16+
Аналитика
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
27.01.2022
Все говорит о том, что продление ветки до «Сенной» не станет долгостроем.
27.01.2022
Осуществлено множество проектов и идей, которые в других обстоятельствах не были бы реализованы.  
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
24 Сентября 2007 года
387 просмотров

Маска и власть

Двадцатый век… еще бездомней,

Еще страшнее жизни мгла.

(Еще чернее и огромней

Тень Люциферова крыла.)

А. Блок

Власть

Все то, о чем писал поэт про начало двадцатого века, еще в большей степени относится к началу века нынешнего. Смута последних двадцати лет заставляет нас вникать в такие вещи, о которых в советской стабильной жизни мы вообще не задумывались. Все катилось как будто само собой и казалось «естественным». Одной из самых привычных и естественных вещей нам казалось государство, в том числе власть. Случались иногда какие-то сбои, но это было очень редко, и получив из СМИ соответствующие разъяснения, мы спокойно продолжали делать свои дела.

Сейчас то наше простодушие кажется странным и необъяснимым. Ведь стоит чуть-чуть задуматься, и понимаешь, что в государстве нет ничего «естественного». Это сложнейшее творение цивилизации, оно построено из странного материала, из несовместимых между собой частей, соединяет множество противоречащих друг другу побуждений, мыслей, идеалов — и при этом действует как машина, наделенная огромной силой и волей, причем обладающая монополией на легитимное насилие. В этой машине много невидимых механизмов, а также помещений, куда «посторонним вход воспрещен». Некоторые движения этой машины вообще невозможно с уверенностью понять, так что возникает много правдоподобных объяснений, но мы так никогда и не узнаем, какое из них истинное. Все это мы сегодня испытываем на своей шкуре, а ведь это надо было бы просто знать, чтобы относиться к этой машине разумно и осторожно, не ждать от нее чудес и не совать руки в ее колеса и шестерни — и в то же время уметь использовать ее возможности.

Нас готовили к общественной жизни, внушая упрощенные успокаивающие формулы исторического материализма. Не надо беспокоиться, объективные законы пробьют себе дорогу через тучу случайностей, государство — это всего лишь надстройка, действия которой определяются производственными отношениями. Вот-вот они прогрессивно и справедливо наладятся, пролетарии всех стран соединятся — и государство вообще отомрет за ненадобностью. Этот фатализм во многом предопределил тот паралич рационального сознания и чувства ответственности, который поразил большинство нашего народа, когда Горбачев перевел машину нашей государственности в режим саморазрушения. Ведь ему многие аплодировали почти до самой катастрофы.

О советской власти надо вести отдельный разговор, ибо это — особый период в нашей истории. То государство резко отличалось и от монархического сословного, и от западного классового, и от нынешнего российского (неизвестно какого). Его анализ мало что дает для понимания типа нашей власти в последние 20 лет, а именно это понимание нам сейчас необходимо для жизни (или хотя бы достойной смерти). Поэтому придется опираться на примеры сегодняшнего дня.

Начнем с того, что власть — это не проявление сущности, а совсем наоборот, ее сокрытие. Власть предстает перед подданными (гражданами) в маске, и масок у нее много. Когда на площадь (в эфир, на экран) выходит власть, мир преобразуется в спектакль, а граждане становятся зрителями. Спектакль этот может быть нудным, а может быть захватывающим или даже кровавым. Но зрителю в любом случае не следует терять голову и воспринимать происходящее на сцене буквально. Очень часто ему приходится, согласно сценарию, участвовать в какой-то массовке — власть не любит, когда граждане уклоняются от этого своего гражданского долга. Но и это чаще всего — не реальная жизнь, на которую может повлиять наше участие в массовке, а reality show, что-то вроде телепередачи «За стеклом», только без секса. Вспомним хотя бы демократические многопартийные выборы. Это те, за которые наша интеллигенция толкалась в очереди на баррикады, а Ельцин с Бурбулисом, глядя на нее в окно, глумливо ухмылялись (это когда они были не на танке и без маски).

Маска

Кстати, о масках. В стабильный период существования общества у людей нет необходимости составить себе образ «истинного лица» властных фигур. Маски этих фигур неподвижны (как, например, у Брежнева в период «застоя»). Дела власти соответствовали этим маскам и были предсказуемы. Ничего больше и не требовалось людям, чтобы программировать свое поведение.

