16+
Аналитика
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
31 Августа 2012 года
734 просмотра

Михаил Бурдиков: «Они сказали: вот проект процветания области, и академия самбо — ее главное звено»

От редакции. История вопроса

На текущей
неделе в Нижегородской области попал в медийное
пространство скандал, который имеет все шансы выйти на федеральный уровень. В
его эпицентре оказались представитель Нижегородской области в Совете Федерации
Александр Вайнберг и бывший министр внутренней
политики правительства Нижегородской области Дмитрий Шуров,
который покинул свою должность совсем недавно – 1 августа. По крайней мере,
если верить еще одному участнику этих событий – хорошо известному в
нижегородском регионе человеку — председателю совета директоров ОАО
«Международная олимпийская академия спорта» (ОАО «МОАС») Михаилу Бурдикову.

Бурдиков распространил на этой неделе открытое письмо, в котором фактически
обвинил Вайнберга и Шурова в рейдерском захвате
Академии самбо — ОАО «Международной олимпийской академии спорта».

О чем идет речь?

Всемирная
академия самбо, расположенная в г. Кстово, известна далеко за пределами страны.
Более двадцати национальных сборных, не только России, но и других стран мира,
тренируются на базе академии. Сам спортивный комплекс представляет собой
изрядный «кусок» собственности.

По оценке
Михаила Бурдикова, стоимость этой собственности может
составлять от трех до пяти миллиардов рублей. Независимые оценщики говорят, что
ниже трех миллиардов рублей эта цифра вряд ли может опуститься.

Тем более
странно видеть договор о купле-продаже, в котором эта собственность продается
за 20 миллионов рублей.

У меня есть
ксерокопия этого договора. И вот что в нем сказано.

«Открытое
акционероное общество «Международная олимпийская
академия спорта», … в лице Сычаева Дмитрия
Александровича, действущего на основании
доверенности, удостоверенной 30 июля 2012 года нотариусов г. Н. Новгорода
Воробьевым В.В., … именуемое в дальнейшем «Продавец» с одной стороны и Общество
с ограниченной ответственностью «ПолимерСтрой» … в
лице генерального директора Крутикова Павла Михайловича, действующего на
основании устава, именуемое в дальнейшем «Покупатель», с другой стороны, а вместе именуемые «Стороны», составили настоящий
договор о нижеследующем…»

Далее, в
пункте «Предмет договора» перечисляются объекты недвижимости. Это, вкратце,
«здание главного корпуса …, здание универсального спортивного зала…,  здание теннисного корта …, здание гостиницы
на 24 места с гаражами и сауной…, здание спортивно-оздоровительного комплекса с
плавательным бассейном …», в общем, достаточно солидные, как видно даже при
первом приближении, объекты недвижимости.

Далее, в
пункте «Цена и порядок расчетов» сказано вот что.

«Цена
приобретаемых покупателем объектов недвижимости, указанных в п. 1.1. настоящего
договора, составляет 20 320 000 (двадцать миллионов триста двадцать тысяч)
рублей, (в т.ч. НДС 18%). Указанная цена установлена соглашением сторон по
настоящему договору, является окончательной и изменению не подлежит.

Указанную
сумму покупатель оплачивает продавцу путем передачи при подписании настоящего
договора простого векселя ООО «ПолимерСтрой» от 31
июля 2012 года на сумму 20 320 000 (двадцать миллионов триста двадцать тысяч)
рублей, сроком оплаты – 31 июля 2013 года. Стороны не признают рассрочку
платежа по договору залогом в силу закона».

Под
договором стоят подписи: со стороны продавца (открытое акционерное общество
«Международная олимпийская академия спорта») – Д.А. Сычаев;
со стороны покупателя (общество с ограниченной ответственностью «ПолимерСтрой») – П.М. Крутиков.

Из этого
договора, как видно, не следует, что к этой истории имеют отношение сенатор Вайнберг и недавний областной министр Шуров.
То, что это так, следует только из слов Михаила Бурдикова.

