16+
Аналитика
16.04.2021
Было бы странно, если бы в год 800-летия Нижнего Новгорода он старался быть незаметным.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
15.04.2021
Будет ли иметь продолжение попытка создания космодрома в Нижегородской области?
14.04.2021
НОЦ – инструмент реализации научного потенциала нижегородских вузов.
08.04.2021
Участившиеся задержания нижегородских коррупционеров – не уникальная для России ситуация.
07.04.2021
Узбекистан – очень интересное направление внешнеэкономической деятельности нижегородских предприятий.
02.04.2021
Руководство Бора смотрит на проблему стелы как на какую-то временную, случайную.
01.04.2021
Программа развития Нижегородской агломерации презентована на самом высоком уровне
01.04.2021
Ретро-трамваи – хорошо, но гораздо важнее создать единую транспортную систему.
29.03.2021
«Единой России» необходимо приложить серьезные усилия, чтобы заинтересовать большую часть нижегородцев.
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
12 Февраля 2014 года
226 просмотров

Мирный атом

Марк Глинский, первый заместитель генерального директора
ФГУГП «Гидроспецгеология», кандидат технических наук:

Сегодня много разговоров ведется о целесообразности
строительства АЭС в Навашине. Так вот, как специалисту, мне совершенно точно
известно следующее: когда проводились первые прикидки по нижегородской станции,
было сказано, что площадка выбрана в районе карстово-суффозионных явлений, но
есть нормативы, по которым на выбранной площадке не должно быть карстовых
воронок. Именно по этому признаку и выбиралась площадка. ФГУГП
«Гидроспецгеология» провела геологические исследования – бурение скважин,
дополнительные геофизические работы с использованием всего современного
инструментария геологии, необходимого для исследования карстово-суффозионных
явлений. В рамках этих работ были приглашены крупнейшие российские ученые,
специализирующиеся на исторической геологии, которая рассматривает вопросы
формирования земной коры и возможности оценок с точки зрения исторической
геологии. Также к этой работе были привлечены специалисты по моделированию.
Проводился огромный комплекс работ, заказчиком которого был Атомпроект.

В результате было установлено, что сама площадка атомной
станции входит в зону карстово-суффозионных явлений, но находится в той ее
части, где нет и исторически уже не может быть карстообразования. Потому что
там не протекают пресные воды, а значит, нет процесса растворения, там
достаточно плотные глины. Они загипсованы и уже не подвергнутся вторичному
разрушению. Разрез, о котором говорят оппоненты строительства АЭС, может еще
подвергаться изменениям, но для строительства выбран не он. Площадка для
станции находится там, где карстово-суффозионные процессы уже не могут
развиваться – все, что там было, уже давным-давно «залечилось». По поводу
выбора площадки прошли многочисленные слушания и словесные баталии, в которых
участвовали геологи и прочие специалисты, а также те, кто просто пребывает в
уверенности, что разбирается в геологии. Это как с футболом – у нас в стране
все знают, как надо играть и что надо строить.

Я точно могу сказать, что везде, где готовились документы к
распоряжению Правительства, которое давало разрешение на проектирование (за
этим строго следит Ростехнадзор), заключения делались через научное
обоснование, методом жарких дискуссий, и площадку эту удалось отстоять, потому
что оппонентам наши доводы крыть было нечем. Были проведены два
научно-технических совета. Один проходил у нас в Гидроспецгеологии, а второй –
в Институте геоэкологии имени Сергеева, который возглавляет академик Виктор
Иванович Осипов. Он специалист №1 по глинам в мире. И в этом институте как раз
выступала специалист по исторической геологии, которая, несмотря на сложность
терминологии и узкое ее применение, доступным русским языком объяснила, что на
выбранной площадке нет и не может быть в дальнейшем никаких
карстово-суффозионных процессов. Для этого нет природных причин – нет
перетекания воды, урезов или старых палеодолин. Все говорит о том, что на
выбранном месте монолитные породы и сравнительно спокойная толща, которая не
может быть подвергнута карстово-суффозионным процессам.

Напомню, что АЭС строить нельзя в природных заповедниках и в
сейсмоопасных зонах с возможностью землетрясения в 9 баллов. В остальных местах
строить можно, это лишь цена вопроса. Другое дело, что никто не собирается
зарывать деньги в землю и строить АЭС там, где велик риск ее потерять. В
остальных случаях подбираются технические и технологические решения для
конструкций и фундамента, чтобы воронка отрыва, если вдруг такое случится, не
рвала фундамент. Это обязательно учитывается проектировщиками независимо от
степени безопасности места.

Гидроспецгеология занимается также мониторингом недр на
территории Российской Федерации (изучает подземные воды, экзо- и эндогенные
процессы, то есть глубинные процессы и процессы выветривания). Плюс у нас есть
еще такое направление работы, которое связано с гидродинамическими
характеристиками поля – мы пытаемся найти физическую основу колебаний уровня подземных
вод с возможностью прогнозирования землетрясений на какой-то более-менее
среднесрочный период. Полученные нами данные передаются в Институт физики
Земли. Также мы занимаемся мониторингом недр в контуре предприятий Росатома.
Так вот объем имеющихся у нас данных по этой станции не дает поводов для того,
чтобы говорить о какой-либо опасности. У нас работают специалисты высочайшего
уровня, и никто не собирается подвергать опасности атомный объект, мало с чем
сравнимый по своей стоимости.

По теме
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?