В совершенно другом положении оказываются люди, когда маски властных фигур вдруг сменяются. Например, когда главный идеолог КПСС вдруг объявляет себя рьяным антикоммунистом, а секретари обкомов КПСС и ВЛКСМ начинают захватывать народную собственность. Еще большее потрясение переживают люди, когда после первого шока они начинают понимать, что под сорванными масками — новые маски. И переход от одной маски к другой происходит скачкообразно, без тех промежуточных состояний, которые можно наблюдать на лице человека. Так сама маска, ее сбрасывание и замена оказывают на зрителей завораживающее действие. Граждане впадают в ступор.

Проблеме маски как инструмента власти посвящены целые философские труды (огромный материал для них дал опыт фашизма). Прежде всего, магическое воздействие маски на сознание граждан определяется тем, что она «неприкосновенна и устанавливает дистанцию». Маска может иной раз приблизиться к зрителю, а зритель к ней — не может. Ельцин мог посетить и метро, и свиноферму, и Таманскую дивизию. А вот свинарка или пассажиры метро приехать к Ельцину в Завидово не могли. Даже Таманская дивизия не решилась!

Пока человек у власти, его маска неприкосновенна, неуязвима, священна. Никто не смеет ее тронуть, срывание маски с власти карается как государственное преступление. В средние века за это отправляли на плаху. Напротив, в отношении соратников правителя один из принципов его власти — регулярное их разоблачение, «срывание масок». Это важное действие в политическом театре — превращение. В классической драме такого театра одна из обязательных фигур — оборотень, с которого срывают маску.

Властителю присущи два качества: застылость его собственной маски и непредсказуемость действий. Этот контраст оказывает магическое влияние на зрителей. Немецкий философ Элиас Канетти пишет:

«Сразу за маской начинается тайна, человеку не положено знать, что за ней скрывается. Она многое выражает, но еще больше скрывает. Она угрожает тайной, сгущающейся за нею. Поскольку ее нельзя прочесть, как подвижное человеческое лицо, человек гадает и пугается неизвестного… Никто не знает, что могло бы вырваться из-под маски. Напряжение между застылостью маски и тайной, которая за ней сокрыта, может достигать необычайной силы. Это и есть причина ее угрожающего воздействия… Определенность маски, ее ясность заряжена неопределенностью. Власть ее в том и заключается, что она в точности известна, но непонятно, что она в себе таит».

Понятно, что эта магия власти подавляет волю людей к политическому действию «снизу», иногда это подавление производится с помощью мягких и даже приятных средств — людей просто превращают в зрителей, очаровывают спектаклем. Если спектакль поставлен хорошо, если режиссер талантлив, лазерные световые эффекты красивы, а динамики дают прекрасный звук, то люди просто счастливы. Вспомним хотя бы Майдан в Киеве — там, говорят, у многих были слезы восторга на глазах при виде Ющенко в маске, сильно попорченной какими-то язвами, и Тимошенко с фальшивой косой в маске героической защитницы бандеровской демократии.

Для такого эффекта властитель должен совершать множество превращений вокруг себя, как волшебник. Канетти далее пишет:

«Превращения, совершаемые не им самим, ему невыносимы. Он может возносить на высокие посты людей, бывших ему полезными, однако эти осуществляемые им социальные превращения должны быть четко определенными, ограниченными и оставаться полностью в его власти. Возвышая и унижая, он дает установление, и никто не может отважиться на превращение по собственному почину. Властитель ведет нескончаемую борьбу против спонтанных и неконтролируемых превращений. Разоблачение — средство, используемое им в этой борьбе… Социальное и религиозное явление огромной важности представляет собой запрет превращения».

Во время перестройки и реформы мы наблюдали прекрасно организованный театр масок и превращений. Вознесение людей, последующее их разоблачение и низвержение — все это стало захватывающим зрелищем, которое парализовало и разум, и волю миллионов людей. Вот Чубайс, — очень важная, но при этом всего-навсего одна из «бородавок» на «маске» российской власти, — но как же она эффективно использовалась! Назначили Чубайса — разоблачили Чубайса — простили Чубайса — уволили Чубайса — назначили Чубайса — покушались на Чубайса — спасли Чубайса и т.д.