Естественно,
как того требует журналистская этика, я пытался связаться с Александром Вайнбергом и Дмитрием Шуровым,
чтобы услышать их точку зрения и получить сведения об их позиции по данной
проблеме.

К сожалению,
получить их комментарии не удалось: контактов Дмитрия Шурова
найти так и не получилось, а Александр Вайнберг
отказался комментировать данную тему.

Чтобы
разобраться в этой истории, я отправился к Михаилу Бурдикову,
который был рад этому визиту и этому разговору. Михаил Бурдиков,
почетный гражданин Нижегородской области, – это человек, чье имя всегда было
неразрывно связано с Академией самбо. Его имя известно не только в регионе и в
стране, но и в мире.

Михаил
Геннадьевич – человек сложный, он — личность в полном смысле этого слова. И мне
бы хотелось, чтобы читатели увидели эту личность так, как увидел ее я – со
всеми шероховатостями – и бесконечной преданностью тому делу, которому он отдал
всю свою жизнь.

***

— Эти два человка, Вайнберг и Шуров, обратились ко мне, утверждая, что губернатор одобрил
переход академии в государственную структуру Нижнего Новгорода.

— Нижегородской области?

— Нет. В
Нижегородскую область по ряду причин я не пошел бы. Именно в Нижний Новгород, к
Олегу Кондрашову. И разговор о продаже, тем более – о продаже собственности
Академии самбо какой-либо частной структуре совершенно не шел.

Участвовали
в этом разговоре Александр Вайнберг и Дмитрий Шуров. «Мы дадим 30 миллионов на достройку. Так как в
октябре, 4 октября в нижегородский регион должен приехать Владимир Путин и мы его встречаем. И мы должны его встретить
достойно.

При этом
разговоре присутствовал президент Федерации самбо России Сергей Елисеев.
Присутствовал и юрист Елисеева. Сначала мы были на даче у Шурова,
мы с Елисеевым, потом у Вайнберга. Но в это время все
уже было сделано, вся махинация уже произошла. И получается, что они нам лапшу
вешали на уши.

И я сказал
сразу: кроме госструктуры я никуда не пойду. Кроме того, для того, чтобы
принимать решения, у меня есть юрист, с которым я должен посоветоваться, у меня
есть совет.

— То есть вы считаете, что вас с самого начала сознательно
вводили в заблуждение?

— Да. При
этом они прочили Кондрашова в губернаторы. Cделали программу специально для Кондрашова –
программу процветания Нижегородской области. Они запудрили мозги мне. Они
говорили: через несколько лет, через два-три года, Олег Кондрашов намерен
избираться в губернаторы Нижегородской области. И Валерий Шанцев рассматривает
Кондрашова как своего преемника. Нужна Кондрашову хорошая идея, хорошая
программа, с которой он мог бы идти на выборы? Конечно, нужна. И вот эта
программа процветания Нижегородской области, ядром которой станет Академия
самбо, и есть то самое, в чем заинтересован и нуждается Олег Кондрашов.

Так они мне
говорили – и я поверил. Главным образом потому, что к Олегу Александровичу
Кондрашову я отношусь с большим уважением. И если уж и вести разговоры о
передаче Академии самбо куда-нибудь, то для меня таким единственным путем было
бы включить академию в структуру Нижнего Новгорода.

— А если бы речь зашла о передаче академии
правительству Нижегородской области?

— Лично мне
не хотелось бы относиться к ведомству министра спора области
Виктора Харитонова. Кроме того, наши отношения с губернатором не такие
уж и простые. Он приглашал меня к себе только один раз, когда меня удостоили
звания почетного гражданина Нижегородской области. И мне не кажется, что
губернатор заинтересован в развитии нашей академии.

Так вот, эти
ребята мне говорят: академию мы не трогаем, создаем свою структуру. Сюда будут входит не только мы, то есть Вайнберг
с Шуровым, но и президент Dсемирной
федерации самбо и депутат Госдумы Василий Шестаков. И это, кстати говоря,
человек, который отлично знает Путина – по борьбе, боролись вместе. Я знаю
Василия Борисовича больше сорока лет.

