16+
Аналитика
07.07.2020
Нижегородцам не пришлось рисковать здоровьем, чтобы выразить свое мнение относительно поправок к Конституции.
29.06.2020
В нижегородской мэрии ни у кого не болит сердце за памятники культуры.
07.07.2020
Дистанционный формат пришелся по душе нижегородцам, а подготовка голосования в регионе была эффективной.
06.07.2020
Уровень явки и поддержки изменений Конституции в Нижегородской области связан с работой губернатора.
06.07.2020
Электронное голосование в Нижегородской области прошло на очень высоком уровне.
06.07.2020
Голосование показало, что не только молодежь в Нижегородской области знакома с азами компьютерной грамотности.
03.07.2020
Результаты голосования в регионе по поправкам к Конституции укрепляют позиции губернатора.
03.07.2020
Голосование по поправкам к Конституции превратилось во всероссийский референдум доверия Путину.
02.07.2020
На повышение явки повлияло и дистанционное голосование, и отношение нижегородцев к губернатору.
02.07.2020
Полученные результаты убедительно подтверждают легитимность изменения Конституции РФ.
02.07.2020
Ожидания, что будет много заявлений о подтасовках, не оправдались.
02.07.2020
80 процентов нижегородцев поддержали внесение поправок в Конституцию РФ.
3 Июля 2014 года
225 просмотров

Логика разрушения

Вчерашнее решение Нижегородского суда по поводу дома Ильинская,
112, конечно, нельзя рассматривать как существенную победу градозащитников. Суд
отказал нам по существу, но так как решение не вступило в законную силу, суд
оставляет дом под защитой закона, поскольку мы намереваемся решение обжаловать.
Если обеспечительные меры будут сняты, дом снесен, а мы выиграем дело в апелляционной
инстанции, решение будет невозможно исполнить. Поэтому судья, оставаясь в рамках
закона (и вообще формальной здравой логики), оставил свое же предыдущее решение
в силе.

Ни о какой сверхпобеде говорить не приходится, и хотя с учетом
того феерического безобразия, которое творится в городе последние месяцы с
памятниками, я ожидал всего, на сей раз самые худшие опасения не оправдались.

А ускорение темпов уничтожения исторического наследия Нижнего
Новгорода заложено в логике самого процесса – посмотрите, у нас, например, в
90-е, в начале нулевых, говорили: «смотрите, мы же не трогаем капитальные
здания, мы гнилушки сносим». Потом, в середине нулевых, в центре, на Варварке,
впервые начали сносить капитальные каменные крепкие особняки. Это был очередной
этап.

Десять лет назад никому в Нижнем не могла придти мысль о сносе
Дома крестьянина – здания, которому полторы сотни лет, которое находится в
охранной зоне кремля, формирует ее облик. До недавнего времени у нас не было и
случаев, чтобы сносились памятники, связанные с именами мирового масштаба –
Горький, Шаляпин. Я имею в виду снос дома Криваус на Студеной, 41 – там были
совершенно сохранные интерьеры, изразцовые печи, скульптуры, паркеты, фурнитура,
столярка, мебель шаляпинских, судя по всему, времен на чердаке — ее стало
видно, когда ломали дом.

Не было такого в Нижнем – но власти города перешли и эту
грань. И когда они заявляют, что этот дом не стоял на охране, они сами же себя
изобличают. Как может быть, чтобы здание, связанное как минимум с двумя
деятелями культуры мирового масштаба, как минимум с одной исторической личностью
общероссийского масштаба (Вера Фигнер жила в этом доме несколько лет после
Шлиссельбурга) и как минимум с одним деятелем регионального масштаба (это,
собственно, сам Александр Криваус, известный нижегородский музыкант), — чтобы
такое здание не стояло на охране?

Кто у нас ведает постановкой на охрану? Этим занимается Хохлов,
Управление государственной охраны объектов культурного наследия. Но у него нет
ни одного отдела, ни одного сотрудника, который занимается выявлением
памятников культуры, эта работа прекращена с 2007 года – с тех пор ни один
объект не был выявлен, происходило только снятие с охраны. И вот – приехали: сметают
с лица земли мемориальные здании, которые упоминаются в путеводителях по городу.
Поднимают руку даже на Башкирова, снимают давно выявленные памятники с охраны,
не обращая внимания даже на протесты прокуратуры.

Я недавно перечитывал Салтыкова-Щедрина – он писал о молодых
людях, чиновниках, которые воспринимают Отечество в качестве пирога и очень
обижаются, когда им кто-то мешает им этот пирог есть. У нас, правда, не очень
молодые люди этим занимаются – такие как Шанцев, такие как Сорокин, мелкую
обслугу я не упоминаю. Они считают, что нужно спешить, давить все соки, пока
они еще давятся и пока не пришли новые «молодые люди» и не подвинули старых.

Какая культура, какой Шаляпин? Шанцев, наверное, представляет,
кто такой Шаляпин, но далеко не все его подчиненные имеют об этом
представление, тем более о Фигнер. О каком культурном уровне власти может идти
речь – посмотрите, послушайте, что они говорят, как они говорят.

Понятно, жадный, коррумпированный чиновник – не редкость. Но у
человека обычно заложены некие барьеры – воспитанием, образованием, семьей. А
здесь – ничего святого. Даже фашисты такого себе часто не позволяли – не из
хороших чувств, а чтобы лишний раз не злить местное население оккупированной
территории. А этим – по барабану.

Но мы все же не отбрасываем надежду на благоприятный результат
рассмотрения нашей апелляции по поводу дома 112 по улице Горького.

По теме
27.06.2020
Будет ли Россия независимой от влияния любых внешних сил, зависит от нас с вами.
27.06.2020
Мы имеем возможность проголосовать в течение недели, и это совершенно правильно.
26.06.2020
Конституция - это основание, стержень и одновременно источник развития всего права.
26.06.2020
Расширенный временной интервал, и дополнительные возможности для голосования работают на минимизацию рисков.