Свежую историю надо использовать как урок. Вспомним, какими примитивными масками нас очаровали. В 1988-1989 гг. Ельцину слепили маску «человек из народа — против номенклатуры». Это одна из простых масок, политтехнологи ее разработали в США еще в 1960-е годы. Ельцин проехал разок на троллейбусе, записался в районную поликлинику, втиснулся в «Москвич» и упал с моста в реку. Все! Больше от него ничего не потребовалось, остальное доделали режиссеры-постановщики. Надо было ему стать президентом России — совершается превращение, маска меняется. Теперь он «простой и крутой русский мужик». Кому угодно может показать кузькину мать. И Ельцин в Америке чуть ли не перед почетным караулом мочится на шасси самолета — знай наших с «Уралмаша»! А в других столицах то отобьет чечетку, то сыграет на ложках, то проспит спьяну официальную встречу. Вот какой маской нас призывали восхищаться тонкие интеллектуалы — академики Сахаров и Лихачев — и не менее тонкие художественные натуры вроде Ростроповича и Бэллы Ахмадуллиной и даже сама Алла Борисовна Пугачева, мелким политическим деятелем в эпоху которой, как гласит народная молва, и был президент Ельцин.

И, как общий мотив спектакля — демонстративная ложь. Ложь наглая, не для сокрытия конкретной правды, а как принцип, создающий непреодолимую дистанцию между властью и обществом. Философ Ги Дебор отмечает это важное качество «общества спектакля» — «Обман без ответа». По его словам, «результатом его повторения становится исчезновение общественного мнения. Сначала оно оказывается неспособным заставить себя услышать, а затем, очень скоро, оказывается неспособным сформироваться». В СССР перестройка и стала тем этапом, когда ложь политиков по важным вопросам нашей жизни перестала вызывать какую бы то ни было общественную реакцию. Когда оказалось, что общественное мнение уже не формируется, можно было переходить к следующему этапу: на смену сановным лжецам А. Н. Яковлеву и А. Г. Аганбегяну пришли заплечных дел мастера от экономики Е. Т. Гайдар и А. Б. Чубайс.

Ложь властителя легитимирована мыслителем, который считается основоположником философии современного государства Запада — Макиавелли. Он сформулировал важный постулат: слова властителей всегда должны нуждаться в истолковании. Язык дан им, чтобы скрывать истину, создавать маску из слов. Он заострил эту формулу в 1521 г.: «Долгое время не говорил я того, во что верю, никогда не верю я и в то, что говорю, и если иногда случается так, что я и в самом деле говорю правду, я окутываю ее такой ложью, что ее трудно обнаружить».

Глядя на наших «реформаторов», Макиавелли, наверное, возопил бы: «Я сеял зубы дракона, а пожинаю урожай блох! Какой позор!». Вот «красноречивое» откровение А. Н. Яковлева, архитектора перестройки: «Для пользы дела приходилось и отступать, и лукавить. Я сам грешен — лукавил не раз. Говорил про «обновление социализма», а сам знал, к чему дело идет».

Речь идет не о мальчике, который «слукавил» из-за боязни наказания. Яковлев именно служил лукавому, лгал сознательно, «для пользы его дела», которое он нанялся исполнять. Этого лукавого в Европе звали Люцифер.

В том же интервью лукавенький Яковлев продолжает: «Есть документальное свидетельство — моя записка Горбачеву, написанная в декабре 1985 года, то есть в самом начале перестройки. В ней все расписано: альтернативные выборы, гласность, независимое судопроизводство, права человека, плюрализм форм собственности, интеграция со странами Запада… Михаил Сергеевич прочитал и сказал: рано. Мне кажется, он не думал, что с советским строем пора кончать». А теперь сравните это с масками, которые носили эти политические уроды.

Маски в современной России

Сейчас, в преддверии и первом десятилетии ХХI века, обновились только приемы карнавала масок. Мы переживаем переход в новую культурную эру —постмодерн, с новыми этическими и эстетическими нормами. Политические спектакли стали более непредсказуемыми, в них включены постоянные разрывы непрерывности, несоизмеримости частей целого. Действия политиков совершаются с огромным «перебором», человек не может воспринимать их как реальность и потому не может на них верно реагировать — он парализован. Пример — танковый расстрел Дома Советов в Москве, бомбежки Югославии в центре Европы, чудовищные бомбардировки Ирака, таинственная атака на небоскребы в Нью-Йорке и последние выходки неонацистов в Тель-Авиве. Повсюду мы видим резкое увеличение дистанции между властью и обществом и резкое усиление непредсказуемости действий официальной или теневой власти.