Естественно
и я, и Елисеев – мы уши развесили. А они-то уже в это время шуровали вовсю…

Для меня это
было шоком. Разве я мог три миллиарда подарить кому-то бесплатно?! Это дурь какая-то…

— Академия самбо ведь была построена не на
государственные средства?

— Все было
построено не на государственные средства. Государственных средств не было
вложено здесь ни рубля. Вкладывался кто здесь в первую очередь? Новогорьковский нефтеперерабатывающий завод и «Газпром».
Завод – это Егоров Юрий Александрович. А «Газпром» — это Вяхирев Рэм Иванович.
Я, кстати, недавно был в гостях у Рэма Ивановича на даче под Москвой – мы с
Елисеевым вместе ходили.

Ну и что? Мы
сами, своими силами, как говорится, все делали. Когда нас «Волготрансгаз»
кинул, мы сами, Своими силами здесь обходились.

—  А что вы
имеете в виду, говоря, что «Волготрансгаз» вас кинул?

— «Волготрансгаз» хотел забрать академию себе. Забрать
приличный кусок. Вяхирев Рэм Иванович мне подписал лично – все безвозмездно. А
Щеголев-младший, Щеголев Игорь Львович, вызвал меня к себе – это было около
десяти лет назад, году в 2000-м или в 2001-м, и говорит: ты уже старый и
больной. У него в это время сидел Виталий Антонович Потапов, который прежде
возглавлял УВД Нижегородской области, а теперь работает одним из заместителей
Игоря Львовича Щеголева в ООО «Газпром трансгаз
Нижний Новгород».

И Щеголев
говорит мне: ты – старый больной человек, давай уходи, а мы забираем себе все.

Я встаю и
говорю: у тебя охраны 200 человек, здоровых людей. Вот я поставлю руку – и кто
мою руку согнет, сломает – тогда я напишу заявление прямо здесь и уйду. Я
думал, он бросится сейчас на меня. Если бы он бросился – он бы остался на всю
жизнь инвалидом.

— Вы имеет в виду Потапова или Щеголева?

— Щеголева,
Щеголева. Потапов – слабый, а я имею в виду Щеголева, Игоря, молодого.

Ну и что они
сделали? Они поставили на это дело брата моего родного. И вот мой брат заходит
ко мне в кабинет и говорит: скоро академию мы заберем у тебя. На этой неделе
уже заберем.

— То есть ваш брат Александр выражал точку зрения «Трансгаза»?

— Да, да.
Они его на работу взяли. Он меня хотел посадить. У меня тогда искали оружие –
омоновцы с автоматами, шесть человек. Все перевернули.

Короче
говоря, война кончилась тем, что они судились два года с нами – и все
проиграли. Проиграли по той причине, что не правы были. Не правы, потому что
Вяхирев нам все подарил. Вяхирев и старший Щеголев, а младший хотел это хапнуть все. Они выделили на строительство 115 миллионов –
или тогда, до деноминации, речь шла о миллиарда? – 115 миллионов они выделили, только не деньгами,
а векселями, а взамен хотели забрать все.

Но это
долгая история. Сейчас самое главное другое.

— В общем, пока шли ваши переговоры
с Вайнбергом и Шуровым
внезапно выяснилось, что…

— … что они
уже захватили все.

— Как же у них это получилось?

— А
получилось у них так. Они говорят: вот тот проект, который есть, проект
процветания Нижегородской области, — это гениальный проект. И вот, вроде,
Кондрашов хочет быть губернатором – и мы давай, этот проект пустим, так
сказать, под него. И мне дали записку: согласен ли я, так сказать, сотрудничать
с Кондрашовым.

Я говорю:
давайте мне Кондрашова сначала. «А он в отпуске» — а он и на самом деле был в
отпуске. «Мы от него». И Шуров представился уже
первым замом его. Что пока еще официально не работает в этой должности – но уже
фактически зам, и является помощником Кондрашова.

