16+
Аналитика
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
2 Февраля 2007 года
197 просмотров

Момент белорусской истины

Ситуация вокруг газово-нефтяных перипетий во взаимоотношениях с неизменно “братской” республикой Беларусь составила российским обывателям прекрасную интригу на период удлиненных “единороссами” новогодних каникул. Если в прошлом году пьяные деды морозы, занесенные зимним снегом елки, обветренное оливье и бой пафосных курантов соседствовали с интеллигентным лицом глумящегося над украинскими бюрократами пресс-секретаря “Газпрома” Сергея Куприянова, то в этом году та же комбинация получила иное неожиданное наполнение в виде ежедневных сводок с мест извилистых изгибов советских труб, доставляющих по назначению проплаченное клиентами “черное золото”.

Причем, в первые минуты у многих наблюдателей, коротавших последние часы 2006’го перед телевизионными экранами, закономерно наступал эффект “дежа-вю”. Как же так? Снова Алексей Миллер, главный менеджер “национального достояния”? Снова беспрестанно говорящее лицо пресс-службы, подозрительно напоминающее одного известного своими “доброкачественными генами” заключенного краснокаменской колонии? Только вот в роли клоунов уже не оранжевые завсегдатаи Майдана, не выкормыши дяди Сороса, не марионетки Вашингтона, но очень даже союзные белорусы. Почему так? Однако, “самоплагиат” закончился еще до демонстрации путинского обращения.

Делегированный Александром Лукашенко премьер-министр Сидорский рапортовал о благополучном заключении сделки с российскими партнерами, решившими таки раскошелиться на постепенную, занимающую несколько лет покупку акций “Белтрансгаза” по заведомо завышенной цене. Люди спокойно отплясали новогоднюю ночь, правда от запойной недели их удержал следующий крутой виток геополитического конфликта региональной величины. Обидевшийся “батька” приказал своему Кабмину выработать адекватные ответные меры и вскоре новостные ведущие с дрожью в голосе лепетали о страшных таможенных сборах на нефтяной транзит в Европу, установленных белорусской стороной в обход правил мировой торговли, в противовес имевшимся международным договорам, да еще и задним числом.

Вместо пропавшего из эфира Куприянова, зритель получил президента компании “Транснефть” Семена Вайнштока. И именно последний, при непосредственном подыгрывании свирепых соседей Смоленской области, был вынужден несколько дней развлекать похмельный народ, коему подбрасывали прекрасный триллер, связанный с незаконным белорусским воровством топлива, копировавшим приснопамятный отбор содержимого газовых труб апологетами Виктора Ющенко. Интересно, почему Вайншток сам говорил на камеру? Неужели под рукой не было хотя бы одного цивильного работника пресс-службы? Или прошлогодний подвиг Куприянова мог повторить только сам Куприянов? Впрочем, это неважно.

Пока телевизионная аудитория развлекалась “загогулинами” энергетических сражений, мечта многих имперски-мыслящих патриотов о воссоединении трех основополагающих славянских народов, трещала по швам и накрывалась медными тазом. Некоторые из них впоследствии ругались, выкрикивали матерные выражения и наверняка немногие интересовались, а способна ли была изначально ветхая конструкция устоять под напором  сильного порыва ветра?

В настоящее время на дворе уже практически начало февраля. Заново подписанные двумя главами правительств торговые соглашения, регулирующие правила энергетического транзита через пространства бывшего клочка СССР, отнюдь не свели на нет последствия всплывших противоречий. Совсем недавно отдельные представители российского политологического сообщества, приближенные к кремлевским башням, коим теперь приходится, используя самые разнообразные приемы пиара, сглаживать острые углы между господами Путиным и Лукашенко, восторженно голосили о том, что единое государство, выстроенное на союзнических началах, увидит свет еще до 2008 года.

Чем же аргументировалась их уверенность? Одними лишь клятвенными заверениями в вечной дружбе, по нескольку раз  в месяц произносившимися “батькой” с самого 1993’го? Глубинным осознанием общности российско-белорусских судеб, имеющих древние, почти генетические корни? Чем еще? Идея отчасти былинного “собирания земель”, первым этапом какового должно было стать воссоединение Великой Руси с Белой Русью, витает в воздухе 15 с лишним лет. Но много ли политических шагов было реально предпринято в этом направлении? Увы, немного.

