16+
Аналитика
28.07.2020
Причина недовольства нижегородцев благоустройством города – в профнепригодности чиновников.
06.08.2020
Недееспособность власти, которую мы видим в Нижнем Новгороде, – предвестник серьезных политических потрясений.
21.07.2020
Совершенствование дорожной сети предполагает временные неудобства.
21.07.2020
Крупные проекты приходится осуществлять в живом теле города, но нельзя забывать и о комфорте жителей.
21.07.2020
К процессу обновления дорожной инфраструктуры Нижнего Новгорода я отношусь с пониманием.
16.07.2020
Правительство Нижегородской области заинтересовано в эффективности и прозрачности закупочных процедур.
15.07.2020
«Нижегородский водоканал» пытался подогнать условия конкурса под заранее определенного подрядчика.
15.07.2020
Гордума должна проверить аффилированность их руководителей с победителями торгов.
10.07.2020
Работа с рейтингами в Нижегородской области поставлена на эффективную основу.
08.07.2020
Мэрия Нижнего Новгорода демонстрирует отсутствие эффективной системы управления.
07.07.2020
Нижегородцам не пришлось рисковать здоровьем, чтобы выразить свое мнение относительно поправок к Конституции.
07.07.2020
Дистанционный формат пришелся по душе нижегородцам, а подготовка голосования в регионе была эффективной.
22 Февраля 2006 года
372 просмотра

Молчание ягнят, или За что несет ответственность министр обороны Иванов

5496 – столько подписей стоит сегодня под заявлением на имя президента России с требованием отставки министра обороны РФ Сергея Иванова.

Если учесть, что потенциальными сычевыми могут стать тысячи молодых людей по всей стране (до указа президента о весеннем призыве, по которому на срочную службу в армию и флот заберут более ста пятидесяти тысяч человек, остались недели), то цифра собранных подписей – смехотворная. По данным Комитета солдатских матерей, ежегодно «вследствие превышения своих полномочий и халатности офицеров и от дедовщины среди военнослужащих срочной службы в нашей стране гибнет более 1000 человек и около 5000 солдат дезертирует из-за побоев и издевательств». Эти данные приведены в том самом заявлении, которое появилось в интернете как реакция на дикую трагедию, произошедшую в Челябинском танковом училище.

Если учесть, что у этих мальчиков, будущих солдат и объектов издевательств "дедов", есть как минимум матери, то вопрос "почему" — почему сограждане столь индифферентны к требованию отправить в отставку министра обороны, становится особенно любопытным. Тем паче, что недавнее выступление министра в Государственной думе не оставило никаких сомнений в том, что министр своей ответственности не понимает и не принимает (недаром он предложил разделить ее всем остальным гражданам страны, включая тех, кто пока ходит в детский сад).

«Молчание ягнят» можно объяснять по-разному, в том числе и тем, что ягнятам не свойственно громко заявлять о своей позиции. Однако констатации мало что дают. Между тем в газетах и в интернете появилось немало рациональных объяснений, почему требование об отставке С. Иванова не имеет под собой оснований. А именно: виноват не он, а дежурный офицер, который должен был в ту злополучною для Андрея Сычева новогоднюю ночь находиться в казарме; виноват дежурный офицер по училищу, начальник училища, генерал, руководящий танковыми войсками, главнокомандующий сухопутными войсками; виноват военный комиссар, призвавший Сычева в армию; виноваты военные медики, не усмотревшие у него варикозного расширения вен, виноваты врачи училища, госпиталя, больницы. Короче, виноватых – пруд пруди. При чем тут министр, который сидит в Москве и за отморозков в одном отдельно взятом танковом училище отвечать не может и не должен?

Не может? Не должен? Может? Должен? Обязан? На самом деле все это вопросы не банальные, и ответы на них следует искать в законодательно-правовых актах, регулирующих деятельность высших руководителей государства.

Я — поискала. И должна вам сказать, что картина складывается прелюбопытнейшая, причем такова она не только в отношении министра обороны г-на Иванова, но и всех остальных высших руководителей, которым, замечу, мы, граждане, обеспечиваем из своих налогов далеко не бедное существование.