При этом, опять повторюсь, разговора о частной структуре никакого не
было. У меня и в голове такого не было. Я просто их ненавижу, все эти фирмы.

— Разговора о том, что речь идет о
передаче Академии самбо в частные руки не было?

— Конечно! Я
даже не знал об этом. И не думал ничего такого.

Но что
интересно? Они сказали: вот проект процветания области Нижегородской. И
академия самбо является главным звеном этого проекта. Без нее этот проект
вообще не проведешь.

И я
естественно уцепился: давай. Но никаких договоров о передаче не было. Вообще
разговора об этом не было. Речь шла о проекте, о будущей работе и наброски этой
деятельности. А все дела, я говорю, будет решать уже юрист и президент
Федерации самбо России.

— Какие-то бумаги вы подписывали, Михаил Геннадьевич?

— Я подписал
доверенность. Доверенность на имя Сычаева. И
оформлялись все документы за день – за два до этого. Оформлялись все документ
чрезвычайно быстро, в рекордно быстрые сроки – за неделю все уже было готово.

— Вы подписали доверенность на чье имя?

— На Сычаева. Это мой товарищ. Я его знаю больше тридцати лет и
кроме хорошего ничего от него до сих пор не видел. И он мне на кресте клялся, в
присутствии свидетелей, что никогда пакости не
сделает. И я поверил ему.

— То есть вы подписали доверенность, что он имеет
право распоряжаться собственностью академии самбо?

— За меня,
да.

— И это давно было сделано или только сейчас?

— Это было
сделано до приезда президента федерации. Врать не буду, когда.

— То есть до визита Вайнберга
и Шурова?

— До визита Вайнберга и Шурова.

— То есть он от вашего имени подписал договор о
передаче…

— Но ведь,
поймите, я имел в виду, что буду работать в структуре Нижнего Новгорода. С Шуровым, который сказал, что он зам Кондрашова.

При этом они
взяли меня в штатное расписание. Положили зарплату такую, что… Шуров говорит: давай, вот штатное расписание, Кондрашов его
утвердит. И написали мне зарплату 150 тысяч рублей.

Я говорю:
мне не надо такую, ребята. Вот сделайте нашим
техничкам, которые с голоду помирают, 20 тысяч, а дальше – будет видно. «Ну хорошо, мы сделаем 20 тысяч всем техничкам, а тебе
сделаем 80». Это справедливо. Если бы у нас страна жила по этому методу, то
процветала бы она. Что ж, больше и не надо, говорю я. Этого мне хватит – во, выше головы. Утвердим, говорят они, это у Кондрашова.

И,
естественно, я уши распустил.

Я не мог не
распустить уши, потому что Вайнберг манипулировал
губернатором. И если тот раньше не давал добро на хорошее дело с академией, то
теперь, мне показалось, он дал добро на хорошее дело с академией.

Они упирали
на то, что академию нужно отремонтировать к приезду Путина. На ремонт, они
говорят, мы сразу даем много денег.

— Каким образом все-таки академия могла перейти в
чью-то собственность?

— Они
подделали все – и все.

— Вы думаете, что речь идет о подделке?

— А тут и
думать нечего.

— Сычаев подписывал какие-то
бумаги от вашего имени?

— Он
подписывал, но он не имел на это права. Он сделал договор купли-продажи. Но он
не имел права сделать это без мнения совета.

— И все-таки: Олег Кондрашов имеет ко всему это
отношение или не имеет?

— Он
совершенно не знает об этом.

— То есть речь идет о частной структуре, которую, по
вашему мнению, организовали Александр Вайнберг и
Дмитрий Шуров – и фактически теперь академия самбо –
по крайне мере, на бумаге, — передана ей?

— Я хотел бы
показать Кондрашову, как они его обманывают. По словам этих людей, визит Путина
должен состояться 4 октября. И они хотели бы принять его здесь. И они говорили,
что это все согласовано с Валерием Павлиновичем
Шанцевым.

