16+
Аналитика
24.05.2019
Расселение аварийного жилья – вовсе не основная задача.
24.05.2019
Он останется самой яркой фигурой на политическом небосклоне Нижнего Новгорода.
23.05.2019
Придраться к проекту «Команда правительства» не сложно.
23.05.2019
Эти два процесса идут в «Торпедо» параллельно.
22.05.2019
Мы слышим, что регион включен в нацпроекты, что придут деньги и все устроится – а конкретика не меняется.
22.05.2019
В Нижегородской области, как и во всей стране, фактически нет экономического роста.
21.05.2019
Если федералы подкидывают региону денег, то лучше иметь для этого два повода, чем один.
21.05.2019
Совмещение Дня города с Днем России снижает эффективность формирования региональной идентичности.
20.05.2019
Паспортизация нижегородских больниц – необходимый этап программы капремонта медучреждений региона.
20.05.2019
Мы постоянно меняем правила игры, даже в таких мелочах, как дата Дня города.
17.05.2019
Программа капремонта больниц должна помочь изменить ситуацию в нижегородском здравоохранении.
17.05.2019
Частая смена даты Дня города снижает его значимость.
12 Февраля 2019
49 просмотров

На выходе – ноль

Артем Фоменков
доктор исторических наук, доцент кафедры теории политики и коммуникации Университета Лобачевского
На выходе – ноль

На прошлой неделе в суде над Олегом Сорокиным, Евгением Ворониным и Романом Маркеевым начался новый этап. Выслушав половину свидетелей по эпизоду с Александром Новоселовым, суд почему-то решил приступить к допросу свидетелей по второму эпизоду - связанному с коммерческим подкупом.

Из гуманитарных соображений это можно было бы сделать раньше – когда возле суда постоянно дежурил реанимобиль ввиду плохого самочувствия обвиняемого Маркеева. В самом деле, дело о коммерческом подкупе его, равно как и Воронина, никак не касалось, так что заслушивать свидетелей можно было и в его отсутствие.

Сложно с уверенность сказать, чем объясняется своего рода «скачок» в процессе, поскольку дело о похищении Новоселова будет разбираться и дальше. Вполне возможно, это была попытка гособвинения переломить ход процесса в целом, ведь и впрямь пока убедительных доказательств вины подсудимых в похищении нет.

Доверие к суду отнюдь не увеличивается ни от того, что так и остается непонятной ситуация вокруг вопроса секретности части материалов дела, ни из-за расхождения показаний данных на следствии и в суде многими свидетелями обвинения, ни в связи со скандалом из-за использования одним из них «шпаргалки», полученной от неустановленного человека в форме. Кстати, где если уж не его имя и фамилия, то хотя бы оценка судом показаний свидетеля Дмитрия Колчина? А некоторые свидетели обвинения, пришедшие без шпаргалок, и вовсе дают показания в пользу обвиняемых.

Переход к рассмотрению эпизода о коммерческом подкупе начался с допроса засекреченного свидетеля. Проходило это все как будто под лозунгом «компенсируем секретностью недостаточность доказательной базы». Рассмотрение дела продолжилось допросом по видеосвязи свидетеля с неоднозначной репутацией Евгения Хана, ранее уже участвовавшего в подобных процессах – его показания тоже не вызывают большого доверия.

Со стороны складывается впечатление, что попытка бороться с Сорокиным с помощью таких экзотических методов, как вызов «засекреченных» и находящихся в неизвестном месте, а потому беседующих с судом по видеосвязи, свидетелей пока трудно назвать удачной. На выходе – ноль. А ведь опыт использования нестандартных методов, впервые примененный на процессе над Аль-Капоне, показывает, что доказательства, добытые с их помощью, должны быть вполне себе исчерпывающими. В противном случае никакие засекреченные свидетели не прибавят убедительности позиции обвинения, а скорее еще больше дискредитируют ее.

По теме
16.05.2019
Закон капитализма: чем больше зарабатываем, тем больше тратим.
16.05.2019
Готовящийся перенос Дня города вызывает у нижегородцев недоумение.
15.05.2019
Будет ли программа капремонта нижегородских больниц эффективнее программы капремонта МКД?
15.05.2019
Новому главе департамента потребуется сильная команда для их решения.