Миф о слиянии воедино Большого Брата и незаконно отторгнутой от него новоиспеченной страной порожден демагогическими приемами пропаганды, некогда бывшей выгодной каждому из заинтересованных полюсов. Российские СМИ формировали мнение населения союзника номер раз, белорусские – по кирпичику строили сознание населения союзника номер два. Стало быть, исторически и этнографически братские народы, приучали любить друг друга максимально страстно, подталкивали к мыслям о неотвратимом единении, которое сейчас стало походить на прозрачный мыльный пузырь, готовый лопнуть в любой момент.

Пока рядовые обыватели жили иллюзорными картинами грядущего “собирания земель”, прагматичные кремлевские чиновники, задавались закономерными вопросами. Почему, по прошествии стольких лет образцово-показательного сотрудничества, беспрецедентно высокого беспошлинного товарооборота, экономической помощи, всяческих акций поддержки миниатюрного диктаторского режима и опеки ненавидимого Западом правящего класса, территориального слияния не происходит? Более того, отдельных его элементов разыскать невозможно. Где присоединение к практике ЕЭП? А где общая валюта с одним эмиссионным центром в Москве? И где российско-белорусский Парламент? Почему нет общей Конституции? Даже примитивного референдума о конкретном объединении, о присоединении к России по образцу приднестровского, абхазского или южноосетинского – и то не предвидится. Чем ограничивается существующее на словах союзничество? Безвизовым режимом въезда, диктуемым одним партнерством на уровне СНГ, договоренностями о коллективной системе обороны, вытекающих из того же СНГ и пресловутым Таможенным союзом под эгидой ЕврАзЭС, считающимся особенно одиозными белорусскими политиками разрушенным после введения 7’го декабря российской нефтяной пошлины. Неужели перечисленные результаты – интеграционный максимум?

Движение, набиравшее обороты в течение позорных 90’х, вдруг застопорилось. Много лет российские власти поддерживали и морально, и материально стабильное положение белорусских элит, получая взамен одни лишь наигранные расшаркивания да реверансы, преподносимые в устной форме, не влекущие никаких значимых последствий в виде юридически оформленных, документально состоятельных поступков. Поэтому, устав от бесконечного “бла-бла-бла”, столоначальники задались обозначенными выше вопросами и принялись переходить к жестким мерам воздействия.

Самодержца Александра Григорьевича грубо вырвали из привычной среды обитания и освежили холодным душем, предполагающим решительный, немедленный выбор. Или он перестает стоять на пути рождения государственного союза, или ему прекращают оказывать былую щедрую помощь. Понятно, что в подобном тоне с вождем из Минска, привыкшим позволять себе любую роскошь и не нести прямой ответственности за содеянное, разговаривали редко.

Сперва лояльное олигархическое окружение Путина оповестило его о нефтяной пошлине, затем – о рыночных условиях снабжения природным газом, характерных для незалежной Украины-Галиции и проамериканской Грузии-Джорджии. Разумеется, шкурные, якобы компрадорские, либо плутократические интересы финансовых отделов “Газпрома” и “Транснефти”, стояли не на первом плане. Во главу угла была справедливо помещена ее величество, Политическая Целесообразность, обслугой коей выступают крупные бизнесмены, отвечающие за экспорт энергоресурсов.

Сбивая рейтинг постсоветских правителей, ставя их в крайне невыгодные капиталистические условия взаимоотношений, Кремль жаждет показать бесследное исчезновение той поры, когда РФ, страдающая от нищеты большинства населения, коррупции взяточников и разгула преступности, позволяла себе всецело, в ущерб своим гражданам, содержать соседей, закрывая глаза на их хамское поведение вместе с вполне ощутимыми денежными задолженностями.

С какой стати былая метрополия должна продолжать кормить колонии так, как она делала это во времена Советского Союза? Почему жители центральной полосы России снова должны получать меньшее количество благ, отдавая все лучшее уже и не национальным окраинам, а нагловатому “ближнему зарубежью”?