— А на самом деле, как вам кажется, Шанцев какое
отношение имеет к этой истории?

-Думаю, что
никакого.

— То есть, прикрываясь именами губернатора и главы
администрации Нижнего Новгорода двое людей – Дмитрий Шуров и Александр Вайнберг —
осуществили некую операцию по передаче Академии самбо в свои частные руки?

— Да.
Обманув меня полностью. У меня есть три свидетеля: это наш юрист, Елисеев и его
юрист.

Эти люди
говорили: мы ждем президента. Но в это время они все уже сделали. Все уже было
сделано, все было готово, вся махинация.

— Михаил Геннадьевич: что будет дальше. Как вы будете
действовать и что вы ждете от всей это истории, чем она, по
вашему, закончится?

— Сразу вам
говорю: эта история кончится хорошо для нас. В суде мы уже были в арбитражном. Сычаев сейчас
скрывается, его найти не могут. Телефонную трубку он не берет.

— Сычаева не могут найти?

— Он
скрывается. Судьи говорят, что суд мы, скорее всего, выиграем.

— А Сычаев вообще как-то
выражал свою позицию по этому делу? Может быть, он имел с вами разговор на эту
тему, высказывал какое-то свое мнение, что-то, может быть, объяснял?

— Он объяснял… Он говорил что-то про то же самое – процветание и
так далее…

— По-вашему – он знает, что происходит или тоже был
введен в заблуждение?

— Он больше
всех знает. Он вообще очень умный человек.

Все вообще
было организовано хитро. «Мы хотели ФОК сделать в Нижнем Новгороде через
год-два. Но не будем строить. Можно здесь ФОК достроить и сделать область
процветающей».

— Это они вам так сказали, что хотели построить ФОК?

— Да, это
они говорили. «Мы не хотим строить ФОК. Лучше вот здесь достроим и сзади
пристроим все, что нужно. Сделаем проект процветания области». Но они хотели сделать это знаете как? Сами. Нас выкинуть и уже
преподнести Путину, что они все это тут сделали. Теперь-то я разгадал их планы.
Нехорошие их планы.

Мы
изначально хотели сделать оздоровительный комплекс. Сейчас эти люди сказали,
что хотят сделать это под Кондрашова.

— Как вы думаете, почему сейчас и Шуров,
и Вайнберг не дают никаких комментариев к этой
истории? Я ведь пытался с ними связаться.

— Я тут
вообще ничего не знаю. Эту всю историю Сычаев
выдумал. Сычаев сейчас – безработный и бомж. Ну как
можно всю такую историю провернуть? До сих пор не верю этому. Это все равно,
что Зимний взять. Но все документы сразу, моментально
оформляют. Сразу.

А почему
комментариев не дают? Я скажу: они попались.

— Михаил Геннадиевич, после всего, что вот сейчас
случилось – как, вы думаете, сложатся ваши отношения с властями? В частности,
например, с главой администрации города Нижнего Новгорода Олегом Кондрашовым –
если эти отношения вообще сейчас каким-либо образом сложатся?

— Я думаю,
что они сложатся. Кондрашов ведь не имел отношения к этой истории.

У меня есть
серьезные разработки в плане оздоровления населения в Нижегородской области.
Академия самбо занимает в этих разработках центральное место. Однако касаются эти разработки всего нижегородского региона в
целом.

Мне кажется,
что планы развития региона, которые намечаются в действиях Олега Кондрашова,
имеют будущее. Мне кажется как человек в высшей степени разумный и уверенный в
позитивном развитии нашего региона, Олег Кондрашов должен заинтересоваться
этими разработками. Которые я готов ему представить в
любой момент. И если бы вы этому способствовали – я был бы очень рад.

Потому что
главное – это здоровье людей. На этом основана наша академия. И я думаю, что мы
победим.

По теме
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.
22.10.2021
Нежелание нижегородцев вакцинироваться – результат проваленной информационной кампании.
19.10.2021
Хотя формально вариант переписи населения через портал Госуслуг ничем не отличается от традиционного.