В нынешней власти РФ тоже оформилось обновленное распределение масок. Хорошо изготовлены маски «простоватого министра» и «министра-безумца». Один делает вид, что не понимает простого вопроса. Вот, министра сельского хозяйства спрашивают о прогнозе цен на хлеб, а он отвечает, что «зерна в стране хватит». Его же не об этом спрашивают, но он, такой простой, не понимает. Он не знает, что на дворе у нас рынок, а при рынке «всегда всего хватает». С дефицитом товаров покончено! Важно не физическое наличие зерна в стране, а его цена и доходы населения. Есть деньги — иди и покупай, не хватает денег — ходи голодный. В 70-е годы в одну осень в Бангладеш от голода умерло 200 тыс. человек — при наличии «в стране» избыточных запасов риса. И что значит «зерна в стране хватит»? Кому хватит и для чего? Почему в РСФСР при урожаях 110-120 млн. т зерна не хватало и его прикупали, а теперь при урожае 70 млн. т «хватает» и его экспортируют? Потому, что свернули животноводство, и население потребляет мало молока и мяса. Но от министра сельского хозяйства мы этого не услышим.

Министр экономики носит другую маску. В России ряд отраслей производства и жизнеобеспечения при последнем издыхании — и тут привалила удача, выросли цены на нефть. Казалось бы, спасены! Но нет, министр заявляет: «Стабилизационный фонд нужно инвестировать вне пределов страны… Как это ни парадоксально, инвестируя туда, мы больше на этом зарабатываем. Не в страну!» Неудивительно, что с такой абракадаброй в голове министр, как черт от ладана, бегает от публичной дискуссии со своими оппонентами.

Незамысловатую мысль министра еще можно понять, хотя и не оправдать — он надеется, что где-то за океаном, куда не достанут жадные руки голодных россиян, деньги целее будут. В «час Х» их можно будет спокойно забрать, кому следует. Это, конечно, иллюзорная надежда, но хотя бы рациональное зерно в ней есть.

Но министр ошарашивает зрителей безумным доводом: «Когда в экономику приходит большая масса денег, не обеспеченных товарами, то они либо должны изыматься из экономики и не тратиться внутри страны, или будет очень высокая инфляция, ну в полтора раза выше, чем сейчас, а это прямое влияние на инвестиционный климат, отрицательное влияние». Это и есть логика расщепленного сознания: деньги нельзя инвестировать в стране, потому что это ухудшит инвестиционный климат! Если инвестиции «в страну» вредны, то зачем же нам этот инвестиционный климат? И почему, если мы сами, инвестируя «туда», зарабатываем больше, кто-то станет инвестировать «сюда», а не «туда»?

Министры-безумцы — это маски второго-третьего ранга. Людей волнует то, как в преддверии выборов нагнетается таинственность маски первого лица — президента. Что бы он ни сделал, появляется целый хор толкователей и в один голос поет: «Что бы это значило-о-о?» И у всех голова кругом. Так бы и внимания не обратили, а тут ясно — тайна! Что день грядущий нам готовит? Поцеловал Путин на улице мальчика в животик — и уже целый год трещат по радио. Что это за знак? Кому он подан? Как из него можно вычислить преемника?

А недавно Путин поцеловал рыбу и бросил ее в реку. На «Эхе Москвы» просто визг подняли: «Ах, он поцеловал рыбу в лицо! Что бы это значило? То мальчика в животик, а теперь рыбу». Мол, вот она, кровавая гебня! Миллионы прильнули к приемникам. Хотя, если подумать, почему бы человеку не поцеловать рыбу, пусть даже и в «лицо», не в хвост же ее в самом деле целовать. Может, она ему три желания пообещала выполнить.