Если коротко – высшие руководители пребывают вне закона и действуют практически в условиях правового вакуума.

Итак, первое. Министр обороны, как и все министры, вице-премьеры и председатель правительства РФ, не подпадают ни под действие федерального закона «О государственной гражданской службе РФ», вокруг которого так много было сломано копий в 2004 году, ни под действие федерального закона «О системе государственной службы РФ» 2003 года (включающей и военную), коими устанавливаются «правовые, организационные и финансово-экономические основы» этой самой службы.

Дело в том, что перечисленные высокие руководители, включая господина Иванова, государственными служащими не являются, но именуются «лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов». Однако их деятельность основными федеральными законами, касающимися «полномочий федеральных государственных органов» – так написано – «не регулируется». Таким образом, все громогласные заявления о том, что новый закон о госслужбе наконец-то четко прописывает права, обязанности и ответственность чиновников, в том числе в отношении коррупции, использования государственного офиса в личных целях, ограничения после увольнения и так далее, к министрам никакого отношения не имеют.

Нет этих «лиц, замещающих государственные должности», и в указе президента «О реестре должностей федеральной государственной гражданской службы», подписанном аккурат накануне нового года – 31 декабря 2005-го. Более того, читая этот указ, ты вообще перестаешь понимать, кто и за что отвечает в нашей поднебесной. Скажем, в преамбуле сказано, что «на руководителя (заместителя руководителя) федерального органа исполнительной власти возлагается исполнение контрольных и надзорных функций с указанием в наименовании должности сферы деятельности». Оставим в стороне эту невнятицу «с указанием в наименовании должности…». Но кто же этот руководитель органа исполнительной власти? А бог его знает, одно точно: не министр.

Чем же регулируется деятельность Сергея Иванова и его коллег по министерским должностям? Этот мой вопрос, заданный в приватной беседе одному такому большому начальнику, загнал его в тупик. «Законом о правительстве», — ответил он, чуть подумав. Посмотрела. Общие слова. Об обязанностях и ответственности конкретных министров – ни слова.

Тогда, может быть – коли речь идет о министре обороны, — законом «О воинской обязанности и воинской службе»? А-а, этот закон – про наших мальчиков, про то, что такие, как Андрей Сычев, обязаны и что с ними будет, если не выполнят.

Есть в этом законе, правда, статья 4: «Обязанности должностных лиц органов государственной власти и организаций по обеспечению исполнения гражданами воинской обязанности». Но и она – никак не о министре и даже не о его замах, в законе упомянуты всего лишь «руководители, другие ответственные за военно-учетную работу должностные лица».

Хорошо, думаю, Министерство обороны, вместе с другими силовыми и внешнеполитическими ведомствами, входит в так называемый президентский блок, и министр обороны подчиняется непосредственно президенту. Следовательно, в президентских указах и следует искать определение обязанностей и сферы ответственности министра обороны. Тем паче, что президент является Верховным Главнокомандующим (статья 87 Конституции РФ) и, что не менее важно – «гарантом прав и свобод человека и гражданина» (статья 80). Следовательно, и гарантом права рядового Сычева не стать калекой во время прохождения воинской, то есть государственной, службы.

Что же, коли министр обороны лишь «лицо замещающее», то ответственность за дедовщину в армии несет президент? Несет. Но, как известно, отправить в отставку президента можно путем либо импичмента, либо переизбрания. Понятно, что история рядового Сычева основанием таковых действий не станет.

К тому же «лица, замещающие государственные должности», потому и «замещают», что являются политическими назначенцами, то есть избранный президент делегирует им полномочия по руководству государственными органами. Следовательно, если президент делегировал эти полномочия (а президенту, в свою очередь, эти полномочия делегировали избиратели, ибо «единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ» — статья 3 Конституции), то он же может эти полномочия у С. Иванова забрать и передать Пупкину, которого назначит министром обороны.

С этой точки зрения заявление с требованием об отставке министра обороны, обращенное именно к президенту, совершенно оправданно.

