16+
Аналитика
24.05.2019
Расселение аварийного жилья – вовсе не основная задача.
24.05.2019
Он останется самой яркой фигурой на политическом небосклоне Нижнего Новгорода.
23.05.2019
Придраться к проекту «Команда правительства» не сложно.
23.05.2019
Эти два процесса идут в «Торпедо» параллельно.
22.05.2019
Мы слышим, что регион включен в нацпроекты, что придут деньги и все устроится – а конкретика не меняется.
22.05.2019
В Нижегородской области, как и во всей стране, фактически нет экономического роста.
21.05.2019
Если федералы подкидывают региону денег, то лучше иметь для этого два повода, чем один.
21.05.2019
Совмещение Дня города с Днем России снижает эффективность формирования региональной идентичности.
20.05.2019
Паспортизация нижегородских больниц – необходимый этап программы капремонта медучреждений региона.
20.05.2019
Мы постоянно меняем правила игры, даже в таких мелочах, как дата Дня города.
17.05.2019
Программа капремонта больниц должна помочь изменить ситуацию в нижегородском здравоохранении.
17.05.2019
Частая смена даты Дня города снижает его значимость.
1 Февраля 2019
1180 просмотров

Малопонятное половинчатое решение

Артем Фоменков
доктор исторических наук, доцент кафедры теории политики и коммуникации Университета Лобачевского
Малопонятное половинчатое решение

Еще накануне было известно, что сегодня на процессе по делу Олега Сорокина будут допрашивать известнейшего генерала по фамилии Цыганов, это был непосредственный начальник ныне подсудимого по тому же делу Евгения Воронова.

По поводу последовательности суда есть вопросы.

Если декларируется, что секретных документов в деле нет, то зачем делаете заседание закрытым? Если секретные документы есть, то заниматься этим делом должен областной суд, а не кто-либо еще.

То есть сейчас принято малопонятное половинчатое решение.

С одной стороны, по логике понятно, почему документы, относящиеся к деятельности Евгения Воронова, были секретными. Потому что возможно разглашение конфиденциальных данных, например, об информаторах в криминальной среде, которые оказывали содействие раскрытию, скажем, того же покушения на Олега Сорокина в 2004 году. Может всплыть и информация по другим резонансным делам, расследовавшимся при участии Евгения Воронова. Некоторые люди могут быть до сих пор живы, и раскрытие информации о них может сильно повредить им, даже поставить под угрозу их жизнь.

Возможно, есть еще и другие аспекты, связанные с оперативно-розыскной деятельностью. Евгений Евгеньевич был видный борец с организованной преступностью и при расследованиях могли применяться какие-то новые технологии, новации оперативно-розыскной деятельности, и все это могло проходить под грифом «секретно».

С другой стороны, суд вроде бы заявил, что все в деле уже рассекречено и сегодняшнее решение с ним как-то не вяжется. Позиция суда непонятна.

Для общественности, для нижегородцев это плохо тем, что никто не будет знать, что же происходит в зале суда. Соответственно, процесс может быть еще менее состязательным и объективным. Если секретных документов нет, лучше, чтобы процесс был гласным. В этом случае многое становится очевидным для всех. Когда суд идет в закрытом режиме, мы можем только догадываться, что там по-настоящему происходит. 

По теме
16.05.2019
Закон капитализма: чем больше зарабатываем, тем больше тратим.
16.05.2019
Готовящийся перенос Дня города вызывает у нижегородцев недоумение.
15.05.2019
Будет ли программа капремонта нижегородских больниц эффективнее программы капремонта МКД?
15.05.2019
Новому главе департамента потребуется сильная команда для их решения.