16+
Аналитика
14.06.2019
Наша научно-исследовательская база позволяет совершать прорывные открытия.
04.06.2019
Хватит перенасыщать исторический центр Нижнего фестивалями, надо подумать и о пролетарских районах.
14.06.2019
Необходимо запретить производство упаковки, которая не подлежит вторичной переработке.
13.06.2019
Власть должна наглядно объяснить нижегородцам выгоды раздельного сбора мусора.
13.06.2019
Власть добивается управляемости органов МВД на уровне регионов.
11.06.2019
Кремль превращается в публичное культурное пространство.
11.06.2019
Ни один руководитель не заинтересован брать на работу неадекватных специалистов, но…
10.06.2019
Открытые конкурсы как инструмент формирования правительства я считаю порочной практикой.
10.06.2019
Власти Дзержинска должны исправлять то, о чем не могли получить информацию.
07.06.2019
А у Нижегородской области объем заимствованных средств в последнее время снижается.
07.06.2019
Его о чем-то спросили, он что-то ответил. Трудно говорить о включенности президента в ситуацию с взрывами в Дзержинске.
06.06.2019
«Мусорная реформа» в Нижегородской области: сделано процентов 10-15.
6 Февраля 2019
1121 просмотр

Модель обвинения начала рушиться

Модель обвинения начала рушиться

В экспериментальной науке встречается явление, о котором очень не любят говорить, но о существовании которого знают все причастные к этой сфере исследователи. Явление это состоит в подгонке экспериментальных данных к желаемому результату.

Порой случается так, что красивая теоретическая модель в ходе экспериментальной проверки начинает вступать в противоречие с прогнозируемыми результатами. Казалось бы, следует просто отказаться от этой не выдержавшей проверки модели. Но на ее разработку и исследования было потрачено много времени и сил, да и ожидания в среде коллег от заранее ожидаемых результатов слишком высоки. И вот, вместо того, чтобы публично сообщить об отрицательном результате, а в научном исследовании отрицательный результат тоже имеет познавательную ценность, исследователь начинает отбрасывать одни неудобные экспериментальные данные, чуть-чуть подправлять другие и оставлять третьи, которые ложатся в канву выдвинутой гипотезы. Так происходит фальсификация научного знания, когда за истину выдается ложь.

Эта печальная аналогия невольно приходит на ум, когда знакомишься с последними событиями на суде по делу Олега Сорокина. Создается впечатление, что этот процесс внезапно начал, в буквальном смысле, сворачивать свою деятельность. Сторона обвинения начала отказываться от вызова ею же заявленных свидетелей. А уже допрошенные ее свидетели давали в судебном заседании не совсем те показания, которые были записаны на предварительном следствии.

Эти разночтения были озвучены на самом заседании, и они были очевидны. Однако суд не стал исследовать их причины и доискиваться истины. Появилась реальная опасность, что выявленные в ходе такого анализа факты могут разрушить выстроенную схему стороны обвинения. Стройная модель обвинения начала рушиться. После чего эта стадия процесса практически прерывается на половине: из 25 заявленных свидетелей допрошено всего 12.

В этой связи встает вопрос, а насколько прочна и внутренне непротиворечива доказательная база стороны обвинения. Почему она не прошла во всей полноте проверку на истину?

Не повторяется ли на наших глазах печальная практика недобросовестных ученых, когда текущие результаты исследования подгоняются ими под заранее ожидаемый результат?

По теме
06.06.2019
В основе чрезвычайных происшествий на предприятиях Дзержинска – кадровые проблемы.
05.06.2019
Нового главу минздрава Нижегородской области выберут из реальных кандидатов.
05.06.2019
Число техногенных катастроф, подобных взрывам в Дзержинске, будет расти.
04.06.2019
Бочкарев ярко работал с населением на протяжении всего электорального цикла.
Подборка