Почти всемирный характер приняло и нагнетание таинственности относительно планов В. В. Путина по участию в президентской кампании 2008 г. Уйдет или не уйдет? А если не уйдет, то в каком качестве останется? А если…? Тайна и полная непредсказуемость. В этот спектакль вовлечены и политики всех цветов, и СМИ, и профессиональные мистификаторы-политологи. И этот спектакль, в котором невозможно отличить необходимые действия от провокации и правду ото лжи, становится опасным и для общества, и для государства.

Сурков и магия

Кульминацией очередного акта в этом спектакле стало появление во всемирной паутине сайта www.surkov.name, зарегистрированного где-то в Нью-Джерси неким Алексом Рубенштейном. Открываем сайт — и видим фотографию заместителя руководителя Администрации Президента РФ Владислава Суркова на фоне собственной тени. Сайт хорошо сделан, прекрасный дизайн и структура, впечатляющая цветовая гамма, изречения, психоделические картинки. Высокий профессионализм!

На сайте размещены вполне реальные (уже опубликованные ранее) тексты выступлений самого Владислава Юрьевича, их обсуждение и комментарии оппонентов, а также, на наш взгляд, явно виртуальные тексты типа беседы с журналистом Мигеле Гелетти. Кто скрывается за маской этого виртуального журналиста, мы скорее всего не узнаем. Не узнаем и того, было ли такое интервью в действительности или его не было. Думается, что не было. Но реальное и виртуальное так умело переплетены, что провести границу между ними непросто.

В «интервью» задается вопрос: «Останется ли Путин у власти в 2008 году?» Ответ Суркова на сайте:

«Это зависит от того, что подразумевать под термином «власть». Я не исключаю того, что в некотором смысле Путин только придёт к власти в 2008 году… Вы подразумеваете занимание им должности Президента? Поверьте мне, для Владимира Владимировича это не принципиальный вопрос… Есть публичная политика, а есть настоящая, внутренняя, скрытая, подковёрная, кабинетная. Так вот: это — вопрос публичной политики. Те, кто всерьёз озабочен третьим сроком Путина — и его яростные противники, и не менее одержимые сторонники — до скуки мало разбираются в вопросах власти вообще, и власти государственной в частности… Владимир Владимирович только начинает подбираться к её [власти] вершинам». Коротко эту виртуальную мысль можно было бы выразить такой магической формулой: «Кто знает Путина, тот его не знает, а кто не знает, тот его узнает».

Может быть, все так и есть — но зачем настоящему Суркову говорить такие вещи? Зачем ему представлять В. В. Путина этаким Гудвином, великим и ужасным, для которого все законы ничего не значат, а важна только высшая целесообразность, недоступная для понимания маленьких скучных людей? Такая маска нашей суверенной демократии явно не нужна. Отражает ли интервью реальные взгляды Владислава Юрьевича на политику или некая таинственная маска ведет с г-ном Сурковым какую-то свою игру, для которой и был создан этот сайт? Что будет происходить от чтения этого реально-виртуального контента в промытых чистой селигерской водой головах «наших»?

Почему это беспокоит? Что неладно в нашем датском королевстве? Если бы такие дела творились под сухим носом Суслова, мы бы огорчились, но не удивились — геронтократия, что с нее взять. Но ведь в головах наших нынешних идеологов «зелено вечное дерево жизни». Судя по лекциям Суркова, он верно расслышал шаги истории — где-то удачно приложил ухо к земле (что не удалось Троцкому, хоть он и гордился этим). Подбираться к вершинам власти, как нас учит история, на каждом этапе надо по-разному.

Ленин, развивая диалектику Маркса и поняв роль хаоса в общественных процессах, создал «партию нового типа», которая в момент перехода «порядок-хаос» молниеносно сдвигала равновесие в нужную сторону. Сегодня рано, послезавтра поздно — это уже постклассическое понимание политической динамики. Сталин, столкнувшись с необходимостью решать архисложные задачи строительства нового общества и обеспечения его безопасности во враждебном окружении (практически без ресурсов и во временном цейтноте — ему необходимо было за 10 лет сделать то, что в других странах создавалось за 100-200 лет), переделал партию в «орден меченосцев». В отличие от ленинской гвардии революционеров-ниспровергателей, пламенных борцов и ярких трибунов, желавших воспользоваться плодами Победы, ему необходимы были творцы и созидатели, готовые беспрекословно исполнять все указания вождя во имя великой идеи. Созданная Сталиным номенклатура как военно-религиозное дворянство была инструментом власти эффективным, но короткоживущим. Они приняли страну с сохой и разрушенными фабриками, а оставили с атомной бомбой и космическими кораблями. Этот орден через Коминтерн смог направить левую интеллигенцию Запада и Востока в нужное русло и обеспечить «идейно-организационный паритет» с Западом на поразительно длительный срок — орден подгнил раньше паритета (а реально его деградация началась сразу после смерти вождя).