Прагматичные принципы политического поведения подсказывают вполне циничную тактику, укладывающуюся в пределы общей интеграционной стратегии. Тем, кто готов с нами сотрудничать и в перспективе идти на территориальное вливание в российское федеративное тело, мы готовы продавать нефть, продавать газ по льготным ценам, мы готовы оказывать финансовую поддержку, мы готовы обеспечивать рынок сбыта не самых качественных товаров, мы готовы выступать гарантами безопасности. Остальным же говорим вынужденное “до свидания”, принуждая платить по суровым законам прямой рыночной конкуренции и по желанию, игнорируем приток произведенного легкой промышленностью, находя другие источники импорта. Присягнувших на верность Госдепу можно спокойно ставить в неприятную зависимость от поставок энергии, делать жертвами эмбарго и подвергать постоянному осуждению на уровне МИДа.

США борются с теми, кто противоречит их геополитическим планам антигуманными, противоправными способами, игнорируя мнение ООН и прочих организаций схожей направленности. Отчего бы нам не начать аналогичную борьбу, не выходя при этом за рамки права, закона, гуманизма и морали? Никаких бомбардировок, оккупаций в ответ на провокационные выпады близлежащих стран. Лишь чистый прагматизм, подразумевающий расчетливость, трезвость подходов. Мы верили белорусскому лидеру и потому помогали ему. Правда, доверчивость должна получать некую подпитку. Без подпитки она склонна улетучиваться. Что и произошло. И все же, по каким причинам столь истово ратовавший за единство Лукашенко вдруг оказался губителем собственных политических порывов?

Секрет переменчивости его настроений не так уж заковырист. Скажем, есть версия о том, что Лукашенко рвался в Российскую Федерацию, ретиво предлагал себя и свой народ лишь затем, чтобы впоследствии вытребовать пост вице-президента объединенного государства, де-факто занять нишу “преемника” старого, больного, спившегося Ельцина ради получения контроля над всей 1/6 частью суши. Смиренно подождать смерти “царя Бориса” и сесть на его трон – что может быть заманчивее? В конце концов, безвольному демократу можно было и помочь уйти в мир иной. А поскольку на территории Белоруссии большая часть жителей до сих пор отдает предпочтение коммунистам, электорат КПРФ значительно бы вырос и совместная Госдума приобрела бы красный окрас партии-доминанта. Получился бы весьма экзотический расклад: Лукашенко – первое лицо государства, Зюганов – второе, общая российская внутриполитическая ориентация – диктаторское “наведение порядка” с опорой на полицейские методы, общая российская внешнеполитическая ориентация – изоляционизм, конфронтация со всем остальным миром за исключением третьих стран. Именно тоскуя по несбывшимся очертаниям будущего, думские коммунисты бросаются на защиту “батьки”. Возможно, он многое им пообещал в неформальном тоне.

Не нужно быть корифеем аналитики, чтобы констатировать – положение вещей изменилось. Появление молодого, энергичного, здорового Путина навсегда разрушило мечты Лукашенко. А когда выходец из КГБ принялся выстраивать властную вертикаль, разделяя страну на округа, вводя институт полпредов, реформируя Совет Федерации, приводя законодательные акты субъектов РФ в соответствие с общефедеральными и укрупняя территории, “батька” понял: максимум на что ему позволено рассчитывать, входя в состав России – должность главы региона.

Может его не станут унизительно именовать “губернатором”, может ему позволят оставаться “президентом” национальной республики. Но даже подобный вариант поставит белорусского “отца народа” на одну ступень с татарским Шаймиевым, башкирским Рахимовым и якутским Штыровым. То есть, опустит его достоинство, понизит статус. Путин будет волен при желании отправить его в отставку, будет волен не выдвигать кандидатуру Лукашенко на утверждение законодательного собрания Белоруссии. Зачем гробить самого себя своими же руками? Лукашенко прекрасно осознает: лучше быть первым парнем на деревне, чем последним в городе. И сельское происхождение играет немаловажную роль в его понимании этой истины.

Впрочем, давайте дадим слово самому “виновнику торжества”:

“А когда мы обещали, что вступим в состав России? Никогда. Я об этом никогда не говорил. Я не хочу похоронить суверенитет и независимость моей Беларуси, как первый президент страны. Ведь меня избрали Президентом – это как свидетельство независимости нашего государства”.

