16+
Аналитика
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
12.02.2020
Работы по рекультивации шламонакопителя «Белое море» полностью завершены, но проблем остается еще немало.
11.02.2020
Нижегородская ситуация с РЖД – пример несовпадения интересов федеральной структуры и интересов региона.
11.02.2020
Лучше или хуже станет Стрелка после появления ледовой арены, можно будет сказать лет через тридцать-сорок.
28 Мая 2019
1253 просмотра

Мотив имеет значение

Василий Козлов
доктор экономических наук, профессор
Мотив имеет значение

Почти 30 лет назад (в 1992 году) в Нижегородской области была предпринята первая попытка конкурсного отбора в Правительство области. В то время, в статусе зам. губернатора, я был руководителем департамента экономики и прогнозирования (в дореформенный период Облплана) численностью 150 человек.

Мы с губернатором и коллегами отчетливо понимали, что новые задачи требуют новых людей. Поэтому был объявлен и проведен конкурс.

Начали с большого интервью в газете «Биржа» статья с интригующим названием «Требуются яйцеголовые» вызвала большой интерес. На это необычное обращение в течение двух недель откликнулись порядка шестидесяти кандидатов. Мы сформировали из них пять групп по двенадцать человек и попросили сформулировать стратегические задачи, которые, на их взгляд, требуется решать в ближайшее время. Для этих людей мы организовали игровую ситуацию и в течение двух недель наблюдали в динамике этот коллективный мозговой штурм. Одновременно проверяли их бэкграунд, оценивали наработанный опыт, тестировали с привлечением психологов.

Уже сама динамика этого отбора принесла нам много интересных идей. В конечном счете мы отобрали двенадцать человек, которых приняли на работу в департамент экономики и прогнозирования.

То есть, нельзя сказать, что используемый сегодня в Нижегородской области инструмент подбора кадров под названием «Команда правительства» использует совершенно новую идею. В 90-е годы это действительно была свежая кровь, а выбранная форма работы дала возможность выявить ярких людей, которые впоследствии имели хорошую карьеру. Они очень удачно вписались в наш коллектив, тем более что за время конкурсных процедур у них выстроились связи для командной работы.

Отмечу, что в нашем случае конкурсный отбор был более компактным, чем применяемый сейчас, – без длинной многоэтапной процедуры. Но при этом сказать, что он дал худший результат, я точно не могу.

Тогда было много желающих именно внести вклад, принести пользу. Не было корысти, не было поиска служебной выгоды. Было желание что-то изменить к лучшему, применив все свои знания и навыки.

Сейчас же в конкурсных процедурах участвует очень много «карьерных» людей – я видел по составу, что часто это люди уже имевшие практику работы в органах исполнительной власти, преследующие задачу повысить свой статус. То есть, мотивы у них в большей мере административно-карьерные. Это во многом борьба за место, за статус.

Мы же собирали людей, даже не упоминая о должности – расстановка происходила уже потом, в зависимости от проявленного профессионализма. Вот в этом разница.

Когда мы говорим о должностях, мы невольно программируем, поощряем карьерную нацеленность, привлекая часто людей, которых более заботит номенклатурная позиция, чем общественное благо.

Судить об успешности конкретных назначений, которые состоялись с использованием механизма «Команды правительства», я не берусь.

Но, при взгляде извне на работу областного кабинета, существенно обновившего состав, заметны изменения связанные с процедурами открытого типа. Если раньше мы могли обвинять правительство в замкнутости, в неготовности идти навстречу гражданскому обществу, то сейчас многие вопросы решаются с привлечением к обсуждению активистов и экспертов со стороны. И движение к диалогу в большей степени демонстрируют управленцы, рекрутированные через конкурс – благодаря тому, что они сами прошли через похожие процедуры и готовы прислушаться к мнению коллег, если это позволяет более эффективно решать стоящие перед городом или регионом задачи.

Стоит вспомнить, что и сама Стратегия развития Нижегородской области писалась с привлечением большого числа экспертов. Губернатор называл впечатляющие цифры – тысячи людей принимали участие в обсуждении этого документа, пусть и не были непосредственными разработчиками. Эти процедуры сегодня стали уже обыденными и продолжаются в виде встреч рабочих групп по разным направлениям Стратегии.

Я, например, завтра иду на встречу в Арсенал, где эксперты при участии городских департаментов, разбившись на секции, будут обсуждать перспективы развития Нижнего Новгорода. И таких встреч проводятся десятки.

Поэтому главным позитивом конкурсных процедур я бы назвал даже не привлечение конкретных людей в органы власти, а возникновение этой открытости, этого общения.

Назвать каких-то очень ярких лидеров в горадминистрации или региональном правительстве я пока затрудняюсь, несмотря на то, что, по словам замгубернатора Андрея Бетина, в эти структуры благодаря «Команде правительства» трудоустроено 120 человек.

Стоит отметить и еще один момент. Даже Алексей Алехин, который после победы в президентской программе «Лидеры России» возглавил новый региональный департамент туризма и художественных промыслов, оказался в довольно неловкой ситуации. Я общался с ним по вопросу одного проекта, и остро заметил, что старый аппарат отнесся к новичку не очень благожелательно, чувствовалась серьезная напряженность. И, возможно, именно из-за выдавливания со стороны старых сотрудников Алехин и ушел с этой должности.

То есть, обновление давно существующих структур проходит отнюдь не без стрессов и напряжений.

Но дело это хорошее и полезное, движение в этом направлении стоит продолжать и впредь, обращая особое внимание на умение работать с коллективом, на soft skills. Сегодня ни личностная, ни профессиональная компетентность не является достаточной, если люди не могут работать дружно и бесконфликтно.

Удалось ли решить эту задачу имплантации новых сил в систему со старым кадровым составом, это вопрос, на который еще рано давать окончательный ответ. Нужен еще, по крайней мере, год, чтобы понять, не будет ли высокой текучести среди рекрутированных благодаря конкурсам – все заявляют об амбициях, но не все оправдывают ожидания. Для объективного анализа требуется больше времени.

А нашими наработками 1992 года – с игровой ситуацией и комплексной оценкой кандидатов, – насколько я знаю, пользовался Сергей Кириенко. Самое главное – процедура занимала меньше времени, проходила непосредственно под наблюдением заинтересованных руководителей. Участники конкурса чувствовали серьезную ответственность, когда на работу по итогам окончательного собеседования каждого принимал лично губернатор.

Это был удачный эксперимент, и хорошо, что он продолжается.

По теме
10.02.2020
Изменения Устава Нижнего Новгорода могут быть использованы для устранения нежелательных кандидатов.
07.02.2020
Нижегородцы как общество в целом не вовлечены в конфликт вокруг концепции благоустройства парка «Швейцария».
07.02.2020
Заметный рост промпроизводства в Нижегородской области по итогам 2019 года должен дать мультиплицирующий эффект.
06.02.2020
Если это невозможно, парку надо дать официальное название «Окский» или «Приокский».
Подборка