Проблема – с обоснованиями этого требования: «Мы требуем немедленной отставки Министра обороны Российской Федерации Сергея Иванова, не справившегося с выполнением своих должностных обязанностей в сфере создания достойных человека условий службы и армейской дисциплины», — говорится в заявлении.

Но где написано, что в сферу должностных обязанностей Сергея Иванова входит «создание достойных человека условий службы и армейской дисциплины»? Продолжаю поиски.

С законами разобрались – ни один из трех федеральных законов к нашему министру отношения либо не имеет, либо никак его обязанности не прописывает. (А жаль, поскольку в четвертой статье закона о государственной гражданской службе – «принципы гражданской службы», «приоритет прав и свобод человека и гражданина» записаны под пунктом номер один.)

Идем дальше – на сайт Министерства обороны РФ. Там вывешен указ президента (недавний, от августа 2004 года) – «Положение о Министерстве обороны Российской Федерации», в котором в восьмидесяти двух пунктах (82!) перечисляются полномочия ведомства. И еще в шести пунктах – права министерства. Конечно, «полномочия» — не совсем то же, что «обязанности», или, тем более, «ответственность». И тем не менее, в пункте № 39 нахожу, что Министерство обороны «обеспечивает укрепление правопорядка и воинской дисциплины в Вооруженных Силах», а в пункте № 43 — Министерство обороны «реализует меры правовой и социальной защиты военнослужащих».

Очевидно, что в случае с рядовым Сычевым Министерство обороны этих своих полномочий не выполнило, что как минимум подпадает под действие Административного кодекса.

А что же наш министр? Часть третья положения о Министерстве обороны гласит: «Министр несет ПЕРСОНАЛЬНУЮ ответственность за решение задач и реализацию полномочий, возложенных на Минобороны России и Вооруженные Силы, и осуществляет свою деятельность на основе единоначалия». Опаньки! Не только министр обороны Иванов несет ПЕРСОНАЛЬНУЮ ответственность за неисполнение полномочий министерства в части пунктов № 39 и 43, но он к тому же осуществляет свою деятельность на основе ЕДИНОНАЧАЛИЯ, единолично управляет, единолично властвует – то есть принимает решения и несет ответственность лично и не может переложить ни то (решения), ни другое (ответственность) на кого-либо еще. Да, конечно, указ не закон, и по суду министра Иванова нельзя привлечь к ответственности. Только президент, подписавший это положение, имеет право уволить министра Иванова.

Поэтому обращенное к президенту заявление с требованием отставки министра обороны Сергея Иванова в связи с дедовщиной в армии и конкретно — с трагедией рядового Сычева совершенно легитимно и обоснованно, – оно обосновано прежде всего самим «Положением о Министерстве обороны РФ», которое, в свою очередь, является указом Верховного Главнокомандующего В. Путина. Просто текст должен звучать точнее. Примерно так:

«Мы требуем немедленной отставки Министра обороны Российской Федерации Сергея Иванова, не справившегося с выполнением своих должностных полномочий по обеспечению правопорядка, воинской дисциплины, правовой и социальной защищенности военнослужащих в Вооруженных Силах». Звучит, может, и не так красиво, как «создание достойных человека условий службы», но зато – в точном соответствии с регулирующим документом.

Это, конечно, вовсе не значит, что Путин отправит Иванова в отставку. Скорее всего, не отправит. Но есть легальные основания для того, чтобы этой отставки требовать. Сергей Иванов несет ровно такую же ответственность за трагедию рядового Сычева, как и дежурный офицер по казарме. Вот и надо отвечать.

Оригинал этого материала опубликован в Ежедневном Журнале.

По теме
06.07.2020
Уровень явки и поддержки изменений Конституции в Нижегородской области связан с работой губернатора.
06.07.2020
Электронное голосование в Нижегородской области прошло на очень высоком уровне.
06.07.2020
Голосование показало, что не только молодежь в Нижегородской области знакома с азами компьютерной грамотности.
03.07.2020
Результаты голосования в регионе по поправкам к Конституции укрепляют позиции губернатора.