Далее, Лукашенко объяснил, какими соображениями диктуется его нежелание подвергать сомнению признанный, задекларированный суверенитет:

“Так чего вы хотите тогда? Какое государство вы хотите построить? Вы хотите включить нашу Беларусь в состав России и сделать ее губернией? Издеваетесь, что Лукашенко, мол, никогда не пойдет на то, чтобы потерять власть и стать губернатором. А что, Путин готов сегодня отказаться от поста президента и стать губернатором? Так в чем вы меня упрекаете?”

Приведя здесь подобные цитаты, можно совершенно обоснованно заметить: сущность поведения белорусского президента зиждется на его непомерных, диктаторских, деспотических, генсековских и почти императорских амбициях. Делиться своими полномочиями с кем-либо? Переставать быть единоличным властителем покорной Родины? Ну уж нет. В ельцинскую декаду он мог себе это позволить, идя на риск под влиянием грядущего куша в виде властных просторов огромных размеров. Сейчас – нет. Лукашенко играет на себя, работает на себя и печется лишь о своих личных привилегиях. И даже если народ, сувереном которого он себя мнит, вздумает присоединится к многонациональному сообществу граждан РФ, восстановить историческое единство, преодолеть последствия Беловежского сговора 1991’го года, Александр Григорьевич сделает все от него зависящее, отдаст приказы любой степени жестокости, лишь бы не дать свершиться воле народа. Фактически, он повторит преступление кучки мерзавцев, собравшихся в резиденции Вискули, вопреки гласу 300 миллионов людей. Тех, против кого столь яростно выступает на протяжении десяти лет. Приравняет себя к продавшему душу атлантистам и мондиалистам Станиславу Шушкевичу.

Завершая же повествование, хочу заметить: я всецело уважаю Лукашенко, я считаю его талантливым руководителем, сумевшим собрать довольно эффективную экономическую модель, решить многие социальные вопросы, репрессивными мерами победить организованную преступность, привести в полную конкурентоспособность армейскую машину, смело противопоставить себя плотоядной Америке, идеологически взлелеять советское прошлое, отвергнуть всякую русофобию, свойственную его европейским и азиатским коллегам. Посещая Белоруссию, я всякий раз отмечаю: там приятно находиться, там действительно есть чистые улицы, спокойная жизнь, сытые люди.

Однако трагедия событийного момента заключается в том, что вотчина Лукашенко – исконно российская, славянская земля, насильно отторгнутая. Она должна вернуться в состав правопреемницы Советского Союза и Российской Империи. Лишь скрепив союз, убрав фальшивые границы, добившись политической конвергенции, можно выполнить геополитическую задачу. Что становится практически невозможным до тех пор, пока обладающий значительной политической волей Лукашенко, опьяненный властью, вседозволенностью, находится на своем посту. Его можно понять, но с ним нельзя согласиться.

Вспоминая замечательного геополитика Хэлфорда МакКиндера, являющегося подлинным идейным учителем Збигнева Бжезинского, необходимо констатировать: политическая вершина Хартленда, сердца Евразии, не должна существовать без господства над Римлендом, береговой зоной, каковую Запад, НАТО, Евросоюз, жаждут превратить во враждебный РФ пояс, в некий санитарный кордон. У них получилось завладеть Киевом через Ющенко, у них получилось завладеть Кишиневом через псевдокоммуниста Воронина, у них получилось пустить корни в Тбилиси через англоязычного грузина Саакашвили. А в настоящий период, у них может получиться захватить еще одну частичку Римленда, переманив на свою сторону Лукашенко, испугавшегося потери положения.

Успевший миновать момент истины прекрасно продемонстрировал крен в мировоззрении, случившийся у белорусского лидера. Задача внешнеполитических департаментов России – не допустить вестернизации Беларуси, спасти братский народ от попадания под иго США, а затем, еще раз предельно доходчиво разъяснить Александру Григорьевичу, перед какой альтернативой он находится и в какой омут может рухнуть. В случае провала дипломатических переговоров, придется с сожалением искать другого Лукашенко. Более похожего на защищающих непризнанные республики Багапша, Кокойты или Смирнова. Более преданного идее реставрации имперской структуры, нежели удержанию власти ради самой власти. Более честного, искреннего и понимающего, что иногда личной эгоистической выгодой следует жертвовать.

По теме
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.