16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
15 Октября 2008 года
160 просмотров

Меж двух стульев

Главной родовой проблемой Союза
правых сил являлось то, что эта политическая партия возникла в конкретной
ситуации, осенью 1999 года, именно как союз. В то время под правыми политическими
силами понимались все ратовавшие за развитие рынка и сохранение демократии, за
права человека, за прекращение войны в Чечне, за переход к профессиональной
армии, за возможность альтернативной службы и так далее и тому подобное.

Все эти силы объединились, и это
был действительно союз правых сил и союз очень разных сил. Две главных
колонны, которые вошли в состав СПС, это выразители интересов крупного капитала
и топ-менеджмента крупных корпораций — с одной стороны, и выразители интересов
среднего класса – с другой.

Согласитесь, у РАО ЕЭС и у частного
предпринимателя интересы хотя в чем-то и схожие, но в основном все-таки разные.
А интересы топ-менеджера РАО или Газпрома, Чубайса или Миллера, коренным
образом отличаются от интересов простого интеллигента-бюджетника, учителя или
врача.

Получилось так, что СПС выражал
интересы двух достаточно разных и широких политических групп и политических
сил. Одна из них – это крупный капитал и люди связанные с управлением этим
капиталом, другая – средний и малый бизнес, и интеллигенция (интересы среднего
бизнеса и интеллигенции не совпадают в экономической части, но в политической –
совпадают).

Поэтому СПС так и не определился,
чьи интересы он преимущественно должен отстаивать. В результате получилось так,
что те, кто представляли интересы крупного капитала, в итоге ушли в
политическую партию, которая более эффективно представляет интересы крупных
корпораций и их менеджмента, а именно в политическую партию «Единая Россия».

Даже на примере нижегородского СПС
мы видим, что в «Единую Россию» ушли директора крупнейших нижегородских
промышленных предприятий, которые были в СПС, в «Единую Россию» ушли
нижегородские банкиры. Эти люди перешли именно потому, что они всегда
рассматривали политическую партию как средство политической борьбы за интересы
тех сил, которые они представляют, за интересы крупного бизнеса. И в этом плане
«Единая Россия», безусловно, оказалась более эффективным инструментом.

При этом СПС не стал партией
среднего класса. И в этом, наверное, самая главная ошибка его руководителей. В
тот момент, когда интересы крупного капитала стала отстаивать «Единая Россия»,
нужно было решительно отказаться от спонсорства со стороны крупных
олигархических структур, и становиться партией среднего класса.

Нижегородские лидеры СПС последней
волны, такие как Андрей Осипенко, Александр Котюсов, Александр Блудышев, Павел
Солодкий, — все эти люди, безусловно, являются выразителями интересов среднего
класса, интересов предпринимателей и интеллигенции. Так же и по всей стране.

Главное противоречие в СПС
последних лет состояло в том, что федеральные лидеры Союза правых сил, такие
как Никита Белых, Леонид Гозман, Борис Надеждин, ориентируются на интересы, в первую
очередь, крупного капитала, а не среднего класса.

Те же эспээсовцы, которые
ориентировались на средний класс, стали постоянными героями телепередач
Владимира Соловьева, Тиграна Кеосаяна, а некоторые даже сидят в жюри всяких
шоу, где выступает художественная самодеятельность, и люди, не умеющие кататься
на коньках, катаются на коньках.

Партией среднего класса СПС не
стал. В этом его главная проблем и беда.

Уверен, что такой мудрый гуру
политической социологии, как Леонид Гозман, должен это понимать. Он должен
понимать, что серьезная правая партия сегодня может появиться, только если это
будет партия среднего класса. По-другому добиться успеха невозможно.

С этой точки зрения такие вновь
образованные партии, как «Гражданская сила» Михаила Барщевского, конкурируют с
«Единой Россией» за право представлять интересы крупного капитала. Интересы же
среднего класса не представляет попросту никто. СПС пока тоже за это не
берется.

Спрос на политическую партию –
защитницу интересов среднего класса в стране, безусловно, есть, поскольку
средний класс стремится заявить о собственной позиции, это объективная
реальность.

Вопрос только в том, достаточно ли
сейчас у Леонида Гозмана политических и финансовых ресурсов для того, чтобы
реализовать этот проект. К сожалению, моя оценка – ресурсов недостаточно, и он
вряд ли возьмется за это дело.

И если Гозман за это дело не
возьмется, то возможны два варианта развития событий. либо самороспуск СПС, что
было бы достаточно честно, либо инкорпорация бренда СПС в какой-то другой бренд
– слияние с какими-нибудь политическими партиями и извлечение хоть какой-то
выгоды из остатков былого бренда.

В Нижнем Новгороде спрос партию среднего
класса есть, и он выше, чем в целом по стране. Во-первых, потому что мы
город-миллионник, а в крупных городах такой спрос всегда выше. Во-вторых, так
уж исторически сложилось, что лидеры СПС – выходцы из Нижнего Новгорода. И к
партии, которую создавали Борис Немцов и Сергей Кириенко всегда было немножко
больше доверия. Когда проваливались на чемпионатах наши хоккейные и футбольные
клубы, мы болели за СПС практически как за спортивную команду, костяк которой
составляют нижегородцы.

Есть у нас в регионе и достаточно
яркие лидеры, которые, к сожалению, рассосались по разным другим политическим
партиям. Кроме уже упомянутых лидеров, которые перешли в «Единую Россию», можно
вспомнить, что и в «Справедливой России» у нас есть очень яркие выходцы из СПС.
Например, Галина Юрьевна Клочкова, которая была очень яркой представительницей
СПС в прежнем формате. Это был действительно выразитель интересов среднего
класса, она не понимала и не хотела понимать, почему она должна отстаивать
интересы крупного капитала. Она предприниматель и интеллигент в одном лице,
поэтому она выражает и отстаивает интересы предпринимателей и интеллигенции.

Думаю, нужные для создания правой
партии люди у нас есть. Вопрос только в том, что партия не может быть
региональной. Партия должна быть федеральной. Но если проект создания правой
партии как партии среднего класса будет реализован на федеральном уровне,
Нижний Новгород окажется в первых рядах этого процесса.

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.