16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
1 Апреля 2014 года
229 просмотров

Мобилизация: возможности и риски

Идея о том, что ситуация, складывающаяся сегодня в России и
вокруг России, создает определенные условия для проведения глубоких и крайне
важных для страны реформ, имеет право на существование – в связи, с одной
стороны, с огромной геополитической удачей, а с другой стороны – с той
объективной ценой, которую придется заплатить за эту удачу. Крым мы
получили «в кредит» — не было войны, не было гробов, каких-то сверхусилий со
стороны общества, люди радостно получили Крым, сидя на диване, или выходя на
праздничный митинг. И платить придется именно издержками в экономической сфере,
которые наши «партнеры» нам обеспечат по полной программе. Совершенно не стоит
расслабляться, хихикать по поводу вводимых санкций. Кажущиеся несерьезными, они
не дают нам двинуть ни одним долларом, лежащим на счетах даже в российских
банках – так или иначе эти движения контролирует Запад через свою банковскую
систему. Сложности получат далеко не только несколько лиц из ближнего круга
российского президента, а вся наша экономика в целом, поэтому ее ждут
тяжелейшие времена.

Правительство это все прекрасно понимает, и у нас уже
включена модель мобилизационной экономики. И – шире – мобилизационная модель
существования политической и общественной систем. Для экономики же это будет
означать то, что исключительно государство останется единственным крупным
спонсором, инвестором для развития экономической системы. Частные деньги
разбегутся – сначала западные, а потом, тихонечко, сдуются и внутренние частные
инвесторы, отчасти потому, что они тоже сидели на игле западных финансовых
заимствований.

По оценкам серьезных экспертов, такая мобилизационная модель
сумеет продержаться в современной России в лучшем случае два года – на более
длительный срок не хватит внутренних ресурсов. И к этому времени перед нами
встанет выбор – либо кардинально менять экономическую, а вместе с ней и
политическую, а, значит, и социальную систему, проводить широкомасштабные
социально-политические и экономические реформы, либо эта система просто
сломается, схлопнется, придет к всеобъемлещему и разрушительному коллапсу.
Произойдет ровно то, что уже произошло осенью-зимой 2013-2014 годов на Украине.
Если мы этого не хотим, то тогда действительно эту мобилизационную модель
существования России нужно использовать не как инструмент заморозки и
консервирования нынешней политической системы (законсервировать надолго не
получится), а как инструмент для обеспечения переходных условий к этим самым
широким внятным продуманным политическим и экономическим реформам.

Как историк могу напомнить, что в нашей новейшей истории есть
примеры такого выхода из мобилизационной модели, когда он осуществлялся за счет
широкомасштабных социально-политических и экономических инноваций. Это прощание
с мобилизационной моделью военного времени, которую включили во время Великой Отечественной
войны, и которая просуществовала еще несколько лет по ее окончании, в период
восстановления разрушенной войной экономики (восстанавливали тоже
мобилизационными методами – вариантов других просто не было). На тот момент
нашлись и способные на это представители элиты, и мощный народный импульс снизу
– желание народа-победителя жить по-новому, жить не в казарме, по приказу, а
жить своим умом, своим талантом, своими силами (потому что народ доказал –
прежде всего самому себе, – что он может жить и побеждать с помощью своей
активной и сознательной деятельности из любви к Родине и желания ей помочь.

Часть власти этот очень мощный посыл услышала, и эти два
фактора – народное настроение и готовность хотя бы части политического
руководства страны пойти на широкомасштабные реформы – дали колоссальный
эффект, тот рывок послевоенной России конца пятидесятых – начала семидесятых
годов. Мы помним модернизацию политической системы, начатую хрущевской
«оттепелью», совпавшую с внедрением в отечественную экономику достижений той,
еще первой волны, научно-технической революцией, для чего экономику страны
пришлось перестраивать, потому что прежняя, сталинская модель экономики таких
возможностей не давала. И если бы та волна прошла мимо нас, Советский Союз
ожидал неминуемый политический и экономический крах. Мы бы уже тогда безнадежно
отстали от США и Европы, которые радостно сожрали бы своего недавнего союзника
во Второй мировой войне. Мы не отстали, потому что вовремя вышли из
мобилизационной модели и получили колоссальный эффект.

Если сейчас у кого-то в Кремле есть понимание того, что так
можно и нужно действовать, и есть хотя бы общий план практических действий, то
можно надеяться, что нас ждет новый модернизационный рывок. Каким он будет – не
возьмусь предположить, поскольку не могу проникнуть в мысли наших «кремлевских
мудрецов».

К сожалению, исторический опыт показывает, что мобилизацию
иногда начинают без дальних мыслей и прицелов, а как средство для того, чтобы
законсервировать ситуацию. Очень плохо, если наше политическое руководство
имеет такие цели – оставить все как есть, а недовольных «забить кувалдой».
 Но забить можно, а вот мобилизационный ресурс через какое-то время
заканчивается, и не дай Бог нам дожить до краха, который неизбежно следует за
такого рода политикой. Надеюсь, что мы все же сумеем этого избежать.

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.