Грамши, поняв новаторство фашизма и душу городского среднего класса, создал учение о культурной гегемонии. Это был первый штурм постмодерна на бастионы разума. Не нужна молниеносная атака большевиков, не нужен орден меченосцев. Нужна группа хорошо оплаченных идеологов и толстая прослойка люмпен-интеллигенции. Она и накапает в уши обывателей миллионы капелек «смысла» — и повернет их сознание куда надо. Эту доктрину эффективно применили против СССР — мировоззрение интеллигенции отформатировали шуточками Райкина и Жванецкого, бесчисленными анекдотами про коммунизм, Брежнева и Чапаева, песенками кухонных бардов и посредственными произведениями Аксенова и Ерофеева. После этого нас можно было брать голыми руками демократа Собчака. Человек, который задумал и реализовал идею сайта www.surkov.name, несомненно, знаком с идеями Грамши и политическими технологиями, основанными на теории управляемого хаоса, а также с работами Т. Лири и С. Грофа по изменению сознания.

Но теперь-то постмодерн уже просто пляшет на костях Просвещения. Ему уж и люмпен-интеллигенция с поэзией Евтушенки не нужны. Хватит кучки политтехнологов, телевидения и всемирной паутины. «Уши машут ослом»! Сколько нужно было кадров, чтобы раскрутить «оранжевый» Майдан и облапошить щирых украинцев? Сколько на это ушло денег? Ничтожно мало. Уж точно в «n» раз меньше, чем на наш асимметричный ответ — раскрутку и поддержку движения «Наши». Вот это технология! Павловский с его зеленым деревом и сочным носом спускается до «зияющих высот» Суслова. Будет им о чем поговорить в райских кущах.

В этой ситуации реальный политик ходит, как по минному полю, ошибаться нельзя. Неважно по чьей просьбе и на чьи деньги был создан сайт surkov.name. Видимо, для создателя было важно одно — обозначить связь запускаемых сайтом смыслов с высокопоставленным чиновником Администрации Президента В. В. Путина. В технологиях постмодерна сбываются пророчества Средневековья — о тени, которая покидает хозяина и начинает вести собственную жизнь, обладая в то же время образом прежнего хозяина. Не имея телесности и не будучи связана с людьми никакими обязательствами, эта тень быстро снюхивается с дьяволом и приносит людям большие несчастья.

Из того же Средневековья дошло до нас пророчество о страшном глиняном Големе, который перестал подчиняться своему создателю, раби Льву. Он оживлял истукана, вставляя ему в лоб камень с надписью «Истина», и тот послушно мстил христианской номенклатуре за своего создателя. А потом взбунтовался и стал крушить евреев и самого создателя. Так же вышло и с консерваторами США, которые вздумали тягаться с раввинами. Они налепили Големов, чтобы те воевали с «марксистской заразой» — Бен Ладена, талибов и пр. А теперь те бродят по свету, во лбу у них камень «Истина» с клеймом «made in USA», и крушат всех подряд, включая далеких от марксизма южнокорейцев.

Кто-то сегодня плодит в сети маленьких виртуальных Големов. На сайте surkov.name явно намекают на подготовку какого-то хитроумного конституционного переворота в России. Оказывается, завершая свой второй и, по конституции, последний президентский срок президент В. В. Путин «только начинает подбираться к вершинам власти»! Где же источник этой власти, если и противники, и сторонники В. В. Путина «смотрят в книгу», а в этой книге-Конституции сказано, что носитель власти — российский народ, и он возлагает бремя власти на одного из граждан посредством выборов. А на выборы В. В. Путин не идет («мы пойдем другим путем!»).

В какой форме эта власть, к которой «подбирается» В. В. Путин, будет выражена, если у нас пока нет верховного поста, кроме президента. Отец нации? Каудильо? Кондукатор? Кардинал Великий Инквизитор? Какая будет маска?

Между прочим, тут и Макиавелли всполошился бы. В его времена хоть и считалось, что властитель просто обязан тайно подготовить и осуществить государственный переворот, если это надо для страны, но лишь в том случае, если он не может сохранить свою власть законно. В. В. Путину это ни к чему — он может легким мановением руки изменить конституцию и прочие законы так, чтобы узаконить свое пребывание на посту хоть Президента, хоть Отца нации на веки вечные. Зачем лишние хлопоты — «подбираться к вершинам» и пр.? Во-первых, эти вершины ему «на тарелочке поднесут» 90% российского электората, а если «правильно посчитает» ЦИК, то и все 102%. Во-вторых, государственный переворот исстари полагается готовить тайно, иначе неприлично. А тут вся мировая паутина оповещается. Нет, здесь, как сказал бы Уго Чавес, «серой пахнет».

На сайте surkov.name сказано, что Владислав Юрьевич — суверенный демократ и идеолог. С этим трудно не согласиться. Но понять, как связана суверенная демократия с методиками и технологиями, изложенными например в разделе «Лаборатория», даже квантовая логика не поможет. Обратимся к выложенному в этом разделе трактату Юрия Ларичева — «Магия и политические технологии». На мой взгляд, текст явно сделан по канонам якобы почившего в бозе в ХХ веке, циничного модернистского течения — дадаизма или дада. Сам Ларичев — фигура таинственная. Одни пишут, что он духовник Юлии Тимошенко из Черновцов, а в дневниках Блаватской проскользнуло, что он был лаборантом у Рериха, исследовал «Ничто» в Гималаях. А есть и совсем невероятные версии — «Google» сообщает, что Ларичев работает в ООО «Майкрософт.рус», разрабатывает компьютерные игры и цифровые развлечения для российских тинейджеров.

Вся эта блаватина и эти сайты, среди бела дня разглашающие тайны Каббалы — слишком уж крутой и жесткий постмодернизм. По-моему пока российский обыватель не готов к такому. Надо бы что-нибудь помягче. Обучение политиков магии Ларичев начинает по-доброму: «Мы поведём разговор о скрытых деликатных технологиях, о тонком зомбировании, о мягком воздействии на подсознание электората».

Но дальше градус повышается, из нашего русского болота нам приказывают вытащить себя за волосы и взять пример известно с кого: «Каждый правитель мечтает объединить население своей страны в единый народ, в нацию, под флагом общей идеи. Чего только не придумывали… Но национальную идею политики так и не сформулировали. Не там искали. А у евреев есть. Древнее предание мудрецов — Каббала. Масоны используют еврейскую символику. Другой нет. Еврейским пророкам поклоняется половина планеты».

Да, это уже речь не лаборанта, но Консультанта. То есть, если бы удалось бы соединить суверенную демократию с Каббалой, то, глядишь, и вторая половина планеты поклонилась бы, кому следует.

Вот такая шняга (в терминах поколения постмодерна) или фишка, как говорит среднее поколение. Только те, «кто до скуки мало разбираются в вопросах власти», еще не поняли, что уже некто несет нам свет новой вечной власти (здесь уместно вспомнить повесть А. Беляева «Властелин мира»). Этот некто мягко переформатирует наше сознание, а профессор Ковальзон объяснит, что с нами случился «скачок из царства необходимости в царство свободы». И Бафомет Вольфович пришлепнет печать: «Однозначно!»

Средство в лаборатории уже сварено, и Аннушка уже заправила его маслом. Основным ингредиентом является архетип. Ларичев сообщает по секрету: «Архетипы имеют внеземное, не человеческое происхождение… Зная их и умея с ними обращаться, можно кодировать коллективное бессознательное (наше подсознание, душу) и спровоцировать что угодно, например, привести к власти отпетого негодяя».

Ларичев слыхал от йогов, «что байку о Фаусте и Мефистофеле рассказали немцам проезжавшие мимо татары». Дело было в 1501 г., число Ларичев не запомнил. Нас число не интересует, мы в Каббале пока не сильны. Нам важно, что Фауст прочитал татарам прекрасные стихи: «Мой хозяин — Мефистофель, стильный велик(х)ан». Стихи на санскрите, дальше с трудом понятные, так что полностью приводить не буду.

Сейчас на Руси иных времен татары и хазары, но стихи эти в разных вариантах передаются ими из поколения в поколение, зашифрованные в Каббале, архетипах и теореме Гёделя. И кто-то из них, чуть-чуть сдвинув светоносную маску, надиктовал на сайт Рубинштейну:

Наш хозяин — Денница, мы узнаем его стиль.

К Рождеству вместо снега он посылает нам пыль.

Мы плетемся в обозе его бесконечной орды.

Ох уж эти поэты и Фаусты. Расщепляют наше бедное сознание. Кто же, в конце концов, их хозяин? Или это, как у древних славян, светоносный бог, дарящий нам пушкинский «луч Денницы» — но тогда зачем он к Рождеству посылает нам пыль? А с другой стороны, как говорил Бродель, «событие — это пыль». И что это за орда, откуда она ползет на Россию? Или это все-таки Люцифер — но тогда зачем поэту признаваться, что он ему служит? Сайт называется «Тайное и явное». Я лично держал в руках две книги: одна называется «Протоколы советских мудрецов», другая — «Протоколы сионских мудрецов». Одна из них — явно со знаком минус по отношению к моему народу, другая — со знаком плюс, а вот какая из них — фальшивка, а какая — настоящая — вопрос. Одна из них — субъективная рефлексия. Другая — технология конструирования будущего. Как тут не вспомнить Э. Лоренца с его «эффектом бабочки» и утверждением, что будущее невозможно предсказать, его легче сконструировать.

Нет, товарищи Фаусты, Левиафаны и Консультанты, вы уж определитесь, кому вы служите! Вот ключевой вопрос. И учтите, что еще Нострадамус предсказал, что победу одержит сильнейший. Так что не промахнитесь! Помните, кто сказал «Наше дело правое, победа будет за нами?» Этот человек в отличие от Нострадамуса не предсказывал будущее, а конструировал его. Кстати, недавно по телевидению, известному своей исступленной ненавистью к «этому человеку», в одном из программ вдруг прозвучало, что все успехи современной российской музыки были заложены во времена «почти былинные» (как называл эпоху «этого человека» В. Высоцкий).

Вместо заключения: Общество Спектакля

В 1967 г. французский философ, художник и режиссер Ги Дебор издал свой знаменитый труд «Общество Спектакля», в котором подверг критике современный капитализм и усиление роли СМИ и индустрии развлечений в жизни общества. Вот что сказано о Деборе и его труде на сайте www.wikipedia.com. «Он выдвинул идею о том, что современный капитализм отчуждает не только продукт труда, но и свободное время труженика: придя с работы он тратит его не на семью и саморазвитие, а на потребление товарных фетишей или просмотр телепередач, рекламирующих данные фетиши. Если раньше в состав капитала входили средства производства, денежные активы и другие “физические блага”, то теперь он поглощает а себя образы, рождаемые СМИ, и информацию. Это лишает человека права свободного суждения, а свободное общение сменяется односторонним диктатом СМИ.

Ги Дебор разделяет два вида спектакля: распыленный, присущий странам Запада, и концентрированный, проявивший себя в СССР и Китае. Концентрированный спектакль, по его мнению, отличается от распыленного большей нетерпимостью к свободе слова, более сильным репрессивным аппаратом, но меньшей фетишизацией товарного производства. В последующих «Комментариях к Обществу Спектакля» Ги Дебор выдвинул идею о том, что крушение СССР и рыночный фундаментализм приведут к торжеству нового вида спектакля — интегрированного, который будет совмещать в себе диктат потребления и сильный репрессивный аппарат. Многие полагают, что Интегрированный Спектакль в полной мере реализовал себя в США после терактов 11 сентября». Ну а далее началось его победоносное шествие по нашей многострадальной планете…

Диктат потребления и сильный репрессивный аппарат, о которых писал Ги Дебор, — это неолиберализм в экономике и диктатура в политике, то есть власть ТНК и силовиков. Они ли будут главным масками Спектакля — это тема отдельного разговора.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
14.01.2022
Намеченный курс по преображению Нижнего Новгорода не ограничится празднованием 800-летия.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
13.01.2022
И Глеб Никитин не намерен снижать темпов развития Нижегородской области.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.