юрлица, ни
одного прописанного физического лица. Чистый случай. Реакция в вакууме.
Разговоры про экономику просто отметаются.

Теперь про неудобства, которые у
нас есть. Неудобства идут от чиновников. У меня в паспорте написано, что я
родился в городе Нижний Новгород, у моей мамы, которая родилась в том же, как
говорят чиновники, почтовом адресе, написано, что она родилась в городе
Горьком. Что писать – как он назывался тогда или как сейчас – не знают. В
законе написано, не знают. Поверьте, Мединский два срока был депутатом Госдумы,
если бы в законе здесь были дырки, он бы это поменял, подправил. Он был хорошим
лоббистом. Если закон не изменен, значит, действительно, ничего не надо менять.
Никаких проблем с этим нет – ни с регистрацией, ни с перерегистрацией.

Мединский – вы сами сказали – этот
человек политтехнолог, точнее пиарщик, он возглавлял РАСО, он запустил сейчас,
пользуясь этим ресурсом, большой процесс, он апеллирует к нам. Если хотят
поменять название или дать новое название – нас не спросят. У нас появится
библиотека имени Ельцина и Мининский университет. Если спровоцировали
дискуссию, значит, человек, который ее спровоцировал, дискуссию хочет. Уж
поверьте, у министра есть такой ресурс, что если бы он хотел поменять название одной
площади – он бы поменял.

Да, ну и, конечно, последний
аргумент. Переименование улицы Лядова, возвращение ей исторического названия –
было. Если это не является мотивом для того, чтобы убрать фамилию Лядова с
названия площади – а она названа в честь того же лица, то тогда мы можем
довести дело до абсурда и доведем его, поверьте, и обратимся, что было
незаконным то решение, когда вернули название Большая Печерская улице Лядова.
Поэтому процедурные вопросы решены все – никаких аргументов против нет. По
мотивам решение вынесено. Надо либо убирать название Лядова с площади, либо
возвращать название Лядова улице. Казалось бы, все понятно. Если не пройдет –
значит, просто всем на нас наплевать. Тут уже ни референдум, ничего не надо.

Единственный аргумент — это
автостанция. Когда люди приезжают с села, это так же трудно, как когда
приезжают из провинции в Москву и не знают новых названий. Точнее, старых новых
названий.

Безусловно, наша дискуссия, которая
сейчас – это процесс. И то, что мы сейчас увидим в Нижнем Новгороде – это будет
прецедентом для всей страны. Да, не секрет, и историческое общество создается.
И то же историческое общество при создании, когда было организационное
собрание, обсуждало и вспоминало Вятку и Монастырку. Это эксперимент. Даже
общественность федеральная ставит эксперимент, чтобы понять, почему не идет,
кто сейчас препятствует, кому это мешает.

Нам надо действительно понять, к
чему мы идем, какую топонимику мы хотим. Либо мы хотим, чтобы в центре города,
где есть исторические названия, где улица вела к храму, чтобы были эти
православные исторические названия, и тогда площадь Минина мы сохраняем в виде
исключения вместо Благовещенской, или мы должны, наоборот, в виде исключения в
Вятке, где 40 храмовых названий в центре города, возвращать название Пятницкой.

Вопрос – что правило, а что
исключение. Исключения-то везде могут быть. Здесь нужен общественный консенсус.
Здесь я даже противник референдума.

Мы должны выработать механизмы
поиска консенсусов, в первую очередь, в вопросах топонимики. Какие механизмы?
Конечно, если бы у нас был независимый суд, мы могли бы сделать, как в Польше,
когда название улиц Святаго Духа были возвращены всем только потому, что при
переименовании в свое время не было выслушано мнение противоположной стороны.

Конечно, нам было бы проще сейчас
взять и в судебном порядке обжаловать решения о названии вот этих вот улиц,
которые переименовывались в 30-ые годы. Могли бы обжаловать? Наверное, могли
бы. И в суд звонок по телефону мог бы быть от кого-нибудь? Мог бы. Нам это
надо? Нет, наверное, не надо. Наверное, здесь тот случай, когда я согласен с
Никитой Юрьевичем Белых, который постоянно подтверждает только одно. Он
говорит: «Я за возвращение исторических названий, но чтобы к этому моменту
сформировать соответствующее общественное мнение